Витрина
Журналов

Лиски-Град №3

Комментарии
2

категория журнала | Жизнь

Лиски-Град №3

Судьбы людские...

Бренд: Лиски-Град

Автор: Елена Куликова

Дата издания: 15.08.2018

     Вот опять окно, где опять не спят.
Может -  пьют вино, может - так сидят.
  Или просто - рук не разнимут двое.
В каждом доме, друг, есть окно такое.
...Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем! 
(М. Цветаева, 1916г.) 
В его окне в последнее время тоже часто горел огонь. Он не гасил свет, жёг  ненавистное  электричество, и я знаю, почему! Он просто боялся умереть в темноте! Боялся, ч то в последнем взгляде в жизнь отразится непроглядная муть пустой комнаты.  
…Сейчас его здесь нет. Его увезли в дом инвалидов. Пришлось похлопотать, через  местный соцотдел  оформить все необходимые документы, дождаться путёвки и…Теперь скучаем. Чего-то не хватает, как будто что-то потеряли и не можем найти.  Глядя на его опустевший, холодный дом, смотрящий  на мир  пустыми глазницами  незанавешенных окон, и  сиротливо покосившийся на один бок, я вспомнила всё.
…Когда двадцать с лишним лет назад мы переехали жить в Лиски, дядя Саша уже был один. Жена, по словам новых соседей, женщи­на тихая, кроткая, оставила его на белом свете в одиночестве то ли ради наказания за ошибки в семейной жизни и очищения от грехов, то ли так Бог велел - и все тут. Одним словом, он был одинок. Ни жены, ни детей. Его однообразно-скучные дни пытался скрасить несуразный пес, неиз­вестно какой породы, не имеющий даже клички. Он звал его просто: Собака.
Поначалу отношения с пожилым со­седом не складывались. Его порой стран­ное поведение не только раздражало, но и настораживало. В один из дней он с ос­тервенением гонял по своему двору про­бравшуюся к нему чужую курицу. Когда та пролезла сквозь забор на наш участок, он стал срывать у себя с грядки перезревшие помидоры и швырять их, пытаясь пора­зить шустро двигающуюся рыжую цель. Досталось и окнам, и стене дома, и нашей кошке.
Мало-помалу мы познакомились поближе с "сумасшедшим" соседом. И все его странности постепенно сами собой разъяснились и сгладились, кроме одной: привычки разговаривать с самим собой. Чаще всего он делал это во время запоя. А пить в последнее время он стал все чаще и все сильнее...
Будучи физически очень здоровым и сильным человеком, дядя Саша со стра­хом и нескрываемой паникой встречал рез­кое ухудшение своего здоровья. Малейшая простуда валила его с ног, и он каждый раз отлеживался дома так долго, что начинал беспокоить соседей своим отсутствием. Кроме того, Собака начинала выть и ску­лить от голода. Тогда, преодолевая страх (а вдруг никто не откроет?), кто-нибудь шел постучать к дяде Саше.
Жив ли?! Вздох облегчения выры­вался из груди, когда сосед, весь оброс­ший, с болезненным видом, появлялся на пороге.
Его частые попойки опустошали и без того не туго набитые карманы: жил-то сосед на пенсию. Бывало, что до такой сте­пени "выпотрошится", что даже не из чего суп сварить. Придет с опухшими красными глазами и скажет скрипучим голосом: "Дай до пенсии ведро картошки и кочана два ка­пусты. А еще, если есть, кружку сахара...  "Ну, как не дать? Жалко до слез. За что же изводить себя так? Только ответа не дож­дешься: он не любитель душевных разго­воров.
Похоже, одиночество в какой-то сте­пени ему нравилось, а может, именно в нем он искал убежище от тех, кто желал ему по­мочь. Замкнутость, уже ставший привычкой "бобылевский образ жизни" не давали ему сблизиться ни с кем. Даже с женщинами. А ведь были такие, кто желал связать с ним остаток своих дней. Нет! Не верил он в ис­кренность их намерений. Было дело, "рас­кусил" он план одной из дочерей Евы: "Да­вай распишемся, - говорила она соседу, - только дом свой на меня переведи."   Вот и вся любовь...
День за днем проходили своим че­редом. Для одних - в радости или, на худой конец, -  в надежде, а для дяди Саши - в стра­хе и дурном предчувствии.
Он снова слег. Когда я принесла ему буханку хлеба, он даже не встал с дивана! Лишь повел мутными глазами в мою сторо­ну и сказал: "Видать, на этот раз мне не вы­карабкаться". Поджал губы, чтобы не было видно, как дрожит подбородок.
- Нельзя жить одному. Это страшно, - продолжал он говорить, делая паузы, еле-еле справляясь с одышкой. - Лучше пусть кто-нибудь за стеной сопит, хрипит, стонет, но не одному. - Он уткнулся в подушку ли­цом.
        Сердце мое сжалось в такой крохот­ный комок, что нечем стало дышать. Так захотелось присесть рядом и просто погладить по голове этого несчастного и беспо­мощного, как ребенок, пожилого мужчину. Сейчас он был не похож на себя: всегда строгий, неразговорчивый, теперь казался совершенно застенчивым и слабым.
        Пробивая хрипоту, застрявшую в  горле, я попыталась подбодрить его. Мы немного поговорили. Он успокоил­ся и попросил согреть чая. Когда я уходи­ла, он настоял:
- Не выключай свет в прихожей, пусть горит всю ночь. -Я поймала его взгляд - молящий, ис­пуганный.
- Завтра зайду, дядь Саш. Лечись, не хандри, все будет нормально. - Я ушла с теплым сердцем, но всю ночь не сомкнула  глаз. Свет из его окна лился прямо в наше окно напротив, отчего в пе­редней можно было спокойно передвигать­ся, различая  предметы.
          Думая о том, как он там,  невольно поймала себя на мысли, что вспо­минаю один из сюжетов старой телепередачи, помните, была такая - "Эк­стренный вызов"? Там рассказывалось о том, как спасатели пришли на помощь девяностолетней старушке, совершенно глухой, кото­рая пыталась через окно, кажется, седь­мого этажа, попасть на улицу. Ее заперли в квартире дети, ушли на работу, а внучка вовремя не вернулась домой. Похоже, бабуля решила, что ее бросили, и от отчаяния едва не вывалилась из окна на тротуар. Тогда еще в конце репортажа прозвучали слова: "А сколько ещё таких одиноких ста­риков в России, которым ничего уже не надо, кроме одного: слышать живой голос кого-то из близких..."
...Ночь тянулась без конца и края, и мысли роились в голове не праздные: ведь и мы станем такими же старыми, немощ­ными. Кто будет рядом с нами в эти мину­ты? И будет ли вообще? От кого и от чего зависит, какой окажется она, наша ста­рость? Помнят ли ещё молодые, не обременённые годами жизни дети о том, что  где-то  далеко, а может и вовсе рядом, находятся те, кто дал им жизнь, кто поднял их на ноги, выучил, помог достичь  высот, заслужить уважение? Помнят ли родителей, заботятся ли о них? А может, им – поседевшим, уставшим, больным  ничего и не надо, кроме одного телефонного звонка, одного короткого визита?! Капельки внимания…
...А вот и первые проблески нового дня. Светает. А в окне соседа горит огонь. Все еще горит. Усталость все же гонит меня в по­стель. Вздремнуть хотя бы пару часов. Бросаю взгляд в сторону дома дяди Саши: "Господи..."
"...Помолись, дружок, за бессонный дом, за окно с огнем...»
 
 
                                                                                                                                   Елена Куликова

Анонс следующего выпуска

Высоты духа