Витрина
Журналов

Крис и Зазя №28

Комментарии
8

категория журнала | Литература

Крис и Зазя №28

Небольшой рассказ о том, как ворующий колбасу ангел находит чересчур законопослушного друга...

Бренд: Крис и Зазя

Автор: Крис Фен

Дата издания: 14.03.2018


Посвящается одному очень хорошему человеку, который подсказал мне столь замечательную идею.

Зазя, спасибо, что помог мне в написании этого драббла. И спасибо за то, что ты, как всегда, со мной)
Люблю град. Особенно, когда градины попадают в людей. Жаль, правда, что в ближайшее время по прогнозам синоптиков в Токио его не ожидается. Хотя… пятьдесят процентов работы синоптиков состоят исключительно из вранья.       Восточная столица, будто огромный неоновый павлин, хвасталась своей привлекательностью. Повсюду виднелись горящие всеми цветами радуги витрины магазинов; многочисленные высотные дома, фриковатые подростки и офисные работники, новенькие машины… Непонятно, кого пытался удивить, заворожить этот город. Разве что туристов.       Я прогулочным шагом направлялся к ближайшему продуктовому супермаркету. Огромные черные крылья за спиной могли бы с легкостью доставить куда угодно, в любую точку мира за считанное время, но мне хотелось немного пройтись пешком. Да, жизнь среди людей начинала заметно сказываться на моих привычках.       Нелегко ангелам приходится в человеческом мире. Но я уже успел понемногу свыкнуться, напрочь поселившись в людских душах. Не то чтобы в них было так уютно, но иного места для жилья найти пока не удалось.       Что вообще из себя представляет современный ангел?       С виду я наверняка походил на великовозрастного оборванца в подростковом прикиде: синяя шапка, скрывающая заметно отросшие темные волосы, чёрная футболка с какой-то черепушкой, заляпанная пятнами краски, неопрятные штаны в красно-черную клетку. На шее болталась тонкая цепочка с лезвием бритвы. Вот и весь я. Мало похож на ангела, не так ли?       Я поддел ногой смятую банку из-под пива и отправил ее в свободный полет. Критически посмотрел на свои кеды. Стоило бы обзавестись новой обувкой.       Люди шли мимо, в упор не замечая меня. Я был человеком-невидимкой в мире разумных кротов. Никто не таращился на странного неформала в костюме ангела. И грех было бы этим не воспользоваться. Иногда я занимался чепухой — сбивал шляпы с прохожих — а они грешили на резкий порыв ветра. Делал вид, что пытаюсь забрать их зонты в дождливую погоду — они опять же обвиняли ветер. Трепал газеты в их руках и опять — для них во всем оставался повинен ветер. Да, для них ангел оставался всего лишь дуновением, легким сквозняком, бризом…       Иногда я занимался чепухой.       А иногда, примерно так же, как и сейчас, отваживался на что-то большее.       Вы не знали, что ангелов тоже порой мучает голод? Готов поклясться, что не знали. Но не какой-то абстрактный голод, а совершенно реальный. Меня голод пытал постоянно. Из-за этого я и направлялся к ближайшему супермаркету, не затем, чтобы сбивать с людей шляпы, а за добычей.       Вечно молодой, вечно голодный.       В вечных поисках колбасы.       Пройдя сквозь крутящиеся двери, на некоторое время остановился, вдыхая различные ароматы. Тут тебе и кондитерская, и отдел с сырами и с алкоголем и с рыбой. А самый дальний и самый большой — колбасный отдел. Не желая больше упускать ни секунды, я плавной походкой направился к своей цели.       Огромные вороньи крылья за спиной едва касались пола. Они напоминали мрачный плащ вампира, явившегося из склепа, дабы поживиться свежей кровью.       Остановившись у витрины, я взглядом глаз цвета серого неба, которое обычно бывает туманным осенним утром, осмотрел товар. «Росу хаму» — ветчина — выглядела вкусной и пахла мясом, рядом приютились рыбные колбаски, сделанные черт знает из чего, сыровяленая ветчина, Пармская ветчина… Великое множество сосисок и колбас в съедобных и в коллагеновых оболочках.       Ни разу за все время пребывания в мире людей не пожалел, что оказался именно в Японии.       К черту здоровый образ жизни, колбасы много не бывает!       Осторожно запрыгнув за прилавок, я начал сгребать в походный рюкзак все, что попадалось под руку. Нынче устрою на крыше настоящий пир!       День неотвратимо приближался к вечеру, народу кругом сновало достаточно много. Но ровным счетом никого не интересовал исчезающий с витрины товар. Пока продавец был занят покупателями, я закончил свое воровское дело. Словно ворон, я устроился прямо на витрине. Планируя заточить что-нибудь из награбленного прямо на месте, порылся в рюкзаке и изъял упаковку ветчины. Но поесть так и не удалось.       Неожиданно что-то привлекло мое внимание. Подняв голову, я встретился глазами с парнем. Он таращился прямо на меня, словно увидел перед собой злодея из американских комиксов. Словно увидел ужас во плоти.       С виду парень походил на кузнечика: худой, облаченный в зеленую толстовку и стоящий на полусогнутых длинных ногах.       Пару секунд мы смотрели друг на друга, а потом мои уши пронзил его возмущенный, негодующий голос:       — Эй, ты чего делаешь?! Здесь вообще-то не самообслуживание!       Я будто загипнотизированный смотрел на него. Упаковка ветчины выпала из ослабевших рук и укатилась куда-то под витрину. Окружающие люди с удивлением оборачивались на парня-кузнечика. А он продолжал сверлить «вора» убийственным взглядом. Как выяснилось, он мало походил на японца. Хаотичная россыпь веснушек больше говорила о европейской внешности.       — Быстро положи на место, иначе позову полицию.       Я даже забыл, что у меня за спиной находилось прекрасное летающее средство весом около двадцати килограмм. Будто застуканный за неприличным занятием школьник, я скатился с прилавка и дал стрекоча по направлению к выходу. «Кузнечик» попытался устремиться вдогонку, но его уже обступили зеваки. Он остался далеко позади.       Выскочив за дверь, я остановился, чтобы немного отдышаться.       Что это было, черт возьми?! Он меня видел? Но это же такая невероятная редкость! Быть того не может!       В создавшейся суматохе я и не заметил, что забыл рюкзак с награбленным. Развернувшись, рискнул вновь зайти в магазин. Подобно шпиону, которому получено крайне ответственное задание, прокрался ближе к месту преступления. И то, что я увидел, не очень мне понравилось.       «Кузнечик» уже успел отделаться от нудных зевак. Он стоял вблизи витрины, возле которой только что видел «вора». В его руках был мой многострадальный рюкзак! Чертыхнувшись, я осторожно отполз обратно к выходу.       Выбравшись на улицу, забежал в довольно злачный, немноголюдный переулок и спрятался за мусорными баками, чтобы хорошенько обдумать дальнейший план действий. Нужно будет непременно найти того парня и забрать рюкзак! Там же все мои вещи! Но… Если честно, кроме мясных изделий, особо важных вещей там не было. Мной руководила несколько другая цель — найти и разузнать побольше о способностях «ясновидца».       Расправив широкие крылья, я с силой оттолкнулся от земли. Сделав несколько мощных взмахов, приземлился на верхушку ближайшего фонарного столба, тем самым спугнув несколько откормленных, жирных голубей.       С замиранием сердца я стал ждать пацана-«кузнечика», нервно теребя цепочку. Законопослушный парниша не заставил себя ждать.       Спустя пятнадцать минут он вышел из дверей супермаркета. Одной рукой парень держал за лямку спортивный рюкзак — старый и потрепанный, некогда синий, а теперь грязно-серый. Из внешнего кармана торчало кроющее маховое перо. Вероятно, выпало, когда я со всех ног удирал, как ужаленный…       Если честно, понятия не имею, почему поведение парня показалось таким пугающим. Полиция была мне не страшна, как и возможное рукоприкладство со стороны «кузнечика». Вероятно, сказался эффект неожиданности. Но все равно, какая, однако, непростительная трусость!       Я мрачно нахохлился. Что ж, посмотрим, кто кого напугает, когда я доберусь до своего рюкзака!       Любитель зеленого тем временем немного постоял в нерешительности, а потом направился вверх по улице, в противоположную сторону. Посмотреть вверх он так и не догадался. То-то был бы сюрприз!       Вдруг объект слежения заметил торчащее из кармана воронье перо. Достав его, он с интересом разглядывал перо, шагая по тротуару. Проходящие мимо люди с недоумением косились на «кузнечика». Со стороны выглядело так, будто он держит невидимую ручку, карандаш или мороженное на полочке. Я едва сдержал глумливое хихиканье.       Я парил, как коршун, не спуская с него глаз. Его каштановый подшерсток на голове ярко выделялся среди однообразных темных причесок прочих жителей Токио.       Потерять его можно было не опасаться. Лишь один раз парень как бы невзначай поднял голову вверх, но я успел вовремя схорониться за ближайшим деревом. Пышная крона легко могла спрятать преследователя моего немалого размера. Стоял разгар лета, и скрываться оказалось очень легко.       «Кузнечик» жил неподалеку, в недавно построенном высотном здании. Мне не понадобилось заходить за ним следом, чтобы узнать номер квартиры — запах колбасы, которым пропах рюкзак, я мог почувствовать за версту.       Мне не терпелось поскорей познакомиться со столь занимательным экземпляром. Неужели он мог видеть всех ангелов? Или только меня одного? Ангельское предназначение — скрываться от людей. Мы должны помогать им, наставлять на истинный путь, быть их музами и вдохновителями. Или же мешать им, строить козни, сбивать с пути. Стать их ночными кошмарами. Я уже прекрасно знал, кем обернусь для «своего нового знакомого». Никто в здравом уме не запретит мне тырить колбасу из супермаркета! Никто!       Я поднялся на самый верх двадцатиэтажного здания и, подобно грифу-стервятнику, кружащему вокруг туши умирающего животного, стал кружить вокруг дома.       День постепенно клонился к вечеру. Тяжелые тучи зависали над Токио, грозя разродиться проливным дождем. Люди спешили по домам, машины гудели в вечных пробках, витрины не переставали соревноваться друг с другом в яркости и красоте. Истинный город-игрушка.       Вычислив нужное окно, я приземлился на скользкий карниз. Его металлическая поверхность отражала лучи стремительно заходящего солнца. Уцепившись за оконный выступ, я осторожно заглянул в окно, наполовину задернутое шторой. Ничего не скажешь — обыкновенная пацанская берлога. По полу была разбросана грязная одежда, под потолком горела запылившаяся люстра, у стены справа стоял бардовый диван, наверняка купленный на распродаже. У стены слева находился стол, на котором расположился, вероятно, видавший виды ноутбук. Даже со своего не слишком удобного места наблюдения я прекрасно видел слой пыли на заляпанном экране. За столом сидел и сам хозяин. Уличную одежду он сменил на растянутую домашнюю футболку, спортивные штаны и… потешные белые тапочки с заячьими ушками!.. Хах. Ну и кадр! Сощурившись, я попытался разглядеть изображения на экране ноутбука — какие-то непонятные пентаграммы, сатанинская символика, изображения рая и ада… Он что, пытается нарыть информацию о странном существе, которое видел сегодня в магазине? М-да, истинный сыщик.       Я плотнее прижался к стеклу, пытаясь получше разглядеть эту занимательную картину. Но, как выяснилось несколькими секундами позже, окно оказалось открытым. Оно не смогло выдержать вес ангела со здоровенными вороньими крыльями за спиной и с предательским грохотом распахнулось. Не успев вовремя оттолкнуться от окна, я довольно неграциозно ввалился в комнату.       Лицо парня стоило видеть.       Резко развернувшись, будто кролик, испуганный неожиданным появлением волка, он уставился на меня. Его реакция оказалась впечатляющей, и за ним практически невозможно было уследить. Вскочив, он опрокинул стул и стремительно отпрыгнул за диван. Пару секунд пошарив под ним дерганными движениями, он извлек на свет не божий железную биту.       — Не подходи, исчадие Сатаны! — взревел он так, что я аж вздрогнул.       Переминаясь с ноги на ногу в боевой позе, он мрачно ждал, пока я поднимусь, кряхтя, как семидесятилетний дед, отряхну слетевшую с головы шапку и расправлю помятые крылья.       — Мать моя гимнастика, — раздосадованно прошипел я, потирая ушибленный бок. — Чем выше забрался, тем больнее падать.       — Что тебе нужно? Зачем ты пришел?! — угрожающе выставив вперед биту, опять рявкнул парень. — Почему ты преследуешь меня? Ты хочешь меня убить?!       — Эй-эй, полегче, — выставив ладони в примирительном жесте, я попытался успокоить этого психопата. — Во-первых, я тут за тем, чтобы забрать свой рюкзак. А во-вторых, я просто хотел познакомиться с тобой. На самом деле, ты первый человек, который смог меня увидеть.       «Кузнечик» медленно опустил биту. Дыхание его стало ровным, глаза менее дикими. Небрежно взлохматив и без того растрепанные волосы, он молча указал на диван.       Я обрадовано подскочил к своей вещи. Вот он, мой родненький!       Расстегнув молнию, я быстро пошарил в нем, а потом недоуменно обернулся к парню:       — Там ничего нет. Где вся колбаса?       — Я вернул ее на место, — с вызовом в голосе ответил он. — Ты же понимаешь, что воровать нехорошо.       — Ну и что я теперь должен есть по-твоему? — я состроил возмущенную гримасу. И в это время, как по команде, мой желудок надсадно, недовольно заворчал.       — Осаму? * — вдруг дверь в комнату отворилась и из-за нее выглянула голова миловидной на вид женщины. Светлые волосы были собраны в пучок на затылке, на зеленое платье в цветочек был напялен серый фартук со старыми пятнами от жира. Ее голубые глаза, ярко подведенные черным карандашом, с подозрением взирали на сына. То, что это мать «кузнечика» можно было не сомневаться. — Я слышала шум. Опять со шкафа упал?       — Нет, мам, — потупившись, ответствовал сын. Он выглядел изрядно взволнованным и растерянным. Немудрено. Нечасто во время внезапной встречи с ангелом в разговор вклинивается твоя мать.       — Зачем тебе бита? Спину чесать? — огромные серьги в виде колец сильно качнулись, когда она повернула голову в сторону окна. Ее серьги — блестящие, как слюда в солнечном свете, выглядели нереально огромными. Казалось, если попробовать снять одну из них, то ее голова перевесит и упадет на плечо, а она сама завалится на бок. Был бы я сорокой, то наверняка попытался бы стыбрить их. Женщина ненадолго задержала взгляд на окне. Я сначала подумал, что она смотрит на меня. Но потом она отвернулась и я облегченно выдохнул.       — Нет, мам, — «кузнечик» поспешно отложил спортивный снаряд в сторону.       — Что это за растянутая футболка на тебе? Ей только полы мыть. Давно пора ее выкинуть. Сними ее, не могу смотреть на этот срам.       — Но она же домашняя! — бедный парниша покраснел до корней волос от бессилия. — Кому какое дело…       — А ну не спорь с матерью! — она гневно взмахнула длинными нарощенными ресницами. — Давай снимай. Что за свинарник тут у тебя? Убиться можно!       Пока они разыгрывали эту забавную, бытовую сценку, я успел хорошо рассмотреть остальные издержки интерьера комнаты парня. Плакаты на стенах с изображениями различных групп, старенький телевизор, приютившийся на небольшой тумбочке, сваленные в кучу кипы бумаг на столе, махровый оранжевый необъятных размеров халат, висевший на гвоздике за дверью. Такое ощущение, что на гвоздике висела полинялая медвежья шкура. М-да, я бы тут жил.       Когда мамаша «кузнечика» соизволила-таки оставить его в покое и вихрем вылетела из комнаты, вспомнив про оставленный на плите суп, парень не сразу решился взглянуть на меня. Тяжело позориться на глазах у ангела. По крайней мере, так думал он.       — Я сделаю бутерброды, — шмыгнув носом, он поспешил выйти из комнаты.       — Стой, — я вдруг решил остановить его.       — Что? — он обернулся, по-прежнему избегая смотреть на нечаянного свидетеля его перепалок с матерью.       — Побольше кетчупа, — одарив его улыбкой, от которой любой смертный мог растаять, как сахарный кубик под проливным дождем, попросил я. — Если не трудно. Он только кивнул и молча вышел.       — Так значит, ты действительно ангел? — смотря на меня с недоверием, вопросил Осаму.       Я мотнул головой в знак согласия, жуя любезно приготовленный парнем бутерброд. Да, кетчупа в нем оказалось хоть отбавляй.       — Не шибко ты похож на ангела… Скорее на демона, — нахмурившись, «Кузнечик» задумчиво почесал в затылке. Что его так во мне смущало вообще? Цепочка с бритвой? Пара проколов в ушах? Нестриженые волосы? Чего удивляться, сейчас почти все так ходят!       — Внешность обманчива бывает, дружище, — запивая горячим, обжигающим чаем, ответствовал я.       Мы сидели в его комнате и непринужденно болтали. После того, как «небольшой скандал» улегся, парень некоторое время сидел на диване, как на иголках, но потом расслабился. Видя его душевные терзания, я постарался отвлечь его посторонними разговорами. Удобно расположившись на подоконнике, я увлеченно рассказывал Осаму о том, какую роль исполняют ангелы в человеческом мире.       — И какую роль играешь ты? Наставляешь людей на путь истинный? — с каждым разом его интерес, будто снежный ком, возрастал с геометрической прогрессией.       — Пока я ничего не делаю. Решил взять небольшой отгул на некоторое время. Свет повидать. Даже ангелам интересно путешествовать по миру, — отставив в сторону чашку и опустевшую тарелку, я блаженно прикрыл глаза. Эх, поспать бы сейчас. Но неугомонный собеседник все никак не желал давать мне покоя:       — А как тебя зовут? Ты мне так и не сказал…       — Ну… понимаешь, — я глубоко задумался, как бы попонятней объяснить новому знакомому суть ангельских правил. — У более могущественных и сильных сущностей — как, например, у Дьявола — может быть множество имен*. У ангелов с менее низким рангом только одно имя. А у таких, как мы, тех, кто всегда на побегушках, вообще имен нет. Имя нам дается только за определенные заслуги. Так же его может дать тот человек, который нас видит. У меня имени нет. Медалей да наград за свою работу пока заслужить не удалось.       — За что их обычно дают?       — Отвадил человека от беды — плюсик в копилку. Предотвратил масштабную катастрофу — еще один. Так и копишь постепенно, пока определенное число не наберется. Но некоторым больше везет: они могут получить имя от человека, который способен увидеть их. Но это шанс один на миллион. Да и не всегда человек того хочет.       Некоторое время над нами висела тишина. Осаму о чем-то долго и напряженно думал. Прямо как строгий преподаватель, решающий, какую оценку в итоге поставить слабенькому ученику. Вдруг он широко улыбнулся:       — Я хочу дать тебе имя!       — Правда? — честно сказать, я не особо надеялся. Я чувствовал себя, как отчаявшаяся девушка, больше не надеющаяся услышать предложение от парня. Но, наконец, оно прозвучало.       — Да! — Осаму энергично закивал. — Ведь я никогда не давал имени ангелу! Что для этого потребуется?       — Просто назови и все, — я закатил глаза. Фильмов он, что ли пересмотрел? Наверное, думает, что тут нужны какие-то ритуалы и обряды, чуть ли не вплоть до жертвоприношения…       — Хорошо. Волей своей я нарекаю тебя Кенширо! * Носи это имя с достоинством!       Я спрятал смешок в кулак. Да, этот кадр умеет развеселить. Зачем нужно произносить какую-то ахинею? Что же, ладно. Первый блин всегда с комочками…       Вдруг Осаму выдал неожиданную новость:       — Я назвал тебя так в честь моего попугая! Его тоже звали Кенширо, сокращенно — Кеша. Но тебе это имя больше подходит.       Приехали. Меня назвали в честь попугая. Не стоило говорить парню о своде правил… Ох, не стоило…       — И все-таки почему люди могут видеть ангелов? — спросил Осаму минуту спустя.       — Возможно, в тебе течет кровь ведьм или кровь шаманов, — я пожал плечами. — Узнать наверняка трудно. Я сам хотел спросить тебя об этом.       — Моя бабушка занималась черной магией. Может от нее мне достался этот дар?       — Все может быть… — глаза мои начинали постепенно слипаться. Хотелось лететь домой, на родной чердак. Эх, на том чердаке можно было бы и вечность справить. Но «Кузнечик» никак не хотел отпускать своего нового знакомого.       — Ты уже уходишь?       — Да. Мне, наверное, пора. Время позднее, сам понимаешь…       — Ты придешь еще? — он посмотрел на меня с надеждой во взгляде. Так, наверно, смотрит ребенок на своих родителей, надеясь на то, что они все-таки купят ему игрушку, которую он так хочет.       — Если ты сам этого пожелаешь, — чуть приоткрыв окно, я вдохнул вечерний воздух Токио. В ноздри тут же заползли различные запахи города. Не сказать, чтоб они были так приятны, но они пахли востоком. А в востоке всегда таится какая-то тайна. В востоке так полно легенд.       — Конечно, — внезапно Осаму подошел ко мне и неожиданно обнял. Я замер в замешательстве. Это были теплые, дружеские объятия. Если бы сейчас в комнату вошла мать парня, то, увидев, как ее сын обнимает невидимку, наверняка подумала бы, что ему пора к психиатру.       — Тогда я приду, — обняв «Кузнечика» в ответ, пообещал я. — В конце-концов, ты дал мне имя. А имена связывают прочнее всяких оков.       — Ангела оковами вряд ли удержишь, — отстраняясь, произнес Осаму.       Что же, правда — есть правда. Нет для ангела оков прочнее, чем его имя.       Места для размаха оказалось маловато. Узкое окошко не позволило в полной мере расправить крылья. Поэтому я, не оборачиваясь, шагнул солдатиком, прямо как заправский пловец, ныряющий с трамплина. Пролетев с десяток этажей, расправил глянцевые, вороньи крылья, которые были в сто крат темнее ночи.       Токио, встречай своего ангела, который, наконец, обрел имя.

Конец
?
Примечания:
* Осаму. Значение имени – «соблюдающий закон» (япон.) * Имена Дьявола: Люцифер, Иблис, Сатана, шайтан. * Кенширо. Значение имени – «сын небес» (япон.)

Анонс следующего выпуска

елка