Витрина
Журналов

Кричащий шёпот №2

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Шепчем

Шепчем

Бренд: Кричащий шёпот

Автор: Raevskaya.200054

Дата издания: 28.01.2017

Full

Меня зовут...

 Меня зовут... Меня зовут... я не помню своего имени.

 Наверное, у меня когда-то была семья, мама, которая любила меня, готовила мне завтраки, когда я был маленьким, читала мне сказку на ночь. А теперь я даже не помню её имени, но мама точно у меня была, она у всех есть. 


Мне где-то 16-17 лет, я психически не здоровый человек, ну, по крайней мере, мне так говорят врачи.Я лежу на кровати после приступа, мои руки и ноги привязаны, меня накачали какими-то успокоительными. У меня бегут слюни, вываливается язык, я не могу владеть своим телом и процессами, происходящими в нём. Я отключился.


 - Больной, проснитесь! - будит меня доктор, - пора принимать лекарства.


 Опять лекарства. Я, наконец, немного начал приходить в себя.


 - Доктор, скажите, чем я болен?

 - Это сложная болезнь, Вы не поймёте.

 - Просто интересно, почему меня здесь держат на протяжении нескольких лет?

 - Мы до сих пор не можем точно определить причину ваших приступов и галлюцинаций.


 Потом мы молчали несколько минут, пока он готовил раствор для капельницы.

 Когда всё было готово, должна была начаться привычная процедура. Она состояла из того, что я ложился, меня связывали, чтобы я не покалечился, мне ставили укол, затем капельницу и я отключался.


 - Доктор, а у меня была семья? 

- Конечно, как и у любого нормального человека.

 - А сколько мне лет?

 - Вчера Вам исполнилось 17, может хватит вопросов на сегодня? - начал выходить из себя врач.

 - Как меня зовут?

 - Довольно! Ложитесь, будем вводить лекарство.

 - Хорошо, - вздохнул я.


 Я лёг. Врач ввёл мне в вену лекарство и я почувствовал приятное тепло по всему телу. Потом он поставил капельницу и всё тело сковало судорогами: мышцы непроизвольно сокращалась, меня как будто выворачивало наружу.


 Через 30 секунд моих мучений боль начала отступать и наступила приятная усталость. Я уснул.


 Проснулся я через несколько часов от, скалывающей мою грудь, боли. Начался приступ, но мои руки и ноги не были привязаны. Это очень плохо.


 Я видел, как стою в середине муравейника, эти огромные красные муравьи заползают мне на ноги, при этом кусают меня настолько больно, что на месте укусов появляются язвы, из которых течёт гной. Из язв пробиваются белые пупырчатые толстые черви, которые облепили всё моё тело и жрут меня. Это невыносимо больно. Так больно, что ногтями я начинаю царапать свою кожу, от этого все мои руки в крови. Я ору, истерически, истошно кричу, мой голос срывается, я хриплю, как свинья, которой перерезали горло. У меня изо рта начинает течь кровь. Я падаю бессознания. Затем налетают грифы. Они начинают клевать моё полумёртвое тело. Я, не чувствуя самого себя, вижу маму, она такая красивая, улыбается мне...


 Просыпаюсь я от укола, который мне поставил доктор.

 Смотрю на свои руки, они все в порезах и царапинах.

 Сегодня больше приступа быть не должно.


 Скоро я смогу пройтись по палате. Через 40 минут я смог встать, хотя мышцы были ещё напряжены. Доктор ушёл, пообещав, что приступа сегодня больше не будет. Голова моя трещала.


 Вдруг мою грудь снова сковала адская боль. Я начал задыхаться, будто кто-то душил меня. Больше я не мог дышать. Я снова видел маму. Она подала мне свою изящную гладкую руку, я положил свою ладонь в её и мы полетели вверх, мама улыбалась мне.


 Глеб. Меня зовут Глеб.