Витрина
Журналов

Книжный червь №40

Комментарии
0
Говорят, что многие современники писателя восприняли пьесу как манифест феминизма. Мне, честно говоря, такая мысль даже не пришла в голову до тех пор, пока я это не увидела. Да, автор действительно поднимает женскую проблему – он сравнивает женщину с куклой, которая безвольно существует и всю жизнь подчиняется кому-то: сначала отцу, потом мужу… Свою героиню он все-таки наделяет силой и мужеством выбраться из этого порочного круга, несмотря на протесты супруга, на будущее мнение общества. Он дает ей решимость, наконец, поискать себя и понять – а что она такое? Если в этом заключается феминизм, то тогда драма – его манифест.
Мне, кстати, было удивительно прочитать финал пьесы. Ибсен рисует Нору такой легкомысленной, нервной, беззаботной женщиной с тонкой душевной организацией. Поэтому я была убеждена, что она просто неспособна на какие-то не то что серьезные поступки, а даже мысли. Все буквально велось к тому, что она просто покончит жизнь самоубийством, чтобы избежать решения ситуации. Но неожиданно для меня, да и, думаю, многих читателей, в Норе вдруг родились протест и понимание того, в какой жизни она живет.
Надо отдать должное и Торвальду. Он не тиран. Он просто узко мыслит. Как ему было когда-то заложено представление о семье и о роли женщины в ней, так оно и осталось. Хельмер в этом вопросе не допускает свободы мысли, он принимает тот урок, который ему когда-то преподнесли родные и общество. В нем удивительно, что при явном уме, которым он без сомнения обладает, и чувстве справедливости по отношению к подчиненным, он не может снять с себя шоры. Не может быть благодарным человеку, который, жертвуя собой и своей честью, спас его фактически от смерти.