Витрина
Журналов

Казуши Сакураба "Я..." №6

Комментарии
0

Глава вторая – «Новое»

Full Image

Революция Тамура vs. Саку - очередная осечка

Гран-при среднего веса начинается с быстрой победы


Я не знаю по какой причине, но множество людей хотело увидеть поединок «Тамура vs. Сакураба». На самом деле в прошлом мне множество раз предлагали подраться с ним. И, как будто ставя свою подпись на документе, я ответил «Окей». К этому времени я хотел избежать боев с японскими бойцами, но многие фанаты хотели видеть этот бой, так что я последовал их желанию. Между мной и Тамурой не такая уж большая разница в весе, мы оба вышли из про-рестлинг промоушена UWF International, но мы не были настолько близки, чтобы это как-то помешало бою между нами. Не было никаких причин отказываться от поединка. И хотя это все верно для мня, я чувствовал, что Тамура избегает боя со мной. К концу года имя Тамуры исчезло с радаров новогоднего ивента. Каждый год одно и тоже. Каждый раз я, оскорбленный и возмущенный, оставался ждать ответа, и никогда его не получал. Если бы мы подрались, то кто бы выиграл? Без боя этого не выяснишь. Я мог победить. Он мог победить. Но если наш бой мог навести какой-либо шорох в мире ММА, то, думаю, мы должны были встретиться не раз и не два, но постоянно встречаться в ринге. Как Рики Чошу и Татсуми Фуджинами когда-то давно, разве не было бы классно устроить два боя, три боя? Исполнять желания фанатов – это наша работа.


20 февраля на PRIDE 29 – первом ивенте организации в 2005 году должно было случится кое-что интересное. Я не участвовал в турнире, но Тамура дрался в седьмом бое вечера. Его противником был дебютирующий борец Алиев Махмуд. Я поставил наши с Тамаурой имена вместе в списке кандидатов на участие в Гран-при среднего веса, которое начиналось в апреле. Мне нужно было чего-нибудь сотворить на этом февральском ивенте, чтобы закрепить нашу встречу на апрельском турнире и подогреть интерес фанатов.


До того, как сделать это, я спросил у Сакакибары «После поединка Тамуры могу я ненадолго взять микрофон?». Сакакибара ответил «Все к этому и так идет. Работка для такого лунатика, как ты». План у меня был такой – это первый бой Махмуда, так что Тамура скорее всего победит. После этого он возьмет микрофон, и в этот момент я выскочу и скажу «Тамура. Давай сделаем это!». Может это и нагловато, но это было идеальным сценарием.


Если бы я правильно провернул «засвет с микрофоном», то это не победа Тамуры оставила бы след в памяти фанатов, а мой вызов. И если это сможет зайти так далеко, то Тамура будет просто не в состоянии отвертеться. Я молча наблюдал за боем Тамуры со стула около ринга. Бой, как я и ожидал, выиграл Тамура. В бою был момент с ударом ниже пояса, так что и для победителя и для проигравшего бой оставил не самые радужные впечатления. И тут Тамура повел себя неожиданно и ушел с ринга, даже не произнеся речь. Он вышел с ринга и я мог совершенно упустить свой шанс, тогда я вскочил и побежал к рингу. Я догнал Тамуру своими словами.


«Не думаю, что такой бой может показаться хоть кому-то интересным. Пожалуйста, прими мой вызов на бой в апреле. Я рассчитываю на тебя!».


Тамура вернулся в ринг и ответил мне «Ты думаешь, что способен на это!?». И я тут же выпалил «Я смогу!». В моей голове внезапно возникла эта идея «Революция Саку начинается сейчас…».


Но Тамура ничего не ответил и просто исчез за кулисами. Я продолжал говорить в микрофон, и он определенно должен был слышать все сказанное. Возможно, он просто игнорировал меня. В конце концов, у меня не получилось затянуть его в «обмен любезностями» на публику, и, таким образом, мой внезапный вызов кончился банальной «осечкой».


23 апреля, арена Osaka Dome (теперь называется Kyocera Dome Osaka). Наконец, началось Гран-при среднего веса 2005 года. 16 бойцов. Япония представлена четырьмя бойцами – я, Хидехико Йошида, Казухиро Накамура и Юки Кондо. Тамура отказался драться в турнире. Ненавижу турниры на выбывание. Я могу в них участвовать, но я не люблю этого делать. Почему? Потому что это настоящий геморрой. Даже если ты победишь, то следующий бой уже на носу. Тебе нужно подраться два или три раза подряд за короткое время просто ради того, чтобы все это закончилось. И чем больше ты побеждаешь, тем тяжелее становится. Это реально бессмысленный формат.


Мой первый бой против корейского дзюдоиста Юн Донг Сика. Это его первый поединок в ММА, но в дзюдо он один из лучших и одерживал победы над Макото Такимото и Тошихико Тога. Он пришел, как «Убийца японцев». Вообще-то Юн просился потренироваться на какое-то время с нами в Takada Dojo. Конечно, такое нереально с тем, с кем ты собираешься вскоре драться. Так что мы порешили на том, что «Мы с тобой поспаррингуем, но после боя». Позже он стал бойцом зала Такады.


Не считая ранее сказанного, я абсолютно ничего о нем не знал. Я получил некоторые материалы о нем от компании Dream Stage (владельцы PRIDE FC – прим. перев), но все видео были из дзюдо. И все видео начинались уже после начала его поединков, так что я не понимал, какого черта он будет делать в ММА. В день ивента я должен был встретиться с ним без всякой информации о его бэкграунде.


В тот день, начиная с первого боя, это были одни решения, решения, решения… реально вялый турнир. Прямо противоположная ситуация той, когда я дрался с Крокопом. В зале не было никакого возбуждения, совсем. Мой бой шел шестым из восьми - в общем, ничего особенного. На самом деле довольно легко драться в такой ситуации. Я добыл победу за 38 секунд. Я слышал, что он совсем не тренировал стойку, но с ударом гонга он пошел в атаку с прямым ударом. Разорвав дистанцию, я пришел в ярость и ответил ему, и Юн оказался на земле. Той ночью я впервые в жизни победил нокаутом.


«Я прикончил его слишком быстро, что теперь делать?».


«Ну, сегодня было много решений, так что это не плохо, правда?».


Говорить после боя «что теперь делать?» - это бессмысленно, но именно это я обсуждал со своим углом в ринге. До этих пор я всегда был последователем никаких-быстрых-финишей-изма. Я хотел, чтобы бойцы концентрировались не только на победе или поражении, но еще и наслаждались осторожными атаками и защитами в течение матча.


Однако, победить нокаутом оказалось очень даже приятным делом. Также и фанаты выглядели счастливыми. Иногда такие бои – это тоже хорошо.


Примерно через два-три месяца мы с Юном начали тренироваться вместе. Кстати, это парень просто великолепен на земле. Он постоянно ловил меня на тренировках. Он дрался с Квинтоном «Рампейджем» Джексонон на PRIDE 31 в феврале 2006 года, и, хотя он и проиграл решением, он поймал Рампа на идеальный армбар в первом раунде. Юн подумал, что бой у него в кармане и как-то скис после этого. Он был так близко к победе. Может Рампейдж легко отнесся к этому бою. После поединка я подошел к Рампейджу поболтать.


«Ну, и что, ты думал, что он легкий соперник, но он почти тебя уделал? Он, правда, хорош, не так ли!».


«Ты даже не представляешь! Он постоянно заставляет меня сдаваться на тренировках».


«Да? Правда?».


Рампейджа также, как и меня, поразили способности Юна на земле. Если он постепенно будет расти, как боец, и набираться опыта, то со временем он сможет стать такой же звездой в ММА, как и в дзюдо.

Ну, и возвращаясь к себе… Если закончился один бой, значит скоро будет следующий. Следующий этап состоялся 26 июня на Saitama Super Arena. До этого ивента я планировал покинуть Takada Dojo.