Витрина
Журналов

Истории из прошлой жизни №1

Комментарии
0

категория журнала | Литература

                     
“Вера”
 

Души людские, как и реки и растения, тоже нуждаются в дожде. Особом дожде - надежде, вере и смысле жизни. Если дождя нет, все в душе умирает
• Пауло Коэльо

…. Вера сидела в пустой комнате перед закрытым окном и смотрела в осеннее окно. Вернее комната  конечно не была пустой. Все было на месте, и стены с одинокой картиной, и бра, и шкаф, все стояло на своих местах именно там где ему и положено было находится. Просто девушке в этот момент казалось что эта комната была совершенно пуста.
Слезы медленно катились по ее щекам. Собравшись на подбородке в крупные капли, которые медленно набухали, и наконец накопив достаточно влаги, под своим весом срывались и бесшумно исчезали на мягком покрытии пола.
Ей было страшно, страшно и очень обидно.
-          Злокачественная опухоль! - сказал доктор, и это было равносильно смертельному приговору. РАК!
-          Опухоль небольшая, но поймите меня правильно, - говорил доктор, произнося слова быстро, чтобы его собеседник не успел понять той глубины несчастья в которую он попал.
-          Опухолевый процесс был выявлен на поздних стадиях, когда основная опухоль уже успела дать метастазы в другие органы.
-          В таких ситуациях успех лечения определяется с учетом индивидуальных особенностей больного: - Говорил доктор заученные фразы.
-          И если оснащение нашего центра позволяет провести комплекс такого лечения, то к сожалению ваш организм не готов к таким серьезным воздействиям на него.
-          Сердце у вас слабое Вера, не выдержит даже одного курса терапии. Сначала нужно подлечить его, а потом уже возьмемся за химиотерапию. Но… просто поздно уже!
Вера смотрела в глаза доктора и легкая дымка затягивала ее взор. Слова доктора с гулом отдавались в голове. Животный ужас пробежал по спине холодком. Во рту пересохло, а горло сдавила неведомая сила. Вера опустила вниз глаза,облизнула нижнюю губу и вновь посмотрела в глаза доктору:
- Андрей Васильевич, я согласна на любые операции, и любую терапию…:- тихо, слегка охрипшим голосом сказала она. Голос ее звучал неестественно. В глазах потемнело, все поплыло, перед глазами забегали мушки. Вера села на кресло и закрыла лицо руками.
-          Ну помогите мне доктор! - губы ее дрожали, в ушах нарастал шум. Она подняла голову и посмотрела красными от слез глазами в лицо врача. Мир сузился до светлого пятна! Но нет, пятно погасло... 
-          Вера! если вы готовы идти до конца, то мы к сожалению не готовы к этому. И дело совсем не в репутации нашего онкологического центра, просто вы слишком поздно к нам обратились! Понимаете, поздно!- доктор смотрел на девушку поверх очков в золотой оправе.
-          Я думала это беременность,- она все еще смотрела доктору в лицо пытаясь найти хотя бы какую нибудь зацепку. Ей как то подсознательно все еще казалось, что вот сейчас он улыбнется и скажет: - Здорово мы вас разыграли! Нет у вас никакой опухоли, Вера ! Да и примите мои поздравления - вы беременны!
Но нет слова были совершенно другие:
       -   Идите домой, я вам выпишу кое-какое лекарство для поддержания сердца и организма в целом, но думаю что оно вам скорее всего не понадобится. Давайте быть честными, вам осталось не более полугода! Метастазы распространяются очень быстро. Мы конечно могли бы связаться с нашими коллегами за рубежом, возможно кто то и возьмется за лечение, но это дорого будет стоить. Я знаю неплохих специалистов в Израиле, ваш телефончик у меня есть, я сразу с вами свяжусь, и если деньги не проблема, вы же обеспеченный человек? Есть фонды помощи в крайнем случае,в общем Вера идите, и попытайтесь отдохнуть.
-          А знаете что? - доктор посмотрел еще раз поверх очков на безжизненное лицо девушки.
-          Всегда нужно надеяться на лучшее. Если до пятнадцатого октября никаких изменений у вас не будет, я запишу вас на прием на шестнадцатое и заранее позвоню, думаю к этому моменту мы сможем договориться с доктором из Израиля, хотя бы на первое обследование?
Вера обреченно кивнула и встав с кресла медленно побрела домой. Новое состояние волнами наваливалось на нее. Давило на плечи, сжимала стальными тисками голову, костлявыми пальцами хватаясь за горло. Все окружающее казалось не реальным, и даже прохожие напоминали просто тени, проплывающие мимо тени прошлого , идущие в далекое будущее, которого у нее к сожалению не было! 
-          Как все это произошло? Она ведь совсем молодая, 29 лет!
-          Почему она?
-          Кто решил, что ей пора покинуть этот свет?
-          Почему она должна уйти в небытие?
-          Ну что она родилась не такой как все?
Своих родителей Вера недолюбливала, уж больно строго они к ней относились. Куча запретов, масса ограничений. Она в семье была единственным ребенком, и поэтому из поля зрения родителей ни на секунду не выходила. Мама умерла когда Вере исполнилось 20 лет. Отец запил, и совсем потерял рассудок. Потом он находился на излечении в каком то реабилитационном центре, а два года назад пришло уведомление что он скончался. И о том что она потеряла Вера поняла только сейчас. Нет ни друзей ни подруг. Никто не поддержит, никто не скажет доброе слово, просто слово…
-  Возможно я сама во всем виновата? не понимала, не ценила, не любила...
Семью завести не успела, делала карьеру. Прошлой весной познакомилась с прекрасным парнем, появилась надежда на создание семьи. О детях Вера раньше не думала, а тут появился Антон. Модный красавчик. Умело ухаживал, цветы дарил даже без повода. Завертелось. Клубы, автопати, тусовки.
-          Он отличный парень,- думала Вера.
-          Вот он мой единственный!
Но эйфория от этой встречи прошла быстро!
По прошествии определенного времени появились странные симптомы: тяжесть в правом боку, тошнота, самочувствие сильно ухудшилось. Вера решила что она беременная. Наконец то она станет мамой, и весь мир засветился в розовом цвете. Антон узнав о беременности через силу улыбался, но все же приходил. А когда узнал что УЗИ показало совершенно другую картину, тут же испарился, и даже телефон отключил...  Подруги у Веры были, но со временем они стали отдалятся от нее. Сначала они просто завидовали что у Веры появился Антон, а потом просто не хотели слушать постоянные разговоры про анализы и болезни. Ведь как известно, - друг познается в беде! И эта самая беда показала, что подруг да и друзей у девушки нет совсем. 
И вот до исполнения приговора осталось совсем мало времени. Вера сидела в своей квартире, на лавочке кухонного уголка и смотрела в окно. Осень. На улице уже было прохладно, моросил дождик. Она любила это место в своей квартире, на кухне было уютно. На столе в чашке чай. Кубики белого сахара лежали в блюдце, а рядом пара шоколадных конфет и сушка. Удобная, мягкая лавочка кухонного уголка. Кварцевые часики тикают очень тихо не мешая думать зашедшему сюда человеку. Отсчитывая оставшееся время. За окном ничего не происходило. Окно выходило в парк, где было много желтой листвы на асфальте, и совсем мало на деревьях. На пустующих дорожках не бегали дети, и молодые мамочки не прогуливались со своими карапузами по тропинкам среди слепленных из гипса застывших героев сказок. Лавочки естественно пустовали. Посмотрев на эту унылость Вера громко вздохнула и прошептала:
-           Господи, неужели все так закончится?
Слезы хлынули из глаз и она закрыла лицо руками.


Немного успокоившись Вера вытерла салфеткой впалые, красные с черными кругами глаза, и снова стала смотреть в окно. Вид этой осенней хандры успокаивал ее, не давая думать о наступающем неизбежном горе.
-          Сквер.
-          Желтые листья.
-          Дождик. 
-          На ближайшей лавочке сидит пожилой мужчина. Интересно, откуда он там взялся? Только что его не было. Темный плащ, поднятый воротник, и шляпа с узкими краями скрывали человека. Но судя по тому что он опирался на тросточку, это был пожилой человек, да и светлая борода на лице несмотря на большие очки, выдавала старца лет восьмидесяти. Ну да ладно.
-          Без зонта промокнет. Итак вон качается в разные стороны.
-          Вот так посидит, заболеет и умрет как я. - думала девушка глядя на сутулую фигуру старика.
Дождик то усиливался до полноценного дождя, то переходил на легкое накрапывание. Тяжелые темные тучи медленно тащились над землей слегка задевая своими краями крыши высоток и шпилей домов сталинской постройки.
Старик сидел на мокрой лавочке и холодные струи дождя били его по лицу, проникали под поднятый воротник и просачивались через старенький плащ. Вера сидела и смотрела на пожилого человека, а он смотрел на нее. Конечно до лавочке в парке было метров тридцать, и с такого расстояния было трудно сказать кто куда смотрит, но девушка была почему то уверена, что он сидел и смотрел именно на нее.
Прошел час, а дождь только усилился. Крупные капли дождя, падая на мокрую землю разбивались вдребезги и превращались в пыль. Иногда казалось что от прикосновения дождя к земле она просто закипает, растворяется в этой небесной воде, и  тщетно пытается смыть все то что было сделано, построено, и придумано человеком.
Вере вспомнились строки Юрия Визбора:
“...Не устало небо плакать
Над несчастьями людей.
 
Мы идём сквозь дождь и слякоть,
Через грохот площадей.
 
Мы идём, несем печали,
Бережём их под пальто.
 
Ни хирурги, ни медали -
Не поможет нам ничто….”
-          Да, не поможет нам ничто. - тихо прошептала она.
Мужчина в парке отложил в сторону свою тросточку, снял очки и посмотрев в сторону Веры протер их от дождя платком. Потом покачнулся чуть не упав на мокрую землю, и тут же схватив свою тросточку, снова оперся на нее. Почему то в этот момент ей стало жалко этого пожилого седовласого человека, который сгинет так же как она ни за что не про что. Может быть ей просто хотелось поделиться с кем то своим горем, а может быть это был последний “крик” ее души.
Взгляд невольно упал в угол кухонного гарнитура, ближе ко входу, где стоял в корзине зонт от “Bugatty”, брендовая вещь, которую Вера купила, что бы подарить Антону, но судьба распорядилась иначе. 
Вера встала, взяла из корзины зонт, прошла в прихожую, и накинув на себя плащ  вышла на улицу даже не закрыв за собой входную дверь. Подойдя к мужчине в парке она спросила:- С вами все в порядке? Вам помощь не нужна? Мужчина медленно перевел взгляд на девушку. Дождик моросил все сильнее, временами переходя в настоящий ливень, не хватало только грома и молнии. Капли текли по его лицу, седой бороде, по большим роговым очкам закрывающими пол лица. Сначала он посмотрел на ноги Веры, нелепо обутые в домашние тапочки, потом на плащ и растрепанные мокрые волосы, которые безвольно висели как сосульки. Его глаза встретились со взглядом девушки и он  неумолимо уловил в красных опухших глазах нотки крика о помощи. Слезы которые текли по ее щекам сливались с дождем и были совершенно незаметны для стороннего наблюдателя, но не для него. Во взгляде старца Вере показалось что то очень знакомым и забытым давным давно. Может быть когда то она уже видела эти глаза? Ну а скорее всего ей просто что то померещилось. Вера молча протянула старику зонт, и села на мокрую лавку рядом. Мужчина так же молча взял зонт, покрутил его в руках и рассмотрев со всех сторон положил рядом с собой. Девушка молча сидела на лавке и  безвольно глядя куда то в пустоту осеннего парка сказала: -Возьмите зонт - Вы промокните и заболеете, вам он пригодится, а мне уже нет! Она закрыла лицо мокрыми руками и зарыдала. Через пару минут подул легкий ветерок. И в шелесте этого дуновения она явно различила шепот .
-          Вера.- кто то шептал ей прямо на ухо. Она прислушалась и шепот повторился: - Вера!
Девушка испуганно вздрогнула и подняла глаза. Дождик прекратился, даже кое-где из-за туч стало пробиваться осеннее солнышко. Ни рядом на лавке, ни в сквере, ни даже на тропинке идущей к дому никого не было видно. Старик исчез так же незаметно как и появился. Зонт тоже пропал. Вера встала и еще раз оглядев парк и идущие по нему дорожки пошла домой. Сбросив на пол мокрый плащ и тапочки, в чем была, она легла на кровать и крепко уснула…
            Она проснулась от резкого звонка, звонили в дверь. Вера села на кровати и все еще толком не проснувшись пыталась понять где она и что произошло. Мысли очень медленно тянулись, потом останавливались сбиваясь в кучу и тогда в голове наступала такая сумятица что наверное и сам черт не смог бы в этом всем разобраться. В дверь звонить перестали, но теперь зазвонил мобильный телефон. На той стороне ответил спокойный женский голос: - Алло, Вера, Андрей Васильевич завтра, шестнадцатого ждет вас на прием. Вы приедете?
-          Да, я приеду. - сказала Вера и посмотрела на календарик телефона.
-          Пятнадцатое октября. - это что получается сказала она вслух, я спала десять дней? - Быть такого не может, тут какая то ошибка! - решила она, и медленно стала собирать лежавшие на полу вещи.
 
Не смотря на позднюю осень в палате было тепло. На окнах в горшках стояли яркие домашние цветы, а стены были выкрашены в красивые радужные цвета с незатейливыми рисунками про доктора Айболита. Кроме Веры в палате была еще одна пациентка, очень хорошая женщина Альбина, которая всегда улыбалась и рассказывала разные истории. Вера смотрела на нее и ей становилось как то легче от всего накопившегося внутри. Может быть она просто смирилась со своей судьбой, ну а может приняла это все как должное.
Дверь в палату резко распахнулась. Вошел  Андрей Васильевич и еще несколько человек. Доктор держал в руках результаты анализов, УЗИ, рентгеновские снимки и прочее бумаги от которых порой зависит наша жизнь. Он смотрел на девушку с нескрываемым удивлением. Бросив папку с бумагами на кровать прямо на ноги Веры, доктор сказал: - Вера, а вы у кого лечились?  Девушка огляделась переводя взгляд с одного доктора на другого: - У вас! - сказала она, и стала собирать выпавшие из папки снимки.
-          Вера.-  сказал доктор, - что происходит? Этого просто не может быть!
-          Что случилось, доктор? - сказала девушка, побледнев от страха.
-          Вера, нет у вас никакой опухоли! Да и примите мои поздравления - вы беременны!...
P.S.
Спустя несколько месяцев, Вера снова пришла в свой дом. Теперь она была уже не одна. Маленькая жизнь завернутая в шелковый конверт крепко спала на руках. Дверь открывал своим ключом Антон, который буквально перед родами позвонил сам, во всем извинился, принес огромный букет роз, и теперь уже не собирался ни на шаг отпускать своих возлюбленных, жену и дочь. 
Раздевшись, и передав дочь Антону, Вера прошла на кухню, и обомлела. В Корзине около входа торчал тот самый зонт! а к нему булавкой была приколота записка, на которой почерком отца было написано -“ Спасибо за зонт дочка!”