Витрина
Журналов

Интересная книга №45

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Интересная книга №45

Житейские истории со смыслом

Бренд: Интересная книга

Автор: Наталья Волохина

Дата издания: 15.06.2020


 С возрастом у меня кардинально изменилось отношение к рыбалке. Но случилось это совсем недавно. Видимо, дозрела. И начала брать консультации у заядлого рыболова, своего старинного друга. Никогда не думала, что поймаюсь на этот неженский интерес. Оказалось, увлекательное занятие. Покой, умиротворение, единение с природой, когда не клюет, азарт, увлеченность во время клёва. Пока я рыбак начинающий. А раньше. Расскажу, как было дело.
— Вань! Ну, вот чего ты уже два часа тут сиднем сидишь, а ни одной рыбы не поймал?
 — Не клюет, — спокойно отвечал Иван. (Он очень уравновешенный.)
 — А если не клюёт, зачем сидеть? Рыбы же — нет.
 — Рыба есть, но не клюет.
 — Так сделай что-нибудь, чтобы клевала,— предлагаю практичное решение.
 — Я делал,— так же ровно звучит в ответ,— прикармливал.
 — Может, по-другому ловить — сетью, а не удочкой твоей, раз и все.
 — Сетью — это не рыбалка, разбой, а мордушку я дома забыл.
 — Ты ж говорил, что взял!
 — Это я мормышку взял, а мордушку забыл.
 — Так лови мормышкой!
 — Мормышка — это наживка, а мордушка — сетка на палке.
 — Может, бармаши, — блеснула я знанием рыбацкой терминологии.
 Иван засмеялся.
 — Чего ты смеешься? Я с дядей в детстве на рыбалку ездила, он ещё какими-то бармашами ловил, — пробурчала обиженно.
 — Все. Всю рыбу распугала. Сворачиваемся.
— Это ты своим смехом рыбу распугал, — все еще делая вид, что сержусь, парировала я.
На самом деле, именно этого и добивалась. Давно уже было пора выпивать, закусывать, главное, песни петь у костра. А какие песни без Ивана. Но вопрос непродуктивности рыбалки без клева тоже волновал.
 — В рыбалке главное не рыбу поймать, а сам процесс, — толковал Ваня. — Вот, сижу я на берегу, ни о чем не думаю, любуюсь природой — погодой, удовольствие получаю.
 — Ага! Что ж тогда у Антонова нервный приступ был, когда рыба сорвалась? Неделю ходил с растопыренными руками, всем показывал, какого размера зверюга ушла.
 — Ну, рыба, конечно, тоже важно, — примирительно бубнит Ванюша.
 Антонову не хватает Иванова философского спокойствия. Он рассказывает о рыбалке и зеленые глазищи фосфорически светятся, как у кота, почуявшего рыбу, так и кажется — сейчас заурчит, завоет утробно. Если долго не удается выбраться к ближайшему водоёму, Антонов ностальгирует, как поручик Голицын о родине.
 — Сон видел, — рассказывает он мне во время романтической прогулки.
Как нормальная девушка я жду чего-то сентиментального.
 — Рыба, — печально роняет он.
 — Что - рыба?
 — Рыба снилась, много рыбы. Здоровенная такая, — оживляется Антон (прозвище его), — полная лодка. Я взял одну померять, она как забьется и хвостищем хлесть по руке! Проснулся — на коже засечка осталась и рыбой пахнет. Не веришь — посмотри!
Действительно виден какой-то старый шрам.
— Как думаешь, к чему это? — с надеждой вопрошает он.
 — Тебе, как сценаристу, положено знать — рыба всегда снится к беременности. Не думаю, что в твоем случае это возможно, потому теряюсь в догадках, — мстительно заканчиваю я.
 Одержимость рыбной ловлей несколько раз чуть не стоила ему жизни. Как-то летом, он в надувной резиновой лодке, уплыл вниз по течению на вечерний клев. Стемнело, все наши рыбаки собрались, только Антонова нет. Прошли по берегу, покричали, поаукали — нет. Выпили — закусили, стали планировать поисковую операцию. Вооружились фонарями и к реке. Тут-то он и появился. Мокрый, злой как черт, непривычно молчаливый. Только после третьей рюмки рассказал, что к чему. Не знаю, каким уж там мистическим образом лодка прохудилась, а он — на середине реки. Темно уже, плыть надо против течения. Оказался в воде, но снасти и лодку не бросает. Попал в водоворот, стало затягивать…
 — Вся жизнь, за один миг перед глазами пробежала: я маленький, в белой рубашонке по траве бегу, мама, ты на меня укоризненно смотришь, — ерничал Антонов, но в глубине глаз еще темнел страх.
Из-за несоответствия тона и взгляда стало ясно, что ситуация была не шуточной. Я начала колотить Антона по груди кулаками и орать, что он, псих — ненормальный, когда-нибудь рыбам на корм попадет.
 — Ну, чего ты? Все ж в порядке. Тонул я, а истерика у тебя.
 Ночью пьяный Антон выкрикивал остатки страха: «Истопи ты мне баньку по белому…»
 В другой раз он с инфантильным приятелем Мариком поехал на рыбалку. Дело было в марте, и лед на озере стоял непрочный, о чем все их предупреждали, но охота пуще неволи. Бедный Марик, он — то поехал за компанию, развлечься, а попал, как кур в ощип. Льдину оторвало и понесло на середину озера вместе с рыбаками, рыбой и воплями Марика. Короче, снимали с вертолетом. На вопрос: «А почему такие пьяные?» — резонно заметили: «Ты еще спасателей не видела!».
 Самая замечательная рыбалка была с дядей в моем раннем детстве. Он, как Иван, млел от самого процесса, общество друг друга нас устраивало и радовало, отсутствие клева тогда меня ещё не беспокоило. Я перебирала рыбацкие побрякушки, позвякивала всевозможными колокольчиками, проводила филологические исследования: «бармаши» и «шармачи» — это одно и то же и если да, то, как они умудряются свистеть у нас вечерами под окнами, и как же дядька собирается использовать их в качестве наживки. Шармачами бабушка называла уличных хулиганов.
 Впрочем, был у нас друг Володька, поддерживающий мою прагматичную точку зрения, что рыбалка — значит улов. И он у него всегда был.
 — Не клюет? Не печалься, — утешал он меня, — там под корягой здоровенный сом, мы его утром обязательно добудем.
 И добыл. Всю нашу ораву накормил одной рыбиной.
 Да, был еще дядя мужа, подходивший к ловле рыбы, как к занятию хозяйственному.
 — Приехали! — радовался он. — Сейчас щуку поймаем, Тамара пирог испечет, у неё и тесто готово.
 — А если не поймаем? — недоверчиво тянула я.
 — Как, не поймаем? У меня и удочка уже стоит.
 — Где стоит?
 — За домом.
 Мы с мужем засмеялись:
 — Надо топор рядом поставить, может, курица на лапшу будет, за компанию.
 — У меня речка за домом, в конце огорода, пойдем, покажу.
 Речка действительно имела место быть, и удочка стояла на палочке-рогатке, но данный факт никак не гарантировал, что рыба поймается, да еще щука. Но это для нас, а дядя Витя ни секунды не сомневался — рыба будет. И ведь была, точно вовремя, как тесто подошло, выловил приличного размера щуку, пообещав назавтра отвезти на настоящую рыбалку. Я сразу же согласилась, уже не сомневаясь в улове.
 Думаю, рыбалка у всех для разного: медитации, драйва, трепа, пьянки, а улов у того, кто рыбу ловит.
Размещен рассказ из сборника Н. Волохиной "На том берегу": https://sites.google.com/view/kupit-knigi-natali-volokhinoy/

Анонс следующего выпуска

Записки душеведа