Витрина
Журналов

Интересная книга №37

Комментарии
0

Часть 1. Халтура халтуре рознь

… Каждый день под окошком он заводит шарманку.
Монотонно и сонно он поёт об одном.
Плачет старое небо, мочит дождь обезьянку,
Пожилую актрису с утомлённым лицом.
Ты усталый паяц, ты смешной балаганщик
С обнажённой душой, ты не знаешь стыда!
Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
Мои песни мне надо забыть навсегда, навсегда!
(Александр Вертинский)

Снегурочка

«Халтурить» я начала четырнадцати лет от роду. Нечаянно остановив свой дикий взор на маячившей неподалеку пигалице, мамин директор перекрыл поток распоряжений и деловито поинтересовался: «Это чьё добро? Почему даром пропадает?». «Добро моё. И вовсе не пропадает»,— встала в позу мама. Но он уже не слушал. Ухватив своей огромной лапищей мою цыплячью, волок по коридору к худруку.
— Вот, Коля, а ты говоришь Снегурочки у нас нет. Работать надо, а не опохмеляться. Ни грима, ни парика не надо — все свое, натуральное.
— Так она ни ступить, ни молвить,— замычал Коля.
Но хлопок закрывшейся двери прервал его замечание. Мы остались один на один. Худрук молча созерцал меня похмельным взором. Наконец, его озарило.
— Ты тут почитай вот это,- сунул он мне листочки,- а я сейчас вернусь. И тоже испарился, только дверь прикрыл потихоньку.
Машинописный текст являл изобилие стихов, напоминающих кричалки болельщиков, где вместо названия команды фигурировал «Новый год». В начале каждого четверостишия стояла непонятная аббревиатура «ДМ» и «СН». Вернувшись, порозовевший, подобревший, худрук обнаружил, что и ступить и молвить я умею, раскрыл загадку заглавных букв и назначил меня на роль СН в городском уличном Новогоднем гулянье.
Так Снегурочка лет на десять стала моей постоянной «халтурой». Уже на следующий год, имея репутацию путёвой Снегурочки и график «елок» на полмесяца вперед, по 5—6 штук в день, я уразумела «дефицит» и «нарасхват» профессиональной Снегурки. За елочный период можно было заработать несколько месячных солидных окладов.
Мне «снегурить» всегда нравилось. Праздник, радость, топотушки, хохотушки. Главное - удастся или нет - зависит только от тебя и партнера, ДМ — Деда Мороза. С опытом пришло, что даже если ДМ никчемный, можно самой все вытащить.
Как во всяком производстве есть свои издержки и тяготы службы. На уличных праздниках мороз бывал до минус тридцати, микрофон к губам примерзал. На «елках» в конторах разных взрослые пьяные дяди норовили облапать. Дети на утренниках могли за косу дернуть - проверить, настоящая ли. Родители сумасшедшие кидали детей под ноги танцующим, чтобы их чаду дали возможность выступить, подарком наделили. Администраторы хамоватые. Курьезы разные.
Однажды, почти на финише «елочных» гонок, перед пятой по счету за день, мы с ДМ шли по служебному коридору. Тут, откуда не возьмись, возник благоухающий предпраздничным винным ароматом папаша с младенцем лет четырех-пяти.
— О! Дед Мороз!— взревел батя.
Мы хотели проскользнуть, да не тут-то было. Он ухватил Деда за рукав.
— Ну, чо, дед, с Наступающим?!
«Дед» вежливо поздравил его, заодно и дитё, и уже почти ушел, как вдруг пацан, приняв конфету, заявил с вызовом:
— А я в Деда Мороза не верю!
— Как же так? Вот он я, а ты в меня не веришь? — попытался отшутиться «Дед».
— Не верю, ты ненастоящий.
Дедушка предъявил все атрибуты и признаки породы — шубу, бороду, усы, мешок, назвал все пароли и чуть было не выдал явки. Но ребенок стоял на своем.
— Хочешь, подергай за бороду, она оторвется, если ненастоящая.
Я замерла. Буквально несколько минут назад партнер говорил, что клей отменный, весь день в гриме и хоть бы что, видно, придется со шкурой снимать. Но одно дело ходить в бороде, другое за неё дергать. Все обошлось, борода выдержала испытание. В глазах неверующего промелькнуло сомнение. Но тут папка вмешался.
— Правильно, сынок. Ненастоящий он, клей просто хороший.
Мальчик колебался. А Дедушка, похоже, после папиного выступления «включился». Уже кричали снизу, из зала: «Дедушка, Мороз!», — а он все медлил, не уходил. Ребенок в отчаянии переводил взгляд с одного мужчины на другого. Чашу весов склонил в сторону веры фокус. Когда Дед Мороз стал вынимать у мальчишки из-за пазухи, у папы из-за уха, прямо из воздуха, шарики, конфеты и прочую чепуху, даже папаша усомнился в своей правоте, а мальчик с радостью закричал:
— Я же тебе говорил, он бывает, видишь, он настоящий!
Я потом спросила «Дедушку», почему он не ушел.
— А чего он, жлоб, мальчишку калечит. И, знаешь, мне так обидно стало, будто меня самого не признают.
— Кого — тебя?
— Деда Мороза…
Да, хороший Дед Мороз сам в себя верит.
Сайт автора: https://www.voloxina.ru/

Анонс следующего выпуска

Цикл "Месть социопатки"