Витрина
Журналов

Игорь Яковлев представляет №1

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Контрабандист подвигается жесткой дилемме после выполненного задания.

Игорь Яковлев представляет №1

Контрабандист подвигается жесткой дилемме после выполненного задания.

Бренд: Игорь Яковлев представляет

Автор: Игорь Яковлев

Дата издания: 10.08.2017

Однажды в Галактике
 
Корабль контрабандистов огибал просторы темной бездны далекой галактики.
Этот полет проходил гладко, и на их пути не попадались ни метеоритного дождя, ни космического патруля, перед которым им бы пришлось притворяться, что они обычные туристы, а не какие-то там межгалактические преступники, за чьи головы положена солидная награда.
Вдалеке лишь темнота, а где-то там, в дали, блистают звезды. В общем, можно было не напрягаться. Афросий, пилот без лицензии, так и сделал - перестал напрягаться. Откинулся на своем сиденье, включил автопилот, положил ноги на штурвал и прикрыл глаза, представляя, как после удачной доставки груза, он отправиться в бар и склеит марсианку.
Когда в своих мыслях, он заказывал знойной цыпе выпивку, в ушах его раздался визг. Он быстро вскочил, думая, что одна из систем дала сбой и оповещает с помощью сирены. Но поднявшись на свои три ноги, он понял, что никакая это не сирена, всего лишь его напарник, Данхилл, который листал журнальчик, напивая себе что-то под два носа. Данхилл думает, что умеет петь, но на самом деле он далек до попадание в ноту.
- Ты можешь заткнуться? - спросил Афросий, усаживаясь в кресло.
- Тебе что, не нравиться современная музыка? - опуская свой журнальчик, сказал Данхилл.
- А это, что современная музыка?
- Последние хиты, друг мой.
- Последние хиты? Нет, мне это напоминает кое-что другое.
- Да? И что же?
- Ты был когда-нибудь в барах на Сатурне?
- Нет, но слышал, что там очень круто.
- Ты не представляешь как там круто. Самое отменное пойло, что я только пробовал, постоянные драки, но цыпочки там... Просто ужас. Понимаешь, они не такие как Марсианки или Плутонянки.
- У них больше грудей?
- Нет, дело далеко не в количестве грудей. Да, и причем тут грудь? Дело в их голосе. Ты не представляешь, как они, напиваясь, лезут к тебе, громко визжа, чтобы ты поставил им выпивку. Этот визг может снести голову. Он пробирается в тебя, словно, сотня лазерных лучей бластеров, и услышав такое однажды ты не уверен, что это выйдет из тебя.
- Значит, ты хочешь сказать, что я говорю как Сатурианка?
- Нет, конечно. Ты не говоришь как Сатурианка, но когда ты поешь, то тогда напоминаешь Сатурианку. Меня передергивает, и я сразу же вспоминаю этих цыпочек. Знаешь, что я сделал с последней Сатурианкой, которая визжала в мое ухо?
- Что же?
- Ты действительно хочешь это знать?
Данхил замешкался. Что-то в его напарнике переменилось.
- Не уверен. - Сказал он как-то в полголоса.
- Ну, если ты не перестанешь напевать свои хиты, то обязательно узнаешь. - Сказал Афросий, и отвернувшись на своем сиденье, прикрыл глаза.
Обычно он так не наезжает на своего напарника, но в сегодняшней доставке с ним что-то было странное. Перед тем как забрать груз они отправились пропустить по парочке бутылочек жидкой луны и посмотреть на кометы. Эта была их традиция. Ведь, когда ты провозишь нелегальный товар, а на тебе три судимости, то нервы сдают очень быстро. Жидкая луна - хороший и успокаивающий напиток, который находится лишь только на Вурхизии, маленькой планете, которую сложно даже увидеть на карте. И вот, когда они сидели на передней части коробля, его напарник предложил:
- Может это, как его. Заберем груз себе?
Афросий выплеснул немного жидкой луны. Вытер подбородок и посмотрел на своего напарника:
- Ты что, не в своем уме? Или так на тебя действует пойло?
- А что такого? Чего мы потеряем. За нами и так гоняться, кому не лень, подумаешь, что к ним прибавиться ещё и Вурхизцы.
- Вурхизия - наш дом родной.
- Ничего страшного, мы найдем другой.
- А как же честь контрабандиста?
- Ты сам говорил, что её не существует.
- Нет, друг мой. Выброси эту мысль из головы. Единственное место, в которое я хочу возвращаться - это наш дом, к своим братьям, к своей расе. А я не хочу предавать свою расу.
- Твоя же раса тебя и предаст, когда на Вурхизию придет патруль с обыском. Ты что, не представляешь, сколько денег мы поднимем за эти безделушки, если сплавим их?
- Ещё одно слово и я вычеркну тебя из дела. - Сказал Афросий.
Да, за безделушки эти и вправду могли поднять много денег. Но честь есть честь. Как там гласила старая мудрость? Не гадь у себя в доме на юпитерский ковер. Хоть Афросиий и контрабандист, но ковер его чист, и лучше его напарнику это понять.
Они работают вместе давно. Не хватит даже всех пальцев и щупалец, чтобы сосчитать, сколько световых лет они провели в доставках и приключениях. На миг Афросий улыбнулся. Да, приключения были знатные, но сегодняшнее дело у него никак не вылетало из головы. Наверное, это все жидкая луна. Хотя, напарник может просто перегрелся. Прошлый его тоже перегрелся. Есть тонкая грань, где на одной половине ты работаешь на совесть, а на второй - ты хочешь присвоить все себе. Он слышал, что прошлый его напарник поднялся, после того удачного дела. Но дело это было удачным только для него, а для Афросия оно лишь осталось так и невыполненным, да и в придачу большой долг Джиббе, и ожог от бластера около правой ключицы, который становился темнее и темнее. Тогда его напарник предал. Выстрелил и забрал груз себе. Афросий думал, что они друзья. Данхилла он тоже считал другом, но лишь до сегодня. Сегодня в глазах приятеля он увидел тот же огонек в глазах, что и тогда. Может раздастся и новый выстрел.
Афросий посмотрел на напарника. Тот спал, закрыв лицо журналом, на обложке которого виделась голая марсианка. Он встал, подошел к холодильнику и достал бутылочку жидкой луны. Опять в голове пронеслись те времена с Данхиллом. Первый день, когда ему дали в напарника этого молодого юнца, который даже не знал, как поднять этот корабль. В этот же день у них хотели перехватить груз контрабандисты с Меркурия. Этот малец им и помешал. Просто достал бластер и пулял в них, закрыв глаза, надеясь, что попадет хоть в кого-нибудь, а когда открыл, то понял, что перестрелял всех. Потом он ему рассказывал, что это был вообще его первый раз, когда он держал в щупальцах бластер.
Да уж. Славные времена. Неужели и от него следует ждать предательства? Было бы все как раньше. Доставляешь груз, попадаешь в неприятности, вылезаешь из них, и идешь в бар к марсианкам, и ждешь нового дела.
Афросий подошел к заднему отсеку и посмотрел на груз. Тысяча двадцать безделушек лежали друг на друге, заполонив полностью отсек. Тысяча двадцать временных воронок, пятьсот шестидесятой модели «А» и пятьсот шестидесятой модели «Б». В чем разница между ними Афросий не знал. Но знал, что одна их таких штучек стоит целое состояние. Он вошел в отсек и взял одну из этих штучек. Такая хрупкая и такая легкая. Сжав её в своей зеленной щупальце, он боялся её раздавить. Джибба сказал, что это самый ценный груз, который он только будет доставлять. Он не хотел подводить Джиббу, своего старого приятеля.
Старого приятеля, у которого он в долгу. Да, на нем висит долг от его прошлого напарника, но обязан он Джиббе ещё и другим.
Когда Афросий начинал, он был в напарниках у Джиббы, который сам ещё ходил в контрабандистах. Они доставляли партию жидкой луны на Марс. По пути, их остановил патруль, и они подумали, что все конец, а особенно для Афросия, который вышел в свой первый рабочий день. Джибба показал ему шупальцей, что все хорошо и выстрелил в одного из патрульного. Афросий не успел опомниться, как началась заварушка. Трое патрульных обстреливали их. Афросий споткнулся. Тут его шестикамерное сердце затряслось, и он понял, что остаток дней проведет в галактической тюрьме. Но мысль эта продержалась в голове у него, буквально, секунд пять, после чего увидел, как Джибба разносит по сторонам патрульных и в спешке подбирает Афросия. 
Они все-таки успели сесть на корабль и улететь. Доставили груз вовремя. По крайней мере, так казалось Афросию.
Через неделю он узнал, что Джибба подсунул муляж, и теперь за его голову объявленная награда.
Афросия послали, чтобы он нашел Джиббу. Долго искать ему не пришлось. Все это время, Джибба ошивался у него дома. Афросий не собирался сдавать приятеля и согласился работать вместе с ним. И так они вдвоем стали вне закона.
Затем дела Джиббы пошли в марсианскую гору. Он подкупал всех и вся. Где-то раздобыл лицензию на межгалактические перевозки. Стал вполне себе законным гражданином галактики. Только Афросия он не откупал. Тот так и остался вне закона. Джибба забыл, что все с ними было связанно. Джибба стал работодателем, а Афросий – исполнителем. В таких отношения нету дела до дружбы.
И вот он простой исполнитель, повидавший чуть ли не все уголки галактики. Вот перед ним искушение забрать все себе, как это делал его босс и прошлый напарник. Но осмелится ли он?
Хотя дело даже не в какой-то там смелости. Афросию нравилось положение дел. Доставка, приключения, марсианки. Но все, кто был у него в напарниках – все они посягали на груз. Даже вот его нынешний напарник, Данхилл. Может, он проклят? Может поэтому, ему вечно достаются такие напарники?
Да наверняка все дело в напарниках. Они главная помеха в его жизни. Вот теперь он точно это знает. Без них – все было бы прекрасно.
Афросий посмотрел на спящего Данххила. Подошел поближе.
Четыре ноздри напарника раздувались в такт. Становились то шире, то уже. Афросий знал, что Данхилл, когда проснется, опять заведет эту шарманку про присвоение груза. На это он не мог пойти. Для него это будет помеха.
Афросий зажал четыре ноздри своими щупальцами. Они мигом приобрели темный оттенок. Глаза Данхила раскрылись. Он попытался встать, но Афросий, другой свободной щупальцей прижал его за плече, углубляя в сиденье. Тот не мог встать. В глазах проскакивала мольба. Какой-то намек на прощение. Но Афросий не помог на это пойти. Он лишь сказал:
- Тише. Скоро все закончится.
Напарник продолжал трястись. Афросий смотрел на покидающее тело душу, и улыбался. Улыбался потому, что все теперь будет хорошо. Данхилл закончил трястись. Тело его покорно расслабилось на сиденье. Мягкие щупальца упали на пол. Журнал остался на коленях.
Афросий сел за штурвал. Перед собой он видел черную галактику и тысячу звезд на ней. И на душе стало как-то хорошо. Такого давно он уже не испытывал. Стал напивать себе песенку. Ту, которую раньше пел его напарник. Последний напарник. Теперь у Афросия больше никогда не будет напарников. Он будет… как там говорят на Земле?... одиноким медведем. Нет…. Не так. Одиноким волком. Точно.
Афросий огибал просторы темной бездны далекой галактики, напевая себе песенку. В голове крутилась сладкая для него мысль о том, что теперь он – одинокий волк далекой галактики.