Витрина
Журналов

HSE Texts №3

Комментарии
0

категория журнала | Литература

HSE Texts №3

Второй сборник текстов участников литературного клуба HSE Texts на базе НИУ ВШЭ СПб

Бренд: HSE Texts

Автор: Deklatim

Дата издания: 23.03.2019

Woody TxT

Московский крест
                                               Жене Дьяконову Самодостаточный Арбат, Карман с остатками медалек: Москвы сегодня мне не сдали, Но сам я в этом виноват. Купить на нарванный букет Столичных фиф не получилось -  Бедняк в отрепье клянчил милость, Отрепьев миловал с газет. Сменяемость их глянцевых полос Как будто задавала тон для Думы; Пускай и незначительные суммы Народ всё попрошайке нёс, и нёс, И шайка здесь не над метро, а - в, Отрепьев - не в шелках, а в тёмной робе. Россия корчится помянутым во гробе, На горсть медалек счастье променяв. И сдачу пусть готовит весь состав, Столицу не почувствовав своею. Я гнал в Москву, надеясь на Медею, Я взял Москву, как горы - Прометея, В орлином клюве заживо сожрав.
Churchillness
"Нет Винстона", - прокашляла Алёна, Лишив надежды. Ей же невдомёк, Каким сакральным статусом ларёк Был наделён для жителей района. До десяти - каких-то пять минут, И выбор нужно делать поскорее; Сюжетами из Северной Кореи Пугают нас - а в Южную зовут, Но вьюжный вечер остужает пыл, Сиротство зафиксировав в кармане. Соседка вновь процедит: "На стакане", Соседка снизу - имя позабыл. Гранада манит с глянцевых страниц; Я, повинуясь ей, изыскиваю плавки: Мечтать дешевле мыла и удавки, Не нарушая собственных границ. Река бежит, как будто бы за мной, Пуская в воду связанные тени; Идеи зреют новых преступлений, Свершённых беспощадно над собой. Увидит Бог, как в зеркале реки Плывём беспомощно, невольно отражаясь, Как будто исступлённо поражаясь Тому, как мелко всё: и проза, и стихи, И глубина метровая едва Поможет вскрыть иное пониманье. Поэт и вправду создан для закланья, Раз для проклятий созданы слова. Но чей-нибудь смышлёный паренёк Гранит украсит надписью "Любите", Чтоб кто-нибудь, так и не бросив Питер, Успел в ещё работавший ларёк.
Сетевая поэзия на 15к
                                              Инструкция по выживанию
Заходишь в группу, а там творится
Такая муть, непотребство и суета,
Что хочется сахаром раствориться
В условном напитке с привкусом кофейка.
 
"Отписаться" тычешь, будто за это чудо
Прилетит в твоё распахнутое окно.
Перебитой армией свалена в шкаф посуда,
Будто осилившая: читавшая, и не одно.
 
Не выходит - ты злишься жутко,
Покрываешь чёртом родную мать,
Отпивая, с равными промежутками,
То, что цензурой не поощряется -
                                   называть.
 
Ищешь стула, петель, молчания,
Ищешь занавеса, хлопков и слёз.
Через окно просвечивает пл. Восстания,
А ты собираешься с духом, и удаляешь
родной
паблос.

Азкабан
Когда-то было прямо horosho,  Хотя, возможно, всё же не прекрасно;  Теперь идёшь сознательно на красный,  И, обижаясь фиг пойми на что,  Усердствуешь принять себя в других,  Как будто б чище сторона иная,  С гранитных оснований продолжая  Взирать на уток, сирых и нагих. Бреду, срастаясь с шарфом, и ногой Мешая робко бронзовые лужи, Пойму, что больше никому не нужен, А те, кто нужен мне, уже давно со мной. И оттого упитанный кабан, Свой жёлудь упоённо доедая, Покажется посланником из рая, Принёсшим весть благую в Азкабан.
Великолепный век Военная галерея. Всего - 320. Тебя в них нет. Казалось бы: просто смирись. Подумаешь: сэ ля ви. Жизнь - упрямая стерва: ты спросишь с неё ответ, А она не оставит и беглой, больной любви. Расправляя грудь и смотря в прицел на известных дядь, Напряжённо мечешься в связке герой-изгой. Ты мог бы позировать Джорджу Доу, а не пенять На кровавый век, что лишён легендарных войн. Как же жалко - жалко почти до слёз Не себя, а этот бесславный век, Что в плену у вымышленных угроз Отрывается под безобразный трек, Декламируя горько - под монотонный бит, Претендуя при этом на статус творца икон. Мир границами стран на голову разбит, А руины все радостно фотают на айфон. Казалось бы: просто смирись. И вспомни - шерше ля фам, Уходи, под сердцем мечту храня. Чтоб однажды вернуться - когда подойдут к стенам Те, кто для тебя никогда не жалел огня.