Витрина
Журналов

Хранители №8

Комментарии
0
Full

Глава 8.

В понедельник утром мне захотелось упасть с кровати на пол и никуда не идти. На улице стоял дубак, который чувствовался даже через закрытое окно. Будильник верещал так, что захотелось кинуть его об стену, лишь бы он только заткнулся. Так же, мне начали приходить оповещения о сообщениях в соц.сетях, что добило меня целиком. После библиотеки, где мы узнали только то, что нам еще надо закрыть какие-то Двери, выходные пролетели так, словно их и не было вовсе. Взяв телефон, я ответила на сообщения Каролины и Насти, которые спрашивали, проснулась ли я. Агния отправила какую-то смешную картинку с котиком, написав после, что ждет автобуса и что на улице так холодно, что хоть писайся под себя. Встав, я потянулась и вышла в коридор, с удивлением заметив, что мамы дома нет. На тумбочке, возле зеркала, лежала записка, где мама, быстрым почерком, написала, что ушла по делам и попросила не опаздывать в школу. Вздохнув, я убрала бумажку, задумавшись, какие у мамы могут быть дела в восемь утра. Но, долго размышлять насчет этого я не могла, поэтому быстро побежала собираться. Уже выйдя из квартиры, я услышала тихую музыку, и сразу поняла, что Настя с Агнией меня уже ждут. Закрыв дверь, я вышла на лестничную площадку, где Агния уже во все отплясывала под песни Юрия Шатунова. 
- Опа-шлепай, - хлопала в ладоши Агния, перескакивая с одной ноги, на другую, - Астра, давай со мной! Это танцевальный батл.
Настя, сидя на ступеньках, с улыбкой покуривала. Когда я вопросительно посмотрела на нее, то она только пожала плечами. Обернувшись обратно к Агнии, я заметила, что она уже стоит передо мной, танцуя и смотря на меня так, словно я не смогу так же. 
- Ну все, напросилась, - сказала я, скинув рюкзак.
- Во-о, давай! - воскликнула Агния, - Уделаю тебя, сто пудов!
- Астра, давай! - рассмеялась Настя, кинув сигарету и потушив ее.
- Тс-с, девушка, не мешайте нам, - сказала Агния, быстро выбрав следующую песню.
И вот мы начали танцевать под песню "Розовый Вечер" Наш танцевальный батл, конечно, был очень смешон, но, зато, поднял настроение. Мне даже было наплевать, что опоздаем. Когда ты узнаешь, что твоя миссия - это найти опасные Иные Двери, да еще и суметь закрыть их, то особо-то забиваешь на все. Когда же мы выдохлись, то подхватили рюкзаки и начали спускаться вниз.
- Вот это танцы, - сказала Настя, покачав головой, - Прям ничего лучше не видела, даже в том телешоу.
- Ну так естественно, - закатила глаза Агния, - Да я тебе такие танцы забабахаю, закачаешься.
Я рассмеялась. И всегда, благодаря своим подругам, мой день становится намного лучше, чем мог казаться раньше. Видя их, ты действительно понимаешь, ради чего стоит жить и ради чего бороться. 
Дойдя до школы, мы, к нашему приятному удивлению, заметили, что часы в школе, наконец-таки, перестроили и теперь звонок звенит точно по времени. Так что, в школу мы, практически, не опоздали. На истории, я быстро подсела к Каролине, которая лазала в телефоне. 
- Опять Алекс? - спросила она, оглядевшись: Алекс был в классе, - Или что?
Я покачала головой, отдышавшись.
- Не-а, танцевальный батл.
- О-у, - протянула она, быстро взглянув на Агнию с Настей, которая сидели сзади, - И кто победил?
- А победила дружба! - сказала Агния, а потом немного прикрыла губы ладонью, смотря на Каролину, и прошептала: - Победила я.
Усмехнувшись, я покачала головой, но мой взгляд упал на Алекса. Черт, и сколько же раз это происходит? Даже тогда, когда я не хочу разговаривать с ним и, уж тем более, пялиться на него, то все ровно именно так и получается. Он сидел, сложив руки на мощной груди, и смотрел в окно. А потом, словно почувствовав мой взгляд, посмотрел на меня. Если честно, то не знаю, что происходит. Мы наговорили гадостей друг другу, но от этого, как будто, стали тянуться, как магниты. Я отвернулась первая, но все еще замечала его взгляд.
На последний урок мы уже шли ели-ели. Хоть мы уже и устали, на английский я шла немного бодро, так как очень любила этот предмет. Зайдя в класс, мы с Агнией направились к нашей парте, но туда же подбежал наш одноклассник.
- Нет, это моя парта! - возмущенно воскликнула Агния.
Она откинула его рюкзак, положив туда свой. Он попытался ее оттолкнуть, но Агния упорно стояла на месте. В итоге, дошло до того, что он ударил ее кулаком в плечо. 
- А ты знаешь, что нельзя бить девочек? - спросила наша учительница, укоризненно смотря на одноклассника.
Он, махнув рукой, ответил что-то матом, забрав свой рюкзак и идя к другой парте. Агния села за парту, ошарашенно посмотрев на меня, когда я села рядом с ней.
- Ты вот видела, какой Петросянов у нас боксер? - спросила Агния, причем специально громко, - Да он чуть мне руку не выбил.
На самом деле, его фамилия была Петров, но Агния решила, что будет звать его Петросянов. Она любила давать различные клички людям, и каждая из них была краше другой. Петров зло взглянул на нее, но потом снова уставился в свой телефон. Учительница посмотрела на нее.
- Я тут жертва, - заявила Агния, от чего учительница улыбнулась, - Петросян, а ты где так драться научился? Или этот браслет силу тебе придает?
- Иди в жопу, шьюха, - картаво произнес он.
Учительница лишь покачала головой. Петров мне так не нравился, что один взгляд на него - приводил в злость. Да он вообще казался каким-то сумасшедшим и больным. Посылал учителей матом, да и не только учителей. Дрался с девочками. Мог повалить на пол и пинать ногами. Но, почему-то, все это сходит ему с рук. Только не сегодня. Я хорошо знала Агнию, и так же хорошо знала, что с ней лучше никогда не ругаться, так как ты потом всю жизнь будешь жалеть об этом. Когда Маша подошла к Петрову, чтобы что-то спросить, Агния тут же воскликнула: 
- Маша, не подходи к нему! Он тебя одним пальцем ушатает так, что на небо взлетишь. 
- А что случилось? - спросила Маша.
Петров хныкнул, не поднимая головы. Агния положила руку на плечо, выпучив глаза.
- Да он, петушара, руками тут своими размахивался туда-сюда, - она передразнила его жест, - Петросянов у нас боец. Самый сильный. Банки с огурцами одним взглядом открывает.
- Закхнись узе, беспводная тваль, - проворчал Петров.
Агния, откинувшись на спинку стула, приложила ладонь к сердцу, удивленным взглядом смотря в стену. 
- Убита. Морально, - сказала она, грустно вздохнув. 
Я рассмеялась, Каролина с Настей меня поддержали. Алекс, который сидел у выхода, недовольно смотрел на Петрова, и его взгляд не сулил ничего хорошего, но, к счастью, Алекс так ничего и не сделал, так что урок прошел спокойно. Когда мы вышли на улицу из школы, то первое, что я заметила, это был не ужасный мороз, а Марк, который стоял, облокотившись о колонну. Кажется, была удивлена не только я. Рядом с ним стоял Алекс, все такой же хмурый и недовольный.
- Опа, - воскликнула Агния, - Чего стоишь? Ты с какого района? - спросила она у Марка, спустившись и подойдя к нему.
Мы спустились за ней следом. Марк оттолкнулся от колонны, обворожительно улыбнувшись. 
- Я с самого опасного района, где живут такие же опасные чики, как и я, - гордо произнес он.
Я сжала губы, чтобы не рассмеяться, но Настя все-таки немного прыснула со смеху.
- А разве чика - это не девушка? - улыбаясь, спросила Каролина.
Марк, задумавшись, посмотрел на нее, но так и не понял, о чем она говорит. Алекс, поддев Марка локтем, кивнул куда-то в сторону. Я обернулась и посмотрела туда, куда он показывает и застыла. Там проходил Петров, сунув руки в карманы куртки. Нахмурившись, я посмотрела на них, но Марк уже уверенно пошел к Петрову, а Алекс рванул за ним.
- Опа, сейчас будет драка, - весело воскликнула Каролина, побежав за ними.
- Нет, я тут жертва! - Агния двинулась за ней, - Петросянов боец. На прогиб кинет, и капец, - последнее слово она сказала в более грубой форме. 
Настя, подхватив меня, рванула за всеми. Марк шел позади Петрова, и тот, кажется, прибавил даже шагу, но Марк не отставал. Он шел за ним до тех пор, пока мы не вышли за ворота школы. Было бы смешно надеяться, что Петров не заметил всю нашу ораву. 
- Мне тут сказали, что у тебя есть интересный браслет, который придает тебе силу, - серьезно начал Марк, когда Петров остановился прикурить у подъездов, - Я бы хотел посмотреть.
- Чего? - не понял тот, уставившись на Марка.
Марк подошел ближе к Петрову, Алекс стоял немного подальше, скрестив руки, а мы, удивленно выпучив глаза, наблюдали за этой сценой. Петров послал Марк, зажигая сигарету и прикурив. Но Марка это не остановило. Он огляделся, а потом наклонился, подцепив ладонью снег, и начал катать в руках снежок, смотря в даль. Сначала я подумала, что Марк, будто бы, ушел в себя и явно забыл про Петрова, но как бы не так. Замахнувшись, Марк кинул снежок в лицо Петрову, от чего тот выронил сигарету. Я удивленно ахнула. Настя ошарашенно раскрыла рот, Агния с Каролиной рассмеялись.
- Понимаешь, в чем фишка снега, - продолжил Марк, стряхивая остатки с ладоней, - Снег, вроде бы, не может сулить что-то плохое. Это просто вода. Но, зато, можно из него сделать хороший комок, которым очень приятно кидать в такие противные лица, как твое.
Петров начал кричать матом на Марка, но тот, быстро развернувшись, подхватил Агнию с Настей и убежал. Каролина побежала за ними, а я, как обычно плохо соображая в таких моментах, была подхвачена Алексом, после чего мы вместе побежали за ними.
- Ну ты жжешь! - весело воскликнула Каролина.
- Его лицо было противным, что мне стало так противно, что его лицо такое противное, - сказал Марк, остановившись и отпустив девочек.
Агния, выпучив глаза, глядела то на него, то на нас. Настя огляделась, взъерошив черные волосы. Каролина остановилась, отдышавшись. Алекс так и не отпускал мой локоть, словно мы внезапно можем побежать снова. 
- Тебе Алекс рассказал? - спросила я, смотря на Марка.
- Я в шоке! - громко воскликнула Агния, после чего повернулась к Марку, - Да ты понимаешь, какого бойца тронул? Ух, он ведь тебя порвет, как листочек. 
Марк пожал плечами, улыбнувшись и уперев руки в боки, стоя с таким храбрым видом, словно и не бежал от Петрова несколько минут назад. 
- Я его не боюсь, - заявил самодовольно Марк, - Пусть только подойдет, я его одной левой сделаю.
Марк замахнулся ногой, чтобы показать, как он будет бить того ногой, но подскользнулся и упал на пятую точку. Агния взорвалась смехом, уперев руки в колени и громко смеясь. Мы поддержали ее, и даже хмурый Алекс, который так и не отпускал мой локоть, улыбнулся, а потом и вовсе засмеялся.
- Чего ржете? - обиженно возмутился Марк, встав и отряхнувшись, - Мне вообще-то было было, но не так больно, как рана в сердечке.
И вот так, смеясь и улыбаясь, мы разошлись по домам. Как оказалось, Алекс, наблюдая за ситуацией на английском, рассказал все Марку, и тот ломанулся к нам, чтобы разобраться с Петровом. И, стоит признаться, у него это хорошо вышло. Вечером мама так и не пришла домой, и лишь уже ближе к ночи она вернулась. Но на расспросы, где же она была и какие у нее были дела - мама так и не ответила. Я, конечно же, немного расстроилась, ведь мама всегда мне рассказывала куда идет, но, видимо, сейчас у нее появились секреты от меня. 
Прошло несколько недель, но, казалось, словно ничего в нашей жизни и не изменилось. Хранительские черты не чувствовались, попасть в книгу мы больше не рвались, а в библиотеку больше не захаживали. Несколько раз мы гуляли всей компанией, даже с Максом и Сережей, которые не остались без внимания Каролины с Настей. Агния, кажется, нашла общий язык с Марком, поскольку они были очень похожи. Оба неуклюжие, оба забавные и чудные, и это их красило. Мы с Алексом так ни к чему и не пришли, поэтому постоянно избегаем друг друга, особенно в школе. Несколько раз нас ставили в пары на биологии, но и там мы молчали. Не знаю, что чувствовал он, но мне было немного стыдно за то, что я ему наговорила. Но сказать этого я не могла, гордость не позволяла. И, видимо, мы с ним оба гордые личности, раз уж до сих пор молчим. Несколько раз я задумывалась: а не влюбилась ли я часом? Но постоянно убегала от ответа. Не знаю, чего я боялась именно - влюбиться, или самого Алекса, которые не воспринимал ничего всерьез. В итоге, я решила не зацикливаться на этом, так как проблем у меня выше крыши. 
Когда началась третья неделя, Настя написала мне, что ее забирают в больницу, потому что у нее обнаружили аппендицит. Такие неожиданные новости всегда меня шокируют и заставляют плакать. Не знаю даже почему всегда начинаю плакать при таких новостях. Я пожелала ей удачи, и отложила телефон. Желания идти в школу отбилось совсем, хоть его даже и не было. Но Агния меня уже ждала, так что я надела куртку, и, не застегиваясь, вышла к ней. Она, как обычно, лазала в телефоне. Шарф закрывал половину ее лицо, открывая красивые зеленые глаза, с длинными ресницами и нарисованными стрелками на веках. Подняв голову, Агния посмотрела на меня, а потом убрала телефон и вызвала лифт.
- А где эта? - спросила она, намекая на Настю. 
Когда мы вошли в лифт, я быстро ей пересказала все то, что мне написала Настя с утра. Агния, выпучив глаза, внимательно меня слушала, а потом, когда я закончила, то она всплеснула руками и начала ругаться и высказывать свое негодование по поводу врачей. И так всю дорогу мы и шли. Агния была очень эмоциональным человеком, как мне, по крайне мере, казалось. Она, возможно, не всегда могла показывать свои чувства, но я знала, что сейчас она очень переживает, словно операцию будут делать ей, а не Насте. Агния даже закурила. Иногда у нее случались такие периоды, когда она говорила, что больше не курит и не пьет, потому что ведет здоровый образ жизни. Но мы потерянное поколение, убитые подростки, так что Агния забила на все, и несколько минут я ждала, когда она докурит, чтобы мы уже могли зайти в школу. Смотря на нее, я поняла, что день сегодня будет неудачным. Агния на взводе, злая и недовольная. Наверное, если бы нас время не поджимало, то она выкурила бы и вторую сигарету. Зайдя в школу, мы дошли до класса и сели за парты. Каролина, конечно же, поинтересовалась где Настя, так что я все рассказала и ей. Та расстроилась, так же как и мы все, и вздохнула, кивнув.
Когда уроки закончились, мы решили позвонить Насте и узнать, в какой больнице она находиться, чтобы навестить ее. Но подруга телефон не брала. Мы подумали, что она может быть на операции, но потом, спросив у мамы Насти, та сказала, что операция была уже сделана, и рассказала нам, в какой же больнице находится Настя. Название было нам незнакомо, и даже маме Насти. Та сказала что это, похоже, новая больница, так как раньше ее никогда не было. Мы бросили свои сумки дома, и поехали к Насте. На улице уже темнело, зажигались фонари, освещая дороги. На дорогах были пробки, но нам это нисколько не помешало и даже не отбило желание. Больница Святого Севастьяна находилась неподалеку, так что, спустя час или полтора, мы уже были там. Выглядела она как простая больница, со множеством окон, но свет там не горел, что пугало. От этого места бежали мурашки.
- Что-то мне это не нравится, - поведала я о своих сомнениях, зябко передернувшись. 
- И мне, - поддержала меня Каролина, хмуро осматривая здание.
- А ну-ка ныть хватит, - отдернула нас Агния, - Простая больница, незачем что-то выдумывать.
Но не выдумывать что-то было трудно. Люди, проходившие мимо больницы, даже не смотрели в ее сторону. Никто из здания не выходил, никто не входил. Такое ощущение, как будто мы единственные, кто видим его. Вздохнув, я направилась за Агнией, которая уже усердно топала ко входу. Холл больницы был целиком белый, воздух был пропитан медицинскими препаратами. Но тут было пусто. То есть, ни одного человека не было. Ресепшен был пуст, так же как и коридоры. 
- Все еще думаешь, что мы что-то выдумали? - хныкнула Каролина, посмотрев на Агнию.
Та лишь нахмурилась, ничего не отвечая. Мы прошли на второй этаж, который был так же пуст. Свет немного мигал, и все это стало походить на фильм ужасов. Сердце забилось чаще, по спине побежал холодок. Двери в некоторые палаты были открыты, и мне почему-то казалось, что от туда может выскочить какой-нибудь монстр. 
- И что тут такое вообще? - спросила Агния, оглядываясь, - Настя! - воскликнула она, видимо, уже утомившись тут блуждать.
Ответа не последовала, лишь какой-то глухой стук позади нас. Резко развернувшись, мне показалось, словно я увидела какую-то тень, которая пробежала мимо. Внутри нарастала паника. Хотелось бежать от сюда сломя голову, но я не могла, так как Настя была где-то здесь. Я не могла понять, почему я так думаю, но я словно чувствовала это. Хотелось просто забрать от сюда подругу и убежать домой. Обернувшись обратно, я, к своему ужасу, заметила, что девочек нет. Я стою одна в коридоре. Свет замигал чаще, и я была готова уже визжать. Если это так девочки решили надо мной поиздеваться, то это ни капли не смешно.
- Каролина! - крикнула я, оглядываясь и идя по коридору, - Агния!
Но ответа не последовало. Тут было подозрительно тихо. Лишь мои глухие шаги и ускоренный стук сердца. Но когда рука легла мне на плечо, я крикнула, резко обернувшись.
- А это уже интересно, - сказал Алекс, хмуро смотря на меня и склонив голову в бок.

Full