Витрина
Журналов

Хладные. Продолжение выпуска. Рассказ Хайдена о его обращении №1

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Хладные. Продолжение выпуска. Рассказ Хайдена  о его обращении №1

Дарья, обычная девушка, приезжает по путевке за границу. Здесь встречает загадочного и немыслимо притягательного парня Хайдена.

Бренд: Хладные. Продолжение выпуска. Рассказ Хайдена о его обращении

Автор: Богдана Весна

Дата издания: 15.03.2021

Хайден вспомнил еще одно… Но рассказывать не стал. Лишь прокрутил в мыслях. В тот вечер, когда он с Айлой приехали в поместье Туа, он встретил ее… Ту, из-за которой у него тогда просто напрочь крышу снесло…
В главном зале поместья стояла стройная девушка с длинными темными волосами. На ней было лиловое пышное платье. Она посмотрела и улыбнулась ему. Чуть позже Хайден снова с ней столкнулся.
— Добрый вечер, — она заговорила первой и протянула ему руку. — Мистер Блекмоон… Если я не ошибаюсь? Хайден кивнул и, улыбнувшись, поцеловал ее руку. — Мисс Роксалана…
— Вы теперь будете жить здесь? — поинтересовалась она.
— Да.
— Я очень рада.
— Это отчего же?
— Просто появился еще один человек, который скрасит мой досуг, — лукаво улыбнулась она и пошла прочь. Хайден остался стоять на месте, пораженный и обескураженный… Он еще не встречал таких…
Я уже допила кофе, но рассказ был слишком увлекательный.
— После той ночи, — теперь заговорила Айла. — Хайдена скрывали от меня. Я не понимала почему. Мне запретили выходить из комнаты ночью. А днем, когда я выходила на прогулку, меня провожали до дверей, а потом встречали.
Айла сидела на диване, увлеченная чтением книги. Худенкая, в веснушках девочка, с кремовой кожей. В двери вошел Джозеф Туа.
— Доброй ночи, — он навалился плечом на косяк.
Айла промолчала.
— Не желаешь вести беседу?
— Нет, — сухо ответила она. — Что происходит? Почему столько времени вы прячете от меня Хайдена? Джозеф облизал губы. — Ты скоро все поймешь. А сейчас я приглашаю тебя на прогулку.
— Нет, спасибо.
— Скоро ты станешь очень послушной, — после этих слов, Джозеф вышел.
— Собственно говоря, — Айла посмотрела в окно. — В день… в ночь нашей встречи с Хайденом меня полуобратили…
— Это как?
— Если ты становишься вампиром, то больше не меняешься, а полувампиры способны меняться, — пояснила Айла. — Ими делали детей, ждали, пока они подрастут, а потом дообращали.
— Ладно, нам пора, — прервал Хайден. — Засиделись.
Мы вновь ехали на машине, но минувший рассказ никак не выходил из головы.
— Я хочу спросить…
— Да? — Обернулась Айла.
— А много?
— Вампиров? — Догадалась Айла. — Точное число неизвестно. Но они есть везде. Во всех странах и каждом городе. Люди просто не замечают. Мы редко общаемся. Хотя часто пересекаемся. Стараемся держать нейтралитет.
Я закусила губу.
— Некоторые влиятельные вампиры, — вновь заговорил Хайден. — Те, что вращаются в большом бизнесе… организуют закрытые школы для подростков и детей, которых они обращают в полувампиров.
— Полувампиры могут все, что обычные люди и растут как человеческие дети, но с некоторыми вампирсими способностями, — ввернула Айла.
Я как-то странно улыбнулась. — Вы никогда не бывали там?
— Нет, — одновременно ответили Хайден и Айла. — Как-то не довелось.
Хайден вспомнил отрывок из своей жизни.
Трехэтажное каменное здание, шикарный зеленый сад, витражные стекла, через которые Хайден наблюдал за происходящим на улице. Трое тринадцатилетних, бледноватых детей: светловолосая девочка и два темненьких мальчика, тоже являющиеся жителями этого поместья, ждали Айлу. Когда она к ним вышла (тоже такая же молоденькая и бледноватая), все вместе они прошли за ворота. Айла обернулась на поместье, возможно, она чувствовала взгляд брата. Все четверо они были одеты в одинаковую форму.
— Я училась в гимназии для вампиров, — сообщила Айла.
— Ты? — Удивилась я.
— Да, пришлось… Целых семь лет. Пока меня не дообратили. Это было в 1661 году… Но сейчас… Я думаю, прогресс не обошел их стороной, — Айла откинула голову на спинку кресла. — Это был старинный замок. Нас тогда доставлял туда экипаж, карета.
Хайден свернул машину на прилегающую дорогу, согласно указателю, которая вела к придорожному отелю. Айла окинула нас взглядом. Что-то в ней было не так… Но я не могла сказать что. После каждого ее рассказа, она будто обдумывала то, что рассказала. Будто все, что она говорила, было каким-то бульварным романом, перечитанным ею несколько раз. Она говорила так, словно по заученному тексту.
Начался дождь, и послышались раскаты грома. Впереди показалось двухэтажное здание, в нескольких окнах которого горел свет. На крыше под скат, располагались громоотводы и стоки для воды. Хайден заглушил мотор и вышел на улицу. Он огляделся и, открыв заднюю дверцу, подал руку мне.
— Давайте быстрее! — Крикнула Айла, которая уже стояла под навесом.
В холле отеля было тепло и сухо. Мягкий свет, излучаемый люстрами, освещал помещение. Айла уже вовсю мирно беседовала с администратором.
* * *
Я лежала на постели, уже полчаса как проснулась. В комнате было довольно темно. Был еще день или уже настал вечер, неизвестно. Я поднялась на ноги и потянулась. Из коридора доносился клокочущий звук. Я подошла к двери и чуть приоткрыла ее. Там никого не было. Но звук все еще был слышен. Откуда он исходил? И кто его издавал? Я открыла дверь шире и вышла в коридор. Звук стал более различим. Похожим на то, как кто-то прихлебывал чай или… кофе… Я остановилась у поворота и осторожно выглянула. На полу, спиной ко мне, сидел человек. Русые волосы и черная куртка. Он склонился над телом седовласого мужчины и… ПИЛ КРОВЬ! Я вскрикнула, и вампир обернулся. С губ и подбородка капала кровь. Кожа была серой, глаза красные, а вены черные как уголь.
— НЕТ! — Проревел он.
Я бросилась в свой номер, где спали Айла и Хайден. Вампир с русыми волосами кинулся за мной. Я вбежала в комнату. — ХАЙДЕН! АЙЛА!
Брат и сестра тут же выскочили.
— Что произошло? — Хайден обхватил меня за плечи.
— Вампир! Там вампир! — Кричала я. — Он… убил человека!
В дверном проеме появился тот самый вампир с русыми волосами. Только кожа его теперь была не серая, а бледная. Глаза — зелеными, а вены перестали быть видны.
— Это он! — Взвизгнула я
Айла и Хайден оскалились. Незнакомец поднял руку. — Нет, нет! Стойте…
Хайден и Айла спрятали клыки.
— Я… э-э.. — начал вампир с русыми волосами. — Тот человек жив. — Он мотнул в сторону коридора. — Скоро очухается… и ничего не вспомнит. Я не убиваю людей, отпиваю крови, а потом стираю из памяти нашу встречу.
— Кто ты? — Напряженно произнес Хайден.
— Меня зовут Джастин Мальком. — Представился незнакомец. — Я просто тут день пережидал. Напоследок решил перекусить, а тут она. — Он указал на меня. — А зачем она вам? Приберегли на потом?
— Закрой рот! — Рявкнул Хайден.
— Ладно, ладно, — Джастин Мальком состроил снисходительную гримасу. — Я всему учился сам… Бороться с жаждой. Еле удерживался, чтоб посреди улицы не кидаться на людей.
— Кто тебя обратил? — Поинтересовался Хайден.
— Я не помню, — честно признался Джастин. — На вечеринке какая-то девка… А на той неделе какая-то блондинка… проткнула мою ногу осиновым колом.
— Блондинка? — Тут же отозвался Хайден.
— Ну да, — кивнул Джастин Мальком. — Я во время обеденного перерыва… Я работаю патологоанатомом… Погодите…, а вы знаете ее что ли?
— Да, — кивнули Айла и Хайден.
— Это охотница, — сказала Айла.
— Черт! — С досадой выпалил Джастин. — Так и чувствовал… Теперь, что… она придет за мной?
— Возможно, — Хайден выпустил меня из объятий, но встал впереди.
— Я ее не трону, — Джастин заметил это движение. — Я погнался за ней, лишь для того, что бы стереть память. Вы же понимаете… Я и представить не мог, что человек знает о нас. А если бы она не знала и увидела сегодняшнее… Понимаете, что с психикой было бы…
— Понимаю, — спокойно произнес Хайден. — Но и ты пойми, вампир гонится с какой целью? Я бы подумал, лишь об одном.
— Да, — согласился Джастин. — Так что делать с этой охотницей?
— Убить, — спокойно ответила Айла.
Хайден, я и Джастин одновременно посмотрели на нее.
— А что? — Айла чуть приподняла бровь. — Все логично, по-моему… С учетом того, что у нее крышу конкретно сорвало. Она людей обращает и натравливает новообращенных на нас и на других людей.
— Жесть! — Ввернул Джастин.
— Ты уже убивал оборотней? — Осведомился Хайден.
— Было дело, — поджал губы Джастин. — Но очень давно… Я 1970 года… Мне сорок один…
— Молоденький еще, — улыбнулась Айла.
— А тебе сколько лет? — Удивился Джастин.
— Не прилично спрашивать у девушки о ее возрасте, — кокетливо ответила Айла.
— Простите мисс, — тем же ответил ей Джастин.
— Скажу лишь, что мы старше тебя, — закончила Айла.
— Я еще ни разу вот так просто не общался ни с одним вампиром, — протянул Джастин. — Для меня это… у меня нет ни кого с кем можно было бы поговорить не притворяясь при этом человеком…
— У меня было так же… но, очень давно, — произнес Хайден. — Но сейчас, нам уже пора, — он посмотрел на сестру.
— Да. Точно, — кивнула она и прошла к двери, как бы намекая Джастину, чтобы он отошел в сторону.
— Погодите, — Джастин и не думал отходить. — И что, вот так уйдете?
— А что ты предлагаешь? — Осведомился Хайден. — Стать лучшими друзьями?
Джастин чуть смутился. — Я… не… не это…
— Не парься, — перебил его Хайден. — Если есть вопросы… Захочешь спросить о чем-нибудь или еще что… Позвонишь. — Хайден достал из кармана ручку и, взяв Джастина за руку, написал на его коже номер своего мобильника. — Позвонишь.
* * *
Яркие лучи окропили поляну. На земле в тени от деревьев сидела девушка с жемчужными волосами. Табита перевязывала рану на ноге своей разорванной рубашкой. Девушка была в черном тоненьком плащике. Она затянула узел посильнее, взглянула на небо и еще раз подумала об этих грязных кровососах. Все это началось из-за них. Нахлынули воспоминания.
Табита, точно такая же, как и сейчас, стоит на берегу моря. Только одежда ее была иная. На ней было белое платье в красный горошек. Волосы волнами спадали на плечи, их чуть трепал ветерок. Солнце заходило за горизонт. Она наблюдала как красные лучи кольцами ложились на гладь воды. Этот закат был прекрасен. Из алых и малиновых тонов переходил в лиловые и сиреневые. Табита еще не знала, что этот вечер последний в ее жизни, когда она человек. Становилось темнее. Послышались крики. Табита резко обернулась. Она знала эти голоса. Девушка побежала в ту сторону, откуда они доносились. Двухэтажный коттедж с белыми стенами находился на самом краю города, и соседних домов рядом с ним не было. Та-бита ворвалась в распахнутую дверь.
— МАМА?! ПАПА?! МЭРИ?! СЕБАСТЬЯН?! — выкрикнула она. Никакого ответа. Она вбежала по лестнице на второй этаж и замерла. Весь пол второго этажа был залит кровью. Девушка закрыла рот ладонями, чтоб не закричать. Она осторожно пошла вперед и заглянула в первую комнату. Рот ее открылся в без слышном крике, голос куда-то пропал. На полу рядом с кроватью лежала ее мать: шея прокушена и все еще сочится кровь, голова запрокинута на бок, а пустой отсутствующий взгляд был устремлен в распахнутое окно, за которым настала ночь. Из глаз Табиты по щекам катились слезы, она содрогалась от беззвучных рыданий. Табита поспешила найти хоть кого-нибудь в живых.
В конце коридора было выбито стекло в окне. Девушка подбежала к нему и увидела внизу на земле распростертое тело отца. Тут Табита различила негромкие хлюпающие звуки, которые доносились из-за соседней двери. Табита подошла к ней и чуть приоткрыла. То, что она увидела, привело ее в ступор. Ее младший брат Себастьян, светловолосый мальчик, лежал бездыханный на полу. А сестренка Мэри… Какой-то неизвестный Табите человек черноволосый и кареглазый, никто иной как Джозеф Туа, склонился над Мэри и…, прокусив ей шею, пил кровь. Табита не сдержалась и закричала. Убийца поднял на нее голову. Весь подбородок, губы и грудь в крови его жертв. Табита бросилась прочь.
— Нет! — Закричал вампир и кинулся за ней.
Девушка запнулась и кубарем скатилась по лестнице. Ударилась головой и рассекла бровь. Джозеф Туа схватил ее за шею и, подняв на ноги, прижал к стене. Табита захрипела. Она прекрасно понимала, что он сейчас ее убьет. Но тут произошло нечто, чего не могли ожидать ни он, ни она. В окно впрыгнул парень, разбив его. Он отшвырнул Джозефа в противоположную стену. Табита упала на колени, схватившись за горло.
— Пошли! — Незнакомый парень схватил ее за руку. — Живей!
Девушка не понимала, что происходит, но позволила себя ему увести. Напоследок, парень вынул из кармана бутылку, разлил ее содержимое по полу, зажег спичку и бросил на пол. Полыхнуло яркое пламя. Огонь очень быстро охватил комнату.
— Бежим! — Парень за руку вытащил Табиту на улицу. Он закинул ее себе на спину и помчался в лес.
Остановился только после нескольких миль. Табита упала на землю, оперевшись локтями, ее стошнило. Парень протянул ей бутылку воды. — Держи… Это поможет.
— С-спасибо, — Табита взяла бутылку и, прополоскав рот подняла на парня глаза. — Он… убил их! Всех… А то, что я видела… Он пил КРОВЬ!
— Я тебе все расскажу, — пообещал парень. Я Кил, кстати.
— Табита, — представилась она.
— Идем… скоро ты все узнаешь… И сможешь отомстить.
Табита опомнилась от воспоминаний. В ту ночь она потеряла семью и, одолеваемая жаждой мести, обрела новую. Ее приняли в стаю. А Кил стал и другом, и братом, всем. Табита ненавидела вампиров. Лицо того, кто убил ее семью, она запомнила навсегда. Его карие самодовольные глаза глубоко засели в ее памяти. Девушка встала с земли, подняла сумку и, выпрямившись, накинула ее на плечо. Была примерно середина дня. Табита кого-то ждала.
— Я подзадержался, — раздался у нее за спиной, такой знакомый мужской голос. Девушка обернулась. Перед ней стоял Кил Спайдер, черноволосый, черноглазый красавец.
— Где ты был?
— Я хотел задать тот же вопрос.
— Навещала кровососов.
— Что? — Воскликнул Кил.
— Да, — кивнула Табита. — Но все без толку.
Кил невесело выдохнул. — Табита, ну зачем… зачем? Я же тебе говорил, наши готовят грандиозную облаву на кровопийц в Будапеште. Там ты выпустишь свой пар… гнев. Совсем недолго осталось.
— Я жду этого… с нетерпением, — гордо подняв голову, произнесла Табита. — И прошу тебя, Кил, хватит опекать меня… Ты мне не отец, только друг.
— Только друг, — очень тихо повторил ее слова Кил. Он целых тридцать лет провел с ней рядом. Никакой другой рядом он и не ждал. Ее глаза, волосы и улыбка, которую он не видел уже так давно. Это самое дорогое для него. Но она не может дать ему ничего большего, кроме дружбы. Он почти смирился с этим. Лучше быть хотя бы другом, чем вообще никем. Кил смотрел на нее, он хотел всегда оберегать. Только вот получится ли? С ее то буйным темпераментом.
— Ну, что, застыл? — Поторопила Табита. Кил отвлекся от мыслей. — Идем, — зашагала она первой, Кил последовал за ней.
— Нам нужно поспешить, до Будапешта путь неблизкий.
— Я согласна, — помахала рукой Табита. — Нужно ускориться, — и, улыбнувшись, побежала со скоростью свойственной оборотням. Кил невольно улыбнулся и последовал ее примеру.
Они пересекли лес и выбежали на опушку, откуда виднелся город. А через час Табита и Кил стояли в полумраке атриума какого-то подземного помещения. Высокие потолки и мощные колонны. Стены из мощеного камня. Тут не было никого, кроме них двоих.
— Мы на месте, — содрогнулся Кил. — Мне не по себе от этого места.
— Да брось ты, — отмахнулась Табита. — Идем.
Они зашагали вглубь помещения. Звук от их шагов эхом разлетался по залу, отскакивая от стен, и улетал вглубь, скрываясь в темноте. На пути Табиты и Кила появился мужчина. Высокий, широкоплечий с черными волосами и в кожаном плаще.- Добрый день, — поприветствовал он их. — Прошу за мной. Вас уже ожидают.
Мужчина зашагал впереди.
— Не люблю его, — шепнула Табита Килу.
— Ш-ш-ш! — Шикнул Кил. — Не нужно, чтоб нас слышали.
Они свернули вправо и спустились на пролет ниже по лестнице. Этот коридор пару раз вильнул влево и уперся в широкие чугунные ворота. Мужчина, что шел впереди, распахнул их. Перед ними открылась круглая, просторная, но мрачная комната с конусообразным потолком. Окна были лишь на потолке, в самом верху. В центре этой комнаты, полукругом стояли семь высоких мягких стульев, похожих на троны. Три, из которых занимали: худощавая женщина с русыми волосами, абсолютно черными глазами без белков и в синем длинном платье, мужчина плотного телосложения с черными волосами и глазами точно такими же, как у женщины и мужчина с лиловыми волосами и черными глазами. Помимо них тут еще было с десяток мужчин и женщин, они стояли в тени возле стен. Табита и Кил остановились напротив тех, что сидели на стульях. Мужчина, что привел их, отошел в тень.
— Табита, Кил, — заговорила женщина с русыми волосами. — Вы знаете, зачем вас пригласили?
— Не совсем, — призналась Табита.
— Нам известно, — продолжила женщина, — что ты, Табита, ведешь себя, не как подобает. Ты охотишься на вампиров в открытую…
— Что? — Опешила Табита. — Это суд? — И тут же, повернувшись на Кила, беззвучно прошептала. — Почему?
— Мне приказали… я не мог ослушаться, — пытался оправдаться Кил.
— Табита Айзакс, — вновь зазвучал голос женщины. — Твоя одержимость местью подвергает раскрытию…
— Кого? — Не выдержала Табита. — Вампиров? Раскрытию вампиров?
— Не только! — Прогремел мужчина плотного телосложения с черными волосами. — Ты стала обращать людей! Это немыслимо! Кто тебе позволил?
— Мы должны это остановить, — продолжил мужчина с лиловыми волосами.
— Каким образом? — Осведомилась Табита, осевшим голосом.
— Ты больше не выйдешь на улицу, — сообщила женщина с русыми волосами. — Будешь в заточении, а лет через триста…, когда наберешься ума, мы сможем пересмотреть наше решение.
— Что? — Воскликнула Табита.
— Увести! — Скомандовал мужчина плотного телосложения.
— Нет! — Закричала Табита.
Двое высоких мужчин, вышедших из тени, подхватили ее под руки и повели в неизвестность.
— Кил! — Выпалила она. — Я тебе верила!
Эти слова резали его сердце больнее серебряного клинка. Но он понимал, в заточении она будет в безопасности. Не причинит никому вреда и ей его тоже никто не нанесет. И все же сердце парня сжалось.
— Кил, — заговорила женщина с русыми волосами. — Ты поступил правильно.
— Вирджиния, — обратился к ней мужчина с лиловыми волосами. — Хватит. Вопрос решен.
— Мальчик сомневается, Винсент, — посмотрела на него Вирджиния, женщина с русыми волосами.
— Это не важно, — закончил разговор мужчина с лиловыми волосами по имени Винсент.
* * *
Кил стоял на балкончике, облокотившись на перила. Уже настала ночь. Шел дождь. Мелкие моросящие капли молотили по спине, голове, лицу парня. Он весь вымок до нитки, но все же не уходил в помещение. Поднялся ветер. Стало невыносимо холодно, но Кил не чувствовал этого, ведь его грела волчья кровь. Он убрал рукой намокшие пряди волос со лба и поднял взгляд на луну. Вдруг дико захотелось завыть. И он не стал сдерживать свое животное начало. Его протяжный вой эхом разлетелся над крышами домов города. Кил вцепился руками в свои волосы. Он должен это сделать. Выхода нет. Иначе совесть загрызет. Кил вошел в помещение и выбежал из комнаты в коридор. Сбежал по лестнице на четыре пролета и оказался в подземелье. Найти комнату с пленницей оказалось не так уж и сложно. Кил прислонился к двери. — Таб? Ты меня слышишь? Таб? Это я, Кил.
— Уходи! Ты предал меня. Уходи!
— Нет, не говори так! — В отчаянии воскликнул Кил. — Я помочь хочу. Я освобожу тебя.
Он открыл дверь. И они встретились взглядом. — Я помочь хочу…
— Ты… уже помог, — сухо и грубо произнесла Табита. — Не ищи меня больше.
Она побежала прочь из подземелья. Кил остался стоять на месте. Она не поняла его. Просто ушла. Табита очень тихо отворила дверь на первом этаже. Там в комнате, перед зеркалом сидела Вирджиния, женщина-оборотень с русыми волосами. Табита переступила через порог и взяла в руку длинный чугунный подсвечник, что стоял у входа. Она, плавно ступая, подкралась к Вирджинии. Но та увидела ее отражение в зеркале. Вирджиния круто обернулась.
— Привет, — расплылась в ехидной ухмылке Табита и, замахнувшись чугунным подсвечником, нанесла удар по лицу женщины. Вирджиния упала со стула на пол. — Что ты делаешь? — Она оскалилась.
Но Табита всадила подсвечник ей в грудь. Вирджиния закричала. Табита схватила с туалетного столика серебряный кол, с деревянной рукоятью и вонзила его в тело Вирджинии, в то место, где у человека находится сердце. Взрослая волчица корчилась и стонала от боли. Она задымилась и за несколько секунд словно ссохлась. Табита оглядела ее. — Как головешка стала… и даже возраст не помог, — с деланным сожалением произнесла Табита. — Подумаешь тысяча шестьсот десятый год… Эти цифры ничто. Ты ничему не научилась за свои годы. Вирджиния Холахан. Пусть ангелы смерти споют для тебя в аду.
Табита перешагнула через мертвое тело и, вытащив из него серебряный кол, выпрыгнула в окно. Приземлившись на ноги, она побежала вперед по улице. Теперь никто ее не остановит.
* * *
Красное «Ауди» остановилось возле моста через реку. Уже настало время сумерек. Хайден вышел из машины, оглянулся на вечернюю улицу города позади него: люди жили своей жизнью. Из автомобиля вышли Айла и я.
— В чем дело, Хайди? — Спросила Айла. — Почему мы остановились?
Хайден посмотрел на сестру. — Ни в чем. Просто решил остановиться.
Раздался звонок мобильного телефона. Хайден достал сотовый из своего кармана. Звонил незнакомый голос. — Да? Кто это? — Хайден снял трубку.
— Это Джастин, — послышался из телефона обеспокоенный мужской голос. — Помнишь? Тогда в отеле… Ты дал мне свой номер. Сказал звони, если что…
— Да припоминаю… Что случилось?
— Я не знаю… В общем, я встретил другого… Тоже вампира… Я таких еще не встречал. Думаю, ему очень много лет! Он сам нашел меня, сказал по запаху… Он был уверен, что я знаю некого Ротафорда.
— Ротафорд? — Переспросил Хайден. — А как выглядел тот, что интересовался?
— Темные волосы, голубые глаза… будто стеклянные и прямой нос…
— А зачем ему Ротафорд?
— Сказал, что за ним должок… но буквально за пару минут он понял, что мне… Ну, что я молод…
— Я из старейших только семейство Туа знаю, но если он искал Ротафорда, значит он не из их круга. Ты уверен, что ему много лет?
— Это бесспорно, — ответил из трубки, голос Джастина Малькома. — Он говорил и выглядел будто из другого века…
— Странно, — нахмурил лоб Хайден. — Ладно, будь на связи… Я позвоню.
Хайден положил трубку и убрал телефон в карман.
— Что такое? — Я подошла к нему.
— Это звонил Джастин, тот, с которым пересеклись в отеле.
— Ну? — Айла сложила руки на груди.
— Он сказал, что его навестил средневековый вампир, который интересовался Ротафордом.
— А ты не думаешь, что он врет? — Предположила Айла.
— Зачем ему это, — ответил Хайден. — Он напуган, я это чувствую…
— Я не думаю, что есть такие вампиры, которые не знают Туа и о которых не знает Ротафорд. — сказала Айла. — Ведь Ротафорд родоначальник. Он первый.
— Да, это больше чем странно, — кивнул Хайден. — Ротафорд первый… По крайней мере, он так всем говорил и написано в родословной книге… Все пошло с него. А тут хлоп, и появляется еще какой — то старейший вампир… Это более чем странно.
— Кто сможет нам все разъяснить? — Сдвинула брови Айла. — И зачем этот вампир ищет Туа?
— Нужно найти Александра. — Решил Хайден.
— Кто этот Александр? — Поинтересовалась я.
— Он жил при поместье Туа, — объяснил Хайден. — Работал, прислуживал для Ротафорда. Но спустя время, это я точно знаю, он откололся от них. Ротафорд страшно этого боялся и заявил, что Александр предатель. Он назначил за его голову награду.
— Как будем его искать? — Осведомилась Айла.
Хайден набрал номер на мобильном и стал ждать.
— Алло? — Раздался голос Джастина Малькома.
— Джастин, это Хайден. Скажи, ты сможешь для меня найти некоего Александра Грина, тысяча шестьсот двадцать второго года рождения?
— Какого года рождения? — Воскликнул Джастин.
— Так сможешь или нет? — Улыбнулся Хайден.
— Постараюсь, у меня есть знакомые… Постараюсь…
— Хорошо, я буду у тебя в долгу. — После чего он вновь разъединил звонок.
— Что сказал? — Осведомилась Айла.
— Обещал постараться.
Я чувствовала себя лишней в этом разговоре. Хайден подошел ко мне и обнял, заключив в своих крепких ледяных объятиях. Опустил свою голову на мою макушку и перевел взгляд на текущую речную воду под мостом. Нагнеталось что-то нехорошее, это он чувствовал. Ответ мог дать лишь Грин.
Опять зазвонил мобильник.
— Это Джастин, — сообщил Хайден, посмотрев на экран телефона. — Да, я слушаю.
— Тут полторы тысячи этих Гринов… Какого ищем? — Осведомился Джастин.
— М-м-м… я помню зеленые глаза и широкие скулы… Не могу точнее сказать…
— Весьма исчерпывающе, — хмыкнул Джастин. — Погоди… вот… кажется… Да, вот. Есть!
— Можно потише, я чуть не оглох, — улыбчиво произнес Хайден.
— Александр Грин, — продолжил Джастин. — Это Литва, Вильнюс, улица Stikiu 25, 2. Если захотите остановиться в гостинице, то советую «Европа Империал».
— Спасибо, Джастин, — поблагодарил Хайден и разъединил звонок. — Едем в Литву, — улыбнулся Хайден. — Через Польшу.
— Тогда поехали, — не успев сказать, Айла уже оказалась на заднем сидении автомобиля. Я непонимающе сдвинула брови.
— Думаю, ты не против, — очень мило улыбнулась Айла.
Я села на переднее сидение, рядом с водительским.
Хайден сел за руль и машина тут же тронулась с места.
— Наше путешествие затягивается, — Хайден прибавил громкость на магнитоле. Играла песня: «Broken bells — october». Я открыла окно, и в салон ворвался холодный лихой ветер. Он трепал волосы, путая их. Хлестал по лицу и приятно холодил его. Я закрыла глаза и постаралась ощутить всю его прелесть. Что такое ветер? Он не видим, не уловим, но ощутим. А ведь Хайден и Айла не могли чувствовать его прохлады.
— Нравиться ветер? — Заметил Хайден.
Я не открывая глаз, улыбнулась. — Иногда.
Мы ехали всю ночь, и. весь следующий день пробыли в дороге. Только к середине ночи оказались в Вильнюсе. — Нам нужна улица Stikiu, дом 25 и вторая квартира. — Хайден выглянул через лобовое стекло на табличку дома. — Айла включи навигатор.
— Секундочку, — Айла очень быстро стала нажимать кнопки на своем навороченном телефоне. — Стой, сейчас направо поверни и езжай до первого регулируемого перекрестка, а потом влево и до конца.
— Ясно, — кивнул Хайден.
Вскоре машина остановилась.
— Мы на месте, — Хайден вышел из автомобиля и, перебежав к двери, за которой сидела я, открыв ее, подал мне руку. — Идем.
Айла уже стояла на тротуаре. — Вы долго, ребятки. — Улыбнулась она.
Втроем мы вошли в парадную дома номер двадцать пять на Stikiu. Хайден постучал в дверь с номером два. Никто не открыл. Тогда Хайден позвонил в дверной звонок.
— Бесполезно, — покачала головой Айла. — Его нет дома.
— Ш-ш-ш! — Шикнул Хайден.
С той стороны двери послышались слабые, еле различимые звуки. Хайден посмотрел в мини-камеру, что висела над дверьми и произнес. — Здравствуй, Александр.
Дверной замок тут же щелкнул и дверь распахнулась. На пороге возник зеленоглазый мужчина с широкими скулами, лет тридцати на вид. Коротко стриженые темные волосы и черная шелковая пижама. У него рот от удивления открылся. — Бог ты мой, с вами человек? — Вампир Александр отошел в сторону, пропуская гостей в свою квартиру. — Заходите, не нужно, чтоб посторонние видели и слышали.
Хайден, я и Айла прошли в прихожую. Александр закрыл за нами дверь.
— Итак, — он все еще не отводил взгляда от меня. — Она… человек… Значит это…
— Да, — быстро ответил Хайден и загородил меня собой. — Это не ваше дело. Мы здесь по другому поводу.
— Я вижу, и сестрица твоя жива… Значит, обвели Туа вокруг пальца… Что вам от меня нужно?
— Во-первых, — заговорил Хайден. — После нашего разговора, чтоб вы забыли, что видели нас.
— Понятно.
— И еще… Ротафорд, действительно родоначальник?
— Александр как-то странно, натянуто улыбнулся.
— Один наш знакомый, — продолжил Хайден. — Повстречался с каким-то средневековым вампиром, который искал Ротафорда.
Александр в этот момент пил рубиново-красный напиток из бокала, поперхнулся.
— Расскажи, — потребовал Хайден. — Если это правда, значит, все то, что говорил всем Ротафорд, вранье. И он не первый.
Александр подошел к книжной полке.
— Что ж, — закусил он губу. — Ротафорд родился в одна тысяча шестьсот девятнадцатом году. А в возрасте сорока лет был обращен. Он богатый и влиятельный, запугал всех до смерти. Было принято считать, что он родоначальник и это не обсуждалось. Эта история о том, что он первородный, полная брехня. Его обратили… вампир по имени Волеслав.
— Волеслав? — Переспросил Хайден.
— Да, я вроде помню его.
— Да. Ему сейчас должно быть тысяча шесть лет.
— Сколько? — Не сдержалась Айла. — Ну и цифры? — Она возвела руки к верху.
Мне всегда казалась она слегка театральной. Будто все, что она делала было наиграно…
— Вот он то, Волеслав, — продолжил Александр, — был первородным. Он и его сестра стали первыми вампирами в тысяча сорок третьем году, когда ему было тридцать лет.
— Но почему это скрывалось? — Удивилась Айла.
— Потому что, Ротафорд так хотел. — Александр чуть улыбнулся. — У Волеслава была сестра Роксалана: соломенного цветаа волосы, зеленые глаза, выглядит на двадцать пять, но в реальности ей тысяча четыре года. Думаю, ты ее помнишь…
Хайден изменился в лице. — Да… я не забыл.
— И еще верный друг Волеслава — Даледор, тоже столетний вампир. Связь с ними потерялась в годах тысяча восемьсот тридцатых. Что с ними, и где они, понятия не имею… Думаю, тот с кем встретился ваш друг, один из них. И если они ищут Ротафорда… — что-то непременно затевается. И, кстати, держи свою подружку подальше от них, — он указал на меня. — Поверь мне на слово…
Айла непонимающе посмотрела на Хайдена.
— Кстати, — продолжил Александр. — Сын Ротафорда, Джозеф… я думаю, вы помните его. Он сейчас живет в Нью-Йорке. Его легко отыскать, он там владеет компанией что-то вроде красного креста. Огромный банк донорской крови: «Туа корпарейшн». Так же сеть отелей по всем курортам. Он ведет себя как… человек. О его отце ничего неизвестно. А Роксалана, если она еще жива, то это к лучшему.
— Почему? — Ввернула Айла. — По мне, так она всегда создавала слишком много проблем… С самого своего рождения…
— Твой брат понял меня, — не ответил Александр. — Видимо, вам придется навестить старого друга Джозефа. Хайден закусил губу.
— Это не обязательно. Я хотел узнать, есть ли кто старше Ротафорда… Я узнал. Остальное нас не волнует. Счастливо. — Этим Хайден закончил их беседу, вместе с Айлой и мной вышел из квартиры.
— Вот это да! — Выдохнула Айла, подойдя к красному «Ауди». — Значит, Ротафорд всего лишь придумал легенду. А мы то думали!