Витрина
Журналов

Хладные. Продолжение. Дампир №1

Комментарии
2

категория журнала | Литература

Вступление
Я сто раз уже пожалел, что тогда не остановил маму… Что позволил ей бежать… Я все гадал, а что было бы, если мы остались с отцом? Смог бы он ее уберечь?
Но, как бы я не корил себя, ни чего уже не вернуть…
Теперь ее нет, а я должен скрываться.
Глава 1. Стражи
Солнце сегодня грело вовсю. Жара была знойная. Даже и намека на слабый ветерок не было.
На пляже народу столько, что яблоку негде упасть. У самой воды, обхватив колени руками, сидел молодой парень, вытянув ноги и его голые ступни касались воды.
Запрокинув голову назад, он потянулся. Солнечные лучи слепили ему глаза.
Прошло уже двадцать лет с тех пор, как умерла мама, как первородный убил свою сестру и как я убежал от него.
Я ни сколько не изменился, больше не старюсь. Затормозился на двадцати лет.
Я все тогда сделал, как мне сказал призрак Хайдена. Я прилетел к отцу. Все ему рассказал. И он помогает мне прятаться все эти годы от первородного. Реинкарнацию мамы мы так и не нашли. Но, мы не оставляем этой надежды. Хоть конечно мы и понимаем, что это будет не она. Но, хотя бы увидеть вновь ее лицо…
Пару лет назад я нашел себе друга Майкла. Он отличный парень. Сильный и правильный. Я какое-то время учился в универе, в Ванкувере, там мы и познакомились. Я знаю, если что, он прикроет.
Я посвятил его в свою тайну. Как только понял, что он вампир. Потом мы вместе слетали к моему отцу, и он заявил, что уже встречал его раньше. Оказалось, Майкл был другом мамы. А потом началась типа вампирская бойня, Майкл сбежал, а все подумали, что он умер.
Мы прожили в Блэкпуле около месяца. Отец обучал Майкла технике боя. Он создал из него, моего стражника. Потом в экстренном порядке он отправил нас подальше, так как почувствовал приближение первородного. Теперь мы уже неделю живем в Волгограде.
— Еще не сварился? — Хмыкнул высокий, плотного телосложения парень с русыми коротко стрижеными волосами, с чуть болезненным видом из-за неестественно бледной кожи.
Алек Туа поднял на него глаза. — Принес?
— А то, — улыбнулся тот, что только что подошел и протянул пластиковую бутылку наполненную чем — то темно — алым.
— О, это… — Алек взял ее и сделал пару глотков. — Просто супер… Без этого, долго на солнце не могу. Но, я скучаю по солнцу, если долго его не вижу… Помнишь, как мы полтора года жили в Округе олимпийского полу — острова, штате Вашингтона? Там почти всегда дождливые дни…
— Ты в этом не одинок, — улыбнулся тот, что принес «выпить». — Я только что выпил свеженькой…, там такая девушка была… м-м…
— Ты что, убил ее Майкл? — Алек чуть не подавился, ошарашенный вскочил на ноги.
— Да нет, е — мое! Сдурел? Ал… Я выпил маленько и все. Она даже ни чего не вспомнит.
— Майкл, ты, надеюсь, не забыл наши правила?
— Нет. Не забыл. Мы не убиваем людей. — Отчеканил Майкл.
Александр, конечно, пил человеческую кровь, но только из донорских пунктов. Майкл предпочитал свежую, но людей не убивал. Хотя такой самоконтроль ему поддался только после прошествии двадцати лет. Его обратили, когда Майклу было семнадцать, сейчас ему уже было бы тридцать семь, но он вампир, а значит, не стареет. Отец Алека, Джозеф, обучал его выдержке. Чтоб контролировать жажду.
— Когда там мы выезжаем? — Осведомился Майкл.
— Тринадцатого, — ответил Алек. — Сегодня десятое. Значит через три дня.
— Держу пари, будет интересно, — ввернул Майкл.
— Не спорю, но веселого мало. Надо быть осторожными. Там в Румынии нас будет ждать отец.
После они отправились на съемную картину и прожили эти дни в ожидании тринадцатого числа. А когда оно настало, купили билеты на самолет и, собрав вещи (их собственно не много, у меня спортивная сумка и у Майкла тоже), поспешили в аэропорт.
Сев на самолет до Бухареста, Алек почти сразу погрузился в сон. Хорошо, что снотворное с собой прихватил. Сколько прошло времени, он не знал, когда его разбудил Майкл.
— В чем дело? — Александр приоткрыл один глаз.
— Прилетели, — сообщил он.
Выйдя в зал аэропорта, Алек сразу направился к авто стоянке. Майкл поспешил за ним. Машину решили не брать, а сели в автобус, на котором ехали археологи. Они любезно согласились их подвезти. Ну, конечно, кто устоит перед силой вампирского внушения.
Через пару часов юноши вышли из автобуса. День был солнечным, как ни, кстати, но, не жаркий. Дул слабый, редкий ветерок.
***
Мужчина бежал быстро и размашисто, захватывая полной грудью порции воздуха и выдыхая через раз.
Пятна крови, словно след, говорили о том, что он невозвратно теряет силы, что он ранен.
А главное, из-за капающей крови, он не оторвется от преследования.
Высоко над головой раскинулось ясное и синее небо. Но, здесь, в тени деревьев, был полумрак.
Размашистые ветви, обросшие листвой, не пускали сюда солнечные лучи.
Человек бежал через лес, неподалеку от побережья моря.
Он в который раз споткнулся и уже с трудом поднялся.
За ним бежало трое. Они то и дело принюхивались. Их невозможно было различить, лишь силуэты. Все их чувства обострены, они охотники. Один силуэт — похоже, что женщина. Длинноволосая и грациозная. Два других — мужчины.
Мужчина, уходящий от погони, вильнул, раз вправо и тут они его настигли. Накинулись словно стервятники.
Грохот тела и рычание охотников.
Они впились в шею и руки мужчины.
Он закричал, но быстро затих. Слабость разлилась по телу и руки бессильно разжались, выпустив запястье одного из убийц.
***
Небо постепенно светлело. Из черно — синих тонов переходило в темно — алые. На балконе сидел парень, лет двадцати светловолосый и голубоглазый, докуривая сигарету. Он смотрел в постепенно светлевшее небо. Рядом у ног лежал звонивший мобильник. Но мелодии не было слышно, лишь вибрация. На экране мигало имя «Мэри». Но юноша не желал отвечать, он уже все решил.
Дверь на балконе распахнулась и через нее вышла худощавая, светловолосая женщина, в махровом халате.
— Роб, иди в дом, — сказала она. — Всю ночь тут просидел, что с тобой происходит дорогой?
— Да все в порядке, мам, — заверил ее Роберт и убрав волосы со лба рукой, выпрямился в полный рост.
— Мне вчера звонили из колледжа, ты не был там уже три дня.
— У меня… м-м… были дела.
— Роб, я волнуюсь за тебя, — мать подошла ближе и обняла его. — Мы все переживаем… я, папа и Бекка.
— Не волнуйся, — Роберт высвободился из объятий матери и вошел в квартиру.
Он весь день провел дома, не выходя из комнаты. Ну и правда, как сказать родителям и любимой старшей сестре, что когда он проходил обычное обследование, у него обнаружили смертельную болезнь и все из-за этих чертовых сигарет.
Врачи сказали, что не могут помочь. Конец неизбежен.
В оконное стекло что-то щелкнуло, затем еще раз.
Роберт, встал с постели и взглянул на улицу. Там стоял его друг, его лучший друг Даниел Соваре. Темные волосы, которые как всегда топорщились ежиком. Роберт открыл окно.
— Привет, … думаю нам нужно поговорить.
— Ден, я… знаешь, — начал, было, Роберт.
— Хватит, Роб… ты ведешь себя словно… я не знаю… собрался сжечь все мосты! — Выпалил Дан.
— Ладно, я сейчас спущусь, — сдался Роберт.
И через пару минут уже стоял рядом с другом.
— Что у тебя стряслось? — Дан, спрятал руки в карманы куртки.
— Если скажу, обещаешь молчать?
— Ты же знаешь…
— Я умираю, Дан…
— Что?!
— Мне осталось пара месяцев.
— Ты что, Роб?! Ты же сейчас шутишь, да?! Если шутишь, то…
— Это не шутки, — перебил его Роберт. — Не нужно было курить… диагноз не утешительный.
Дан, прикрыл рот ладонью. — Господи, Роб это же… А твои родные?
— Я им не сказал… ты представь, как они это воспримут.
— И что? Ни как не вылечить?
— Нет… последняя стадия… не усмотрели на начальном этапе… — ответил Роберт. — Если б я раньше прошел обследование…
— Но ведь они… все… Все ра… — Дан, не мог это произнести.
— Ты хотел сказать, все равно узнают? — Поджал губы Роберт.
Дан сдавленно кивнул.
— Когда придет время, — Роберт грудно выдохнул.
— Но,… Но ведь можно что-то сделать, — расстроенный Дан смотрел на друга.
Роберт положил руку ему на плечо. — Ладно, дружище… не парься. Помоги мне лучше, это время, что осталось… отвлечься.
Дан посмотрел на друга. — Да, конечно… я… постараюсь.
Рядом с ними остановилась черная тонированная машина, марки «Wolc Vagen».
Заднее стекло чуть приопустилось. Но того, кто сидел на заднем сидении, не было видно.
Роберт и Даниел разом посмотрели на машину.
Но, постояв пару минут, машина довольно быстро уехала в неизвестном направлении.
— Что это было? — В один голос произнесли парни.
— Я в больницу, — сказал Роберт. — Сходишь со мной?
— Конечно, — отозвался Дан.
Вместе они зашагали по тротуару.
В больнице было не многолюдно. Парни сели на диван, возле дверей кабинета. Мимо прошла медсестра с карточками пациентов, в руках. Дверь кабинета распахнулась и в коридор вышел светловолосый, кареглазый мужчина с ровной бледной кожей, в белом халате. — Готре, проходите, пожалуйся, — пригласил он.
Роберт, встал с дивана и, пройдя в кабинет, сел на стул возле стола. Доктор обошел его и занял свое место за столом. Сложил руки на столе, заглянул в карточку и произнес. — Итак, мистер Готре… Диагноз не утешительный. Но, все же, лечением можно выиграть месяца три…
— Три? — Осипшим голосом произнес Роберт. — И все?
Доктор смотрел на него вкрадчивым взглядом.
— Я понимаю, — продолжил Роберт. — Виноват только я… Если бы я мог только… но время не повернуть вспять… я даже родителям еще ни чего не сказал… я… я…
— Тебе нужно поговорить с родными, — сказал доктор.
— Я понимаю… но, язык не поворачивается, — задохнулся Роберт. К горлу подступил ком. Парень с трудом сдерживал слезы.
Доктор достал из шкафчика за своей спиной, маленький флакончик, наполненный темно — алой жидкостью и поставил его на стол. — Вот, это лекарство… оно точно поможет.
Роберт взглянул на него. — На кровь похоже…
Доктор улыбнулся. — Это не она… Я жду тебя через три дня.
— А как надо принимать это лекарство? — Роберт взял пузырек и убрал в карман.
— Выпей все… Прямо сейчас.
— Я… ладно, — Роберт достал флакончик из кармана и откупорив его, выпил все содержимое.
Непонятный вкус. Чуть солоноватый и отдает железом.
— Увидимся через три дня, — вполне уверенно произнес доктор. Роберт кивнул, но думал совсем о другом. Он уже все решил. Ждать приближение конца, эти лишние месяцы ни к чему. Он вышел из кабинета.
— Ну? — К нему тут же подскочил Дан.
— Ни чего нового, — ответил Роберт. — Идем.
Возле дома Роберт обнял друга.
— Ты чего? — Обомлел Дан. — Будто прощаешься… ты чего?
— Да все в порядке, — соврал Роберт. — Ты просто знай, что ты мой лучший друг.
— Роб, — Дан чуть отступил от него. — Прекращай давай.
— Ладно, — Роберт выдавил из себя подобие улыбки. — Не переживай, — после чего хлопнул друга по плечу и прошел через калитку, к дверям дома. Зайдя к себе в комнату, он первым делом взял листок бумаги и ручку. Сел за стол и стал писать.
«Дороги мама папа и Бекка.
Простите, что не сказал вам сразу, но поймите, я не мог. Я очень люблю вас. Знайте это.
У меня обнаружен страшный диагноз. Мне осталось пара месяцев. Но я не хочу тянуть и ждать приближение конца.
Поэтому ухожу сейчас.
Надеюсь, что вы меня простите.
Всегда любящий вас — Роберт.»
Он отложил ручку, пробежался глазами по написанному и пошел в ванную. Где на полочке, в домашней аптечке, нашел две баночки с таблетками, что воздействуют на сердце.
Роберт налил стакан воды и стал горстями запивать эти таблетки. Как это будет? Он надеялся, что безболезненно. Роберт вернулся в свою комнату и лег на постель. Началось покалывание в области сердца, а потом сознание стало уходить. Он падал в бездну.
Его обнаружили утром.
Родители от горя места себе не находили. Они прочитали прощальное письмо несколько раз и все равно не верили. Двадцати летняя сестра Ребекка сидела в его комнате, плача возле стола.
Хотя родители и недолюбливали его друга Даниела, все же ни чего сейчас не сказали. И поэтому Дан сейчас стоял возле окна, комнаты Роберта. На парне, лица не было от горя.
А ведь вчера, когда они виделись, Роберт прощался с ним. Не нужно было его отпускать одного! Не нужно было! Даниел корил себя за это.
Панихиду назначили на завтра.
Здесь в ритуальном зале, собрались все родные и друзья. Каждый скорбил и соболезновал.
Роберт лежал в гробу. Бледный и неподвижный.
Дан смотреть на все это не мог. На его виске заиграл мускул. Он поджал губы и подступил к гробу. — Роб… — Прошептал он. — Роб… зачем?
Он положил свою руку поверх неподвижной руки лучшего друга.
— Ты же обещал…. Ну, ничего я схожу к этому докторишке! Обещаю. Он не помог тебе. Какой же он доктор после этого?!
— Даниел, — миссис Готре положила руку ему на плечо. — По — тише, пожалуйста.
Дан поджал губы, а потом и вовсе ушел. Он прямиком направился в больницу. Прямо так и ворвался в кабинет. — Вы! — Прорычал он.
Доктор в это время разговаривал по телефону. — Джозеф, я нашел ее. И уже приготовил стражника… Созвонимся позже. — Он положил трубку.
— Вы же врач! Как там вас…? Доктор Дериз!
— По тише, молодой человек. — Спокойно произнес доктор.
— Вы же могли ему помочь! — Не унимался Дан. — Но не помогли! Что теперь, он мертв! Свел счеты с жизнью!
— Кто вы? И о ком говорите?
— Я? … я говорю о моем друге Роберте Готре!
Доктор впервые сосредоточенно посмотрел на Даниела.
— Да. Я прямо с его похорон. — Подтвердил свои слова Дан.
— Я сожалею.
— Сожалеете? Серьезно? — В голосе Дана появилась ирония. — Знаете что, засуньте свои сожаления себе в… — Дан плюнул на пол и, открыв дверь с ноги, вышел из кабинета.
***
Стояла, глубока ночь. По кладбищу, среди могильных плит, шел мужчина со светлыми волосами. Ни кто иной, как доктор Дериз.
Он остановился возле свежей могилы на плите, которой было написано» Роберт Готре».
Дериз стал раскапывать ее. Открыв крышку гроба, доктор чуть приподнял голову Роберта. Прислушался — не бьется, но кровь бежит по венам. Нужно его пробудить.
Дериз склонился и укусил Роберта в шею. Тут же парень судорожно вдохнул воздух и открыв глаза, вскрикнул. Доктор прикрыл ему рот ладонью. — Тише — тише.
— Что? Я… умер? … я… как?
— Тише Роберт, — Дериз помог ему вылезти из могилы. — Я все тебе расскажу. Но вначале нужно закопать могилу.
Роберт ни чего не понимающий, смотрел на то, как доктор забрасывает землю. — Итак, когда ты пришел ко мне в первый раз, я сразу решил помочь. — Заговорил доктор, когда могила стала такой же, какой была до того, как он ее раскопал. — Помнишь то лекарство?
Роберт кивнул.
— Это была моя кровь…. Я вампир.
— Вы… кто? — Не поверил Роберт.
— Вампир… и ты теперь тоже. Ты же не будешь отрицать, то, что воскрес из мертвых? — Подметил доктор Дериз.
— А как воспримут мое воскрешение мои род…?
— Даже не думай! — Перебил его доктор. — Это не позволительно. К семье тебе больше нельзя. Для них ты мертв, навсегда.
— Но, зачем вы сделали это со мной?
— Это нужно. Ты нужен как стражник.
— Но, я не хотел этого…. Стражник? Вы о чем?
— Твоя сестра…
— Бекка?
— Да. Она реинкарнация одной девушки, жены моего старого друга. Дарьи уже нет в живых. Она покончила с собой. Еще нужен дампир.
— Кто?
— Ребенок рожденный от вампира и человека. Такой ребенок родился у моего друга. У него тоже есть стражник вампир. Теперь и для реинкарнации я создал тебя. Я обучу тебя всему, что нужно, а потом будешь ее охранять.
— Но, вы же сказали, что мне нельзя…
— Рано или поздно, твою сестру придется забрать из семьи, вы будете постоянно переезжать с места на место. Но, вам, ни в коем случае нельзя встречаться с дампиром. Это опасно. Ведь первородный сможет вычислить вас в два счета и все…
Идем, тебе нужно покормиться.
— Мне нужно, что?
Глава 2. Реинкарнация
Я видел сон — не все в нем было сном.
Погасло солнце светлое, и звезды
Скитались без цели, без лучей
В пространстве вечном, льдистая земля
Носилась слепо в воздухе безлунном…
Байрон.
Алек резко сел. Майкл еще спал. А Александр все ни как не мог уснуть. После того, как они пробыли несколько часов в самолете, а потом еще и сели в автобус археологов, им не где было покормиться. Жажда, мучительная жажда мучила как дампира, так и Майкла. Поэтому им пришлось сойти с автобуса археологов.
Они взяли машину, добрались до леса, а теперь после того как покормились, решили отдохнуть.
Алек, Открыл дверцу машины и вылез на улицу. Что-то не давало ему покоя. Непонятное чувство, которое ни как не отпускало. Тут он услышал крик.
Это женщина кричала. Майкл тут же проснулся. — В чем дело?
— Это от туда! — Алек указал на север, где как он мог рассмотреть был расположен палаточный лагерь туристов.
Майкл тут же завел автомобиль и вдавил педаль газа в пол. Доехав до лагеря, они повыскакивали из машины. У последней палатки были лишь следы крови, и ни какого присутствия кричавшей женщины.
Все кто был тут, суетились в ее поисках.
Как ни странно Алек и Майкл учуяли запах крови, то место, откуда он исходил сильнее. Они побежали туда.
То, что парни увидели…
В принципе Алек этого и ожидал.
Возле тела женщины стояло трое вампиров. Их губы и руки были в крови. Рыжеволосая, изящная девушка, в черном плаще. Ее лицо просто ангельское. Если бы не эта сцена Алек решил бы, что милее и добродушнее девушки быть не может. Лучистые глаза, пухлые губки. Молодой мужчина с русыми волосами, и каким — то заторможенным видом. И светловолосы йпарень с глазами цвета дождя…
Алек узнал его…
Быть не может! Он обратился…
Да еще и стал вампиром монстром!
— Алекс? — Все еще не верил Алек.
— О, — чуть улыбнулся он. — Привет Алек. А мы тут, знаешь ли…
— Да я вижу. Что с тобой? Ты обратился,… да еще и…
— Познакомься с моей сестрой, Алек. Это Айла, — представил он рыжеволосую. — И ее бойфренд Джастин. Я им рассказал, что я был создан с помощью клонирования…. Что Дарья покончила с собой… Айла обратила меня. А то, что мы охотимся вот так… так это только потому, что из-за меня им приходится скрываться, чтоб Роксалана не нашла…
— Можешь не париться по этому поводу, — заверил Алек. — Роксалану убил первородный.
— Волеслав? — В разговор вступила Айла. — ТЫ в своем уме парень? Что б Волеслав убил свою сестру? Это бред!
— Это я хотел убить ее, но я замешкался, и он сам заколол ее. На моих глазах.
— Кстати, Айла познакомьтесь, это Александр. Он сын Дарьи и Джозефа, — будто бы только что вспомнил Алекс.
У Айлы отвисла челюсть. — Быть не может…
Джастин открыл рот от изумления. — Дампир…? Их не бывает.
— Но я ведь стою перед вами, — весомо произнес Александр.
— Ты сказал, что Роксаланы больше нет, — опомнилась Айла.
Алек кивнул.
— Знаешь, первородных нельзя убить…. Скорее всего, она не мертва, а просто погружена в вампирскую кому. Но, так или иначе, Хайден им больше не нужен…
— Хайден? — Не понял Алек.
— У меня же двойное имя, — пояснил Алекс. — Хайден — Алекс… Просто Айле привычнее мое второе имя.
— Ясно…. Думаю, что не нужен. Но, Первородного все, же советую опасаться…. Идем, Майкл.
— Вы уходите? — Подал голос Алекс.
— Да, у нас дела…. Послушай, Айла. Ты же почти одногодка с моим отцом. Так?
— Да, — кивнула рыжеволосая.
— А сколько первородных было?
— Как сколько? Двое. Роксалана и Волеслав. А к чему такой вопрос? — Голос Айлы вмиг изменился. Будто бы напрягся. С чего это она насторожилась?
— Просто мне известно, что их было трое. И нужно найти третьего.
— Трое? Но, Волеслав всегда представлялся как родоначальник…. Разве ты не знаешь истории…?
— Знаю…. Но, у меня есть достоверный источник…. Я не могу ему не верить…
Алек подошел к ней и протянул листок бумаги. — Это мой номер. Мало ли что узнаешь, позвони. Кстати, я помню тебя…
— Разумеется. — Она кивнула и на ее ангельском лице вновь появилась улыбка. Как тогда, в самолете.
В этот самый момент, дампир опять увидел призрак Хайдена. Он возник так неожиданно, что Алек вскрикнул, шарахнулся в сторону и чуть не упал. — О, черт!
«- Не верь ей…. Я раньше не знал, а теперь…. Айла не та….»
Призрак исчез.
Алек помотал головой.
— Что-то не так? — Добродушно поинтересовалась Айла. Она смотрела на меня так, будто в душу заглядывала.
— Нет. Нет… все…. Нам пора. — Отстранено произнес Александр и вместе с Майклом пошли прочь. Обратно к своей машине. Нужно добраться до отеля «Кастел Дракула», там их будет ждать отец дампира.
Айла смотрела им вслед, а сама вспоминала о том, что когда — то сделала: «Небо темнело. Наступало моё любимое время суток — сумерки. С тех пор, как я стала вампиром, прошло около двух лет. Каждый день тянулся нескончаемо долго, я постоянно задавалась вопросом, что это за шутка и почему она произошла именно со мной. Я помню как сейчас, как Константин повторил и рассказал мне всё раза три четыре, пока я не поверила, что я теперь вампир. Если хоть раз признаться самой себе, то я подарила своим братьям и сестре не только силу, вечность, красоту, но и одиночество, месть, жажду и, в конце концов — свободу. К сожалению, я по-прежнему думала только об одном: о Рокс, о Вол и конечно же маленьком ребенке, которого отдали неизвестно кому. У меня ни когда не будет возможности состариться с человеком, которого я люблю, родить ребёнка, воспитать его, и радоваться всевозможным мелочам, видеть сны и наслаждаться человечностью. Я чувствовала, как ком рыданий подкатывает к горлу, я пыталась, честно пыталась удержать всё в себе, я ведь сильная, я теперь всё могу. Я не хочу причинять боль своей семье, своей сестре и брату своими страданиями. Они не тронули меня после того как я пыталась заступиться за Константина. Вол обманом погрузил его в вампирскую кому, а мне позволил уйти. Я не знала, где он спрятал Константина. Я буду всегда неподалеку от брата и сестры, буду наблюдать… И в конце концов узнаю место, а потом пробужу Константина.
Сегодня они приехали в Блэкпул и остановились в доме местного богача. Я видела их прибытие, нужно все обдумать. Я выскочила в открытое окно и умчалась в лес, наслаждаться одиночеством, и пытаться заглушить: боль. Отчаянье и свои рыдания.
Я шла по тропинке, идущей от не большого озера.
«Здесь очень красивая природа». — Подумала я про себя. Я шла и наслаждалась каждым шорохом, дуновением ветра и в этом момент я думала обо всем на свете.
Мои мысли прервал крик. Это был крик боли молодого мужчины. В тот момент я даже не думала, как всё будет, да в принципе и что будет дальше…
Мне хватило тридцати секунд, чтобы прибыть на этот крик. Картина, которую я видела, меня ужасала: на ещё не совсем оттаявшем снегу лежал парень на вид лет 20—21, он истекал кровью, в метре от него находился медведь, готовившийся к новому нападению на молодого человека». Он такой красивый, достаточно милый и вместе тем смешной, такой нежный и грозный. Нет Айла это не твоё дело, если он должен умереть, значит, такова судьба». Да это было самым правильным решением просто уйти. Но что меня останавливало? Почему я смотрела как зачарованная на этого парня. «Нет, он должен жить. И он будет жить». В следящую секунду я рванула к разъяренному медведю и сломала ему шею.
Я посмотрела на парня, он так мне напоминал моего любимого брата Константина, он не двигается и мне кажется, что не дышит. У меня началась паника, я вырвала несколько деревьев с корнем, а затем начала думать». Всё кончено. Он мёртв. Ты опоздала. Растяпа, это ты во всем виновата. Надо сразу было рвать глотку этому чертову медведю, а ты!» Неожиданно в тишине и спокойствии леса я услышала пусть и слабый, но стук сердца.
Недолго думая я схватила парня и кинулась домой, с такой скоростью, на какую только была способна. Когда я забежала домой сразу же положила его тело на стол.
Его не спасти! Я это чувствовала. И тогда, я решила. Я его обращу.
Я склонилась над почти уже умершим парнем и, прокусив свое запястье, стала вливать в его рот свою кровь, до тех пор, пока не убедилась, что в него попало достаточное количество. Вскоре я почувствовала, что кровь начала действовать. Она исцеляла его. Но, я же уже решила, он должен стать вампиром…
Поэтому, я не дала крови его исцелить…
Я свернула ему шею, затем выправила ее и стала ждать, когда он очнется, уже не человеком, — вампиром.
К концу подходил третий день, а я всё сидела и ждала. Я полностью была в своих раздумьях, поэтому даже не заметила когда ко мне в дом постучал Джозеф Туа.
Сын местного богача, у которого остановились мои родственнички. Он, Джозеф и этот парень, что лежал сейчас в маленькой комнате на столе, были типа друзья что — ли.
— Добрый день. — Он улыбнулся мне, и я подумала, что мне придется внушить этим двоим, что я сестра этого, мною обращенного.
Я посмотрела в глаза Джозефу и вуа ля! Все сделано. Я знала, мой гипноз не пройдет, даже если парень обратится в вампира.
— Айла, можно я пройду? Мне нужен Хайден.
— Хайдена сейчас нет, приди попозже, — очень приветливо и таким наивным голосом ответила я.
Все, прикрытие готово на века.
После того как он ушел, я закрыла дом и отправилась на охоту. И вот я уже неслась по лесу, ловя каждый шорох и каждый запах. Через несколько минут мне подвернулось пару оленей, мне будет достаточно. Поохотившись и подкрепившись я пошла на встречу своему новоиспеченному брату.
Я залетела в дом и хотела было направится на второй этаж к нему.
— Ангел, это ты? — его голос слегка дрогнул, признаться, я не ожидала такого приёма. К моему горлу подкатывались рыдания. Я обернулась и кинулась к нему на шею.
— Если бы ты только знал, как рада…
Молодой человек явно был ошарашен таким приёмом, да и я сама не знаю почему я так сделала. Просто с самого первого момента я знала, что он принадлежит только мне, и я буду бороться за своё счастье.
— Ты спасла меня. Ты мой личный ангел. И ты такая красивая…
Я больше не могла, просто стоять с ним вот так обнявшись, тем более что я понимала, ему нужно поохотится.
Я посмотрела ему в глаза и внушила тоже самое, что и Джозефу. Хайден отныне будет считать, что я его младшая сестра. Он не будет помнить, как девушка с лицом монстра ворвалась к ним в дом и убила его семью, как он побежал в лес пытаясь спастись, и наткнулся на медведя, как я нагнала его там. Он будет помнить, что его обратил отец Джозефа и меня тоже.
Я взяла его за руку и повела к выходу.
Бежали мы молча, каждый думал о своём. Первой как всегда не выдержала я.
— Прости меня. — Мой голос буквально был готов сорваться на плач, и он почувствовал это.
Остановившись, он посмотрел мне в глаза и сказал:
— Это я должен просить прощения. Это из-за меня тебя обратили, это из-за меня тебя сделали такой же. Я люблю тебя мой милый ангел. — он улыбнулся мне самой красивой улыбкой в мире а потом добавил. — Ты моя сестра, все что осталось у меня.
После этих слов он аккуратно склонился, будто боялся, что я убегу или растаю как если бы была изо льда, прижал к себе и поцеловал в макушку так нежно.»
«Значит эти двое сумасбродных затеяли что-то еще. Ни когда не поверю, чтоб Вол убил Рокс! Тем более это не возможно. Я должна найти их и все выяснить. А может, и найду зацепку на счет Константина. Только Волеслав знает, где он. Он погрузил Константина вампирскую кому, а мне позволил уйти со своей милости… жалкий упырь! Вот если бы найти Константина, тогда бы Волеслав попрыгал. Вот тогда бы он поджал хвост как трусливый пес».
Айла и её брат-близнец Константин родились в городе Блэкпул в тысяча шестьсот пятьдесят седьмом году. Они были не намного старше своих брата Волеслава и сестры Роксаланы. Они росли с одной матерью — Катериной Робеш. Их отец Виктор был тираном.
Он полностью контролировал всех своих членов семьи.
Близнецы с детства напоминали двух спустившихся с небес ангелов. С ангельскими личиками, с розовыми пухлыми губками — они никого не оставляли равнодушными. Только было одно большое «но» — Айла родилась второй и была слабой с рождения, с возрастом это стало ещё заметнее. Обычно таких детей называли недоразвитыми.
Девочка не могла полноценно говорить, была косоглаза, да и еще русые волосы стали приобретать рыжий оттенок — это в те времена считалось признаком дьявола и сатаны, таких как она сжигали на кострах вместе с семьей. Не смотря ни на что, Константин любил ее, всегда оберегал, один он редко гулял всё чаще с сестрой. Они были неразлучны. Их двое других брат и сестра, тоже были как отдельный коллектив. Волеслав недолюбливал Константина. А может, побаивался? И Роксалана, всегда думала только о себе и была на редкость ветреной девицей. Они были младше близнецов на два года.
Но их беззаботной жизни пришел конец, когда Роксалана в возрасте восемнадцати лет родила ребенка, но она не была в браке. Это позор для всей семьи.
Отец семейства отдал младенца другим людям, а дочь отправил в другой город к родственникам. Волеслав взбесился и не хотел мириться.
Но, это не главное. В один прекрасный момент, начался кошмар. Который ворвался в эту семью, в виде инквизиторов ворвавшихся к ним ночью и людей, ранее видевших Айлу и беременную Роксалану. Они вытащили полусонных людей на улицу, где кричали, и творился хаос. Всю семью должны были сжечь на костре. Но, Роксалана уже была спасена, ее отослали подальше от сюда днем ранее.
Остальные же были под угрозой. Первой была их мать. Дети плакали при виде матери на полыхающих бревнах…. Затем настал черёд Айлы. Окружающие были довольны происходящим. Как будто, так и надо, зато, что она не такая как всё! Убивать!
Константин вцепился в сестру, боясь отпускать. Он молил высшие силы о помощи. Просил милости. И в отчаянии закричал: — Я убью вас! Разорву горла каждому из вас! Вы не люди!
Константин выхватил у одного из гонителей топор и отрубил им мужчине голову. Началась паника.
Парень бился за свою семью. Он стал кровожадным.
На помощь ему подключился Волеслав и их отец. Отца убили, а братья перерезали почти всю деревню. Айлу они успели снять с костра, а мать нет. Дети были в раздавленном душевном и моральном состоянии.
Константин опустил топор и произнес. — Выпьем их крови, и таким образом заключим договор на вечно!
Айла, Константин и Волеслав подняли бокалы наполненные кровью убитых ими, произнеся — Вместе навечно!
Айла шептала себе под нос, какие то слова, похожие на заклинание.
В небе полоснула молния. Яркая вспышка.
Позже они оставили и для Роксаланы бокал, чтоб и она присоединилась к ним.
Константин пролежал без сознания дней пять. Открыв глаза первым, что он увидел, это была огромная комната. На нем был надет все тот же наряд. Первое чувство было изумление, второе непонимание. Константин сел и всё как-то непривычно закружилось перед глазами. Казалось, цвета стали ярче, и мир приобрел четкость, он был прекрасным! Зеркало! Промелькнуло в голове, увидев во всю стену зеркальную поверхность, как он уже стоял рядом с ним с широко раскрытыми от удивления глазами. Константин преподнес руку к щеке, затем к глазам.
— Мои глаза! — В шоке крикнул он. И в очередной раз удивился, только теперь звонкому переливу колокольчиков звучащих будто песня, когда он говорил. Потом снова как-то обречено уставился в зеркало, находя другие изменения. Хотя они были приятными. Перед ним стоял идеальный очаровательный юноша. Но глаза… Константин резко развернулся и оказался около окна, не узнавая места в которых оказался, затем прошёл по комнате, проводя ладонью по каждому попавшемуся под руку предмету. Всё ему показалось таким хрупким, когда он разбил или сломал пару вещей, что Константин оставил это занятие. Ведь при жизни он всегда всё берег. Тогда он вспомнил всё, что случилось, но как-то смутно, через пелену и расплывчато. Айла! Это уже было единственно, что его волновало. Он поискал глазами дверь. Постепенно стал осознавать, что он дома.
Айла и Волеслав еще были без сознания. И Константин стал ждать их пробуждения. Что бы потом вместе отправиться за Роксаланой…
***
Бекка заглушила машину и вышла из нее. — Привет.
Из-за дерева вышел Даниел. — Привет. Как ты? Как родители?
— Держаться. Идем? — Мотнула она головой. Ее темные волосы были собраны на затылке в тугой пучок, несколько прядей из которого уже выбились. Руки она спрятала в карманы ветровки.
Вместе с Даниелом они прошли через главные ворота, на кладбище. Дан нес в руках бутылку текилы. Они остановились возле могилы ее брата Роберта Готре. Дан, откупорил бутылку и сделал приличный глоток, затем протянул ее девушке. Она тоже отпила из бутылки, на глазах навернулись слезы.
Что-то прошуршало позади их спин.
— Ты это слышал?
— Ты это слышала? — В голос произнесли они.
— Я пойду, посмотрю, — решил Дан.
— Это глупо, Дан. Темно, ни чего не видно! — Выкрикнула ему в спину Бекка.
В темноте среди деревьев что-то промелькнуло и довольно быстро.
Дан и Бекка разом повернулись.
Снова что-то очень быстро прошуршало, теперь с другой стороны.
Дан и Бекка опять обернулись. И тут к ним из-за деревьев вышла женщина. С серой кожей и белыми волосами. — Почему вы тут одни? — ее голос был холодный и скользкий.
— Мэм, с вами все в порядке? — Дан сделал шаг ей на встречу.
— Да, все в порядке, милый, — скользко улыбнулась она.
— Вам помочь? — Дан, сделал еще пару шагов.
Бекка стояла на месте.
— Да, — протянула женщина. — Я не могу передвигаться без посторонней помощи. Если вам не сложно…
— Да, конечно, — Даниел подошел к ней и стал поддерживать под руку. — О, да вы ледяная, мэм… Мы отведем вас домой, где вы живете?
— Здесь, — прошипела она. Глаза ее налились кровью, лицо искривилось и удлинились клыки. Она со всей силы впилась в шею Даниела.
Он закричал и отшатнувшись упал на землю, схватившись рукой за рану. — Черт! Мэм, что с вами? ВЫ укусили меня!
— Да, — зашипела она и кинулась к нему. — Кровь!
Она словно зверь разорвала горло Дэна и пила его кровь. Он даже крикнуть не успел.
Бекка в панике закричала и бросилась бежать. Каждый раз спотыкалась о могильные плиты, но поднималась.
Вампирша нагнала ее и повалив на землю, занесла над ее шеей клыки. В этот момент кто-то с силой отшвырнул ее в сторону.
Это был светловолосый мужчина. — Поднимайся и беги! — Крикнул он.
Бекка была на грани нервного срыва. Этот мужчина опрокинул белобрысую на землю и воткнул в ее сердце кол, а потом оторвал голову.
Бекка прижала рот ладонями, но это не помогло, ее стошнило.
Воткнул в сердце кол?! Оторвал ей голову! Он убил ее! А затем поджог тело. После чего направился туда, где эта чокнутая убила Даниела и его тело тоже поджог.
Бекка все еще не могла прийти в себя. Ей бы подняться и бежать. А она не может совладать с собой. Этот мужчина подошел к ней и подал руку. — Вставай, Ребекка. Идем.
— Что? Ты знаешь мое имя? Откуда? Ты, убил ее! Вы, подожгли Дана!
— Идем, Ребекка, — настаивал доктор Дериз. — Я все тебе расскажу.
— Пока не скажите, не пойду ни куда!
Доктор Дериз рассказал ей о вампирах. О первородных, о реинкарнации и о том, что ее брат теперь ее стражник. О том, что ей придется перечеркнуть свою прежнюю жизнь и что больше нельзя возвращаться домой.
— Это… не реально, такого просто не бывает…. Я…
— Я тебя прекрасно понимаю, — кивнул Дериз, они шли к его машине. — Роберт пока еще не готов охранять тебя, поэтому это какое — то время буду делать я. Чтоб твоим родителям не было еще хуже, скажи им, что уезжаешь. И через недели две я тебя и Роберта отправлю, только пока еще не известно куда.
Доктор Дериз отвез девушку к ней домой, а сам уехал к себе.
Ребекка проснулась от маминого крика. Мама сейчас кричала почти каждую ночь, от кошмаров. Бекка уснула в джинсах и куртке прямо в кресле у окна, наглотавшись успокоительного.
Пройдет совсем немного времени, и вся жизнь ее перевернется с ног на голову. Но в тот вечер ничего подобного ей и в голову прийти не могло.
Спросонья она недоуменно хлопала глазами, не понимая, что происходит. Бекка никогда раньше не слышала, чтобы так кричали. И почему она так уверена в том, что кричала ее мама?..
Постепенно до ее сознания стало доходить: что-то случилось… что-то действительно ужасное… самое худшее.
Часы на ночном столике показывали без пятнадцати четыре.
Вскочив с кровати, девушка поспешила на шум. Еще не до конца проснувшись, она зацепилась ногой за мусорную корзину, стоявшую почему-то посередине комнаты, и, с трудом преодолев это препятствие, наконец, очутилась в коридоре. Там было темно. Яркий свет горел только в гостиной, оттуда и доносились крики.
Шагнув в комнату, Бекка застыла в дверях, с ужасом взирая на происходящее. Она вдруг поняла, что с этого момента ее жизнь изменится навсегда.
Парадная дверь была распахнута, и холодный воздух Толедо, Огайской ночи лился в комнату.
Толедо, город в штате Огайо, США, с населением 313 619 жителей по переписи 2000 года. Располагается в северно-западной части Огайо в пограничной со штатом Мичиган территории. Город Толедо служит центром метрополии округа Лукас с общей численностью населения достигающей 650 тыс. человек.
Район был впервые заселён европейскими переселенцами в 1794 году, после битвы Fallen Timbers (рус. У Поваленного Леса), состоявшейся между индейскими племенами и легионом армии США на территории в пригороде современного Толидо. Исторически город начал развиваться как портовый центр, соединяющий речной путь реки Моми и её каналы с акваторией Великих Озёр. Во второй половине XIX века с созданием сети железных дорог в США Толидо превратился в крупный железнодорожный центр Среднего Запада, что дало колоссальный толчок для развития промышленности в Толидо. Особенную известность приобрели предприятия стекольной промышленности, которые стали инноваторами в индустрии стекла на то время. Так, например, 15 января 1936 года первое здание в мире, полностью покрытое стеклом, было построено в Толидо для компании Оуэнс-Иллинойс. Другой крупной индустрией, развивавшейся в Толидо, были предприятия автомобильной промышленности, включая мануфактуру Виллис-Оверлэнд — создателя автомобилей Джип Уиллис.
Город расположен на западном побережье озера Эри возле устья реки Моми (англ. Maumee). Местность к югу от города известна как Большое Черное болото (англ. Great Black Swamp), которое было осушено в конце XIX века и дало обильные ресурсы для развития агрокультурной деятельности в этом районе. Сам же город находится в полосе известной как Oak Openings Region — песчаной саванне с дубовыми рощами. И болото, и песчаные саванны — остатки акватории и берегов, соответственно, древнего постледникового озера Моми (англ. Maumee), которое со временем приобрело современные очертания в виде озера Эри.
Папа в коротком домашнем халате крепко обнял маму, которая рвалась из его рук, пытаясь сдержать рвущийся из груди крик, будто стремясь убежать, и все время сдавленно кричала. Озарение пришло столь молниеносно, что Бекка вздрогнула, как от удара.
Ее брат погиб. У матери был очередной кошмар. Со дня смерти Роберта, так проходила каждая ночь. Антидепрессанты, что прописал доктор, матери не помогали.
Она с абсолютной ясностью осознала трагедию, но чувства молчали. Мгновение спустя адреналиновая волна, которой Бекка так боялась, нахлынула на нее. Лицо запылало, по коже с болезненным покалыванием побежали мурашки. На Бекку накатил приступ дурноты, и пол стал уходить из-под ног. Она тупо твердила про себя:
«О, Боже! Пожалуйста, пусть это окажется неправдой. Может быть, мне все это только привиделось! Смерть Даниела, вампирша с блондинистыми волосами и доктор Дериз, который рассказал, что Роберт вампир как и он. И что она, Бекка реинкарнация какой — то Дарьи и должна покинуть семью, пуститься в бега…»
Нет, если бы брат был жив, мама не стояла бы здесь и не кричала так страшно. Если бы Даниэл был жив и того что произошло на кладбище не было, она бы Бекка, не уснула в одежде наглотавшись успокоительного. Зацепиться за спасительную мысль не получалось.
«Пожалуйста, пусть это будет неправдой», — вновь и вновь, как заклинание, повторяла она.
И вдруг ей показалось, что она нашла решение и все еще можно исправить. Надо только незаметно вернуться в спальню, забраться обратно в кровать, укрыться с головой одеялом и зажмурить глаза…
Теперь, когда мама, обессилев, затихла. Бекка услышала голос отца, — чужой, полный отчаяния, срывающийся.
— Бекка, иди спать милая… все в порядке.
Девушка пошаркала обратно по коридору в свою спальню. Она шлепнула по выключателю и стала озираться по сторонам, словно никогда раньше не видела этой комнаты. Что она здесь делает? И почему вокруг такой беспорядок?
Она раскидала груду банных полотенец, вытащила из-под них кеды и сунула в них ноги. Она схватила с пола темно-синюю куртку, и неожиданно на глаза ей попалась фотография, засунутая за рамку зеркала.
Фотография Роберта в обнимку с Даниелом. Оба парня улыбались, показывая жестом — кулак с большим пальцем вверх, — что все отлично. Светлые волосы Роберта отливали на солнце золотом. Какой он потрясающий! В нижнем углу черным маркером по капоту серебристой «Honda» Даниела было небрежно написано: «Моей любимой сестренке в мире. Роберт».
Не отдавая себе отчета в своих действиях, Бекка вытащила фотографию из зеркала, запихнула ее в карман куртки, затем собрала кое — какие вещи в спортивную сумку и сбежала вниз по коридору.
Мама и папа видимо вернулись в спальню, так что Бекка без труда выбежала на улицу. Что она делает? Где этот доктор живет?
На улице было сыро. Моросил холодный дождь. Девушка не обращала на него внимания. И пусть ее волосы намокли и прилипли ко лбу, зато легкий шум дождя приглушал звук ее шагов.
Низкие облака заволокли небо.
Верилось с трудом, но она и в самом деле украдкой передвигалась вниз по своей улице, пряталась за припаркованными машинами и, согнувшись, пробиралась за кустами. Боясь все это время, что на нее снова кто — то нападет.
Она не знала, что будет тогда. Она полагалась на интуицию, позволяя ей вести себя. В настоящий момент ее интуиция была мудрее и сильнее, чем она сама.
Дом доктора Дэриз находилась на окраине города. Путь был долгим, и к тому времени, когда Бекка добралась до места, начался настоящий ливень. Она была рада спрятаться от дождя, но только куда?
«Шикарное место», — подумала она, углубляясь в отдающую эхом темноту. Огромный особняк. Просто великолепное строение. Но чувство от того, что она может увидеть здесь брата, которого похоронила пару дней назад, только ухудшало ее состояние.
Она все же смогла пересилить себя и, подойдя к двери, Бекка взялась за дверную ручку и толкнула дверь. В гостиной царил полумрак. Девушка шагнула в темноту, и дверь, скрипнув, захлопнулась за ней.
— Доктор Дериз? — Решилась подать голос Бекка.
Но, на ее голос вышел не доктор Дериз, а тот, кого она так боялась увидеть…
— Роб…
Вокруг Бекки все зашаталось, в глазах потемнело. Она почувствовала, как сердце бешено заколотилось. Стало трудно дышать. Ее всю затрясло. Ноги больше ее не держали.
— Бекка? — Голос Роберта сделал свое.
— Роб… — Девушка задыхалась.
Она отшатнулась назад, но слишком поздно. Ноги больше не держали ее, тело куда-то уплывало, а перед глазами, ослепляя, вспыхивали искры.
Она натолкнулась на что-то, на что не знала и падала… падала, напрасно пытаясь уцепиться за что-нибудь руками. Губы онемели.
Кто-то подхватил ее, не дав упасть на пол.
Ребекка спала. Она понимала, что спит, и это было удивительно, но еще более странным казалось то, что сон, который она видела, не был простым сном. И она знала это. Подсознательно она пыталась найти объяснение тому, что с ней происходит, и даже во сне испуганно оглядывалась по сторонам.
Когда она открыла глаза то увидела, что перед ней стоит парень, он был потрясающе красив. Атлетически сложенный, стройный, он был на голову выше ее. Светлые, прямые, слегка растрепанные волосы. Бледное лицо, чуть выступающие высокие скулы. Изгиб губ, который мог быть надменным и властным, сейчас был мягким и печальным. И бесстрашные чуть красноватые глаза.
Его глаза приковывали к себе, а лицо уже через мгновение стало казаться ей знакомым. И ту она узнала его. Роберт. Это был ее брат. Но, только он стал красивее.
— Послушай. Я знаю, ты не можешь этого понять. Принять. Извини. Это все трудно. Но, ты поймешь, я уверен. Ты сильная Бекка…
Бекка пожала плечами. — Я… я не…
— Вот, выпей, — над ней склонился доктор Дериз, протягивающий стакан с водой, пахнущей пустырником.
Глава 3. Ответы на вопросы
Маркус Дериз стоял возле окна, сложив руки на груди.
— А как насчет солнечного света? — Задала свой очередной вопрос Бекка.
— Мы не сгораем, но если находиться под ним слишком долго… тогда…
— Ясно, — кивнула Бекка. — Все как-то в голове не укладывается.
— Я тебя понимаю, — Маркус задернул занавески. — Главное, что вы должны знать: вампиры все разные. Точно так же как и люди. Так что, имейте ввиду. Мне нужно на работу, Ребекка, идем, я отвезу тебя домой. Пока что тебе опасно оставаться с Робертом. Он новообращенный и не контролирует свою жажду.
— А где он?
— Я закрываю его в подвале.
— Где?
— Там что — то типа комнаты, и, он не сможет выбраться от туда что б навредить кому либо. — Маркус взял сумку и вышел на улицу. Бекка поспешила за ним…
Доктор Дериз думал, прав ли он, что рассказал ей? Может лучше стереть память? Это происшествие в парке… Совсем было не к стати. Она пока не должна была ни чего знать.
Он решил. Бекка должна все забыть.
Для нее тот убитый парень будет без вести пропавшим.
***
Алек и Майкл стояли напротив отеля «Кастел Дракула». В каком номере остановился отец, Александр не знал. Они прошли в фойе, к стойке администратора. — Простите, — заговорил Алек. — В каком номере остановился Джозеф Туа?
Молодая девушка администратор, с короткими белыми волосами посмотрев в своих записях, констатировала. — Нет такого.
Не уже ли еще не приехал?
Потом она посмотрела на дампира. — Вы, Кристиан Озерански?
— Что? Нет.
— Вас ожидает мистер Адриан Тонне, — настаивала она. — Идемте, я вас провожу.
— Что? Я не знаю ни какого Тонне! — Запротестовал Алек.
— Идемте.
Что это? Не уже ли ловушка?
Но, все же они поднялись в номер. Дверь открылась. Администратор удалилась. Алек заглянул через порог.
— Здравствуй сын, — улыбнулся отец.
— Что за конспирация! — Возмутился Алек. Он с Майклом прошел в номер и закрыли за собой дверь.
— Добрый день, Джозеф, — сухо поприветствовал отца дампира, Майкл.
— Помнится мне в тот день, когда Хайден привез тебя с собой, ты был почти мертвым от жажды, теперь я вижу, ты держишься живчиком, — С насмешкой отозвался отец.
Майкл чуть улыбнулся. — С тех пор все круто изменилось…. Я наконец-то могу не убивать пищу… хм, то есть, — поправился он. — Людей…
Это напряжение между ними всегда бесило Алека, но, он не вмешивался. У них старая история знакомства.
— Ты общаешься с теми, кто был в той вампирской семье?
— Да, созваниваюсь с Карлосом. Он нашел Анну и Максима. Они вернулись в тот дом и вновь открыли «Люцифер». А еще приняли в семью какую-то молодую вампиршу.
— Понятно, — кивнул отец, затем посмотрел на сына. — Александр, а что ты хотел? Чужое имя — шанс что ни кто о нас не проведает, — Отец сел на краешек стола. На вид он сошел быему за брата, но ни как не за отца.
— Я встретил вампиров тут неподалёку, клона Хайдена и Айлу…
— Так? — Отец закусил губу.
— Опять появился призрак Хайдена. Он успел мне сказать, чтоб я не верил Айле, что она не та…. А потом Хайден исчез… Я ни чего не понял…
— Не верила Айле? — Задумчиво произнес отец. — В принципе, она ни когда мне не нравилась, на вид обычная вертушка… м-м… но кто знает… надо подумать. Ладно, пару дней тут проведем, а потом слетаем на Аляску. Затем вы оба полетите в Толедо Огайо.
***
Бекка очнулась посреди улицы. Будто отошла от сна. Она помнила, как собиралась на встречу с Даниелом, но, то что она туда ходила или нет, девушка не помнила. Просто провал. Она моргнула.
Затем пошла домой. Бекка уже прошла пару кварталов и стала переходить дорогу. Как не пойми, откуда на огромной скорости мчалась машина.
Кто-то сзади схватил ее за воротник и притянул к себе. Таким образом спас девушку от несчастного случая.
Бекка вскрикнула.
А ее спаситель произнес. — Надо быть осторожней.
Бекка обернулась.
Перед ней стоял красавец с русыми волосами. Его кожа была чуть бледная, а глаза… она таких не когда не видела. Что-то было в нем… что-то иное…
Рядом с ним стоял плечистый, коренастый парень с темными волосами и неестественно бледной кожей. Что придавало ему чуть болезненный вид.
— Осторожней, — улыбнулся тот, что с русыми волосами. Но улыбка его была какая то нервная.
— Спасибо, — кивнула Бекка и, развернувшись пошла прочь. ***