Витрина
Журналов

Философия любви №6

Комментарии
0

Милая, добрая, хорошая (рассказ)


Мне  надо было по делам съездить в Вологду. Билетов в плацкартные вагоны уже не было, поэтому пришлось ехать в купейном. Зайдя в своё купе, я увидел свою попутчицу в виде аккуратненькой старушки с очень грустными и добрыми глазами. Положив свои вещи, я уселся на своё место и, как и все пассажиры, уставился в окно.  Старушка занималась тем же, но иногда с интересом посматривала на мои руки. Дело в том, что ещё по молодости я сделал наколки на своих руках, и иногда меня принимали за того, кем на самом деле я никогда не был. Смутившись, я убрал руки со стола. Тем временем поезд тронулся и, предвкушая хороший сон под стук колес, я разобрал постель и пил чай, жуя прихваченные с собой бутерброды. Старушка тоже пила чай. Неожиданно она заговорила:

- Я погляжу, вы тоже хлебнули горя в жизни, промолвила она, чуть кивнув на мою руку со стаканом чая, - да не смущайтесь вы так, - добавила, когда я вновь спрятал руку под стол.

- Ошибки молодости, - хотел было объяснить я, но она, смотря чуть в сторону, начала, как я уже понял свой монолог. Я приготовился выслушать очередной рассказ о нелёгкой жизни на русской зоне.

- Сидеть и так тяжело, а ещё когда сидишь не за дело, а за кого-то, тяжелее вдвойне. Вот моя дочка Варюша попала в такую историю. Девка она хорошая, не гулящая, к учебе опять же её тянуло. Школу хорошо закончила, на бухгалтера выучилась, да и к подружке в фирму устроилась. Деньги стала зарабатывать, мне помогала, а как сейчас на одну пенсию прожить. Да очень она уж преданная по жизни. Вот это её и сгубило. Не знаю чего там у них получилось, но налоговая инспекция к ним нагрянула. Дочку мою и директора, подружку её значит, под суд. А подружка на суде всё так обставила, что Варюша стала виноватой, хотя сама всё и крутила. Дурёха моя весь суд промолчала. Вот два года и схлопотала. Подружка сухой вышла, как оказалось, ушлая была.

Парень у моей Вари был, пожениться они хотели, так он сразу после суда и исчез.  Два года срок не малый, особенно если сидишь без вины. Бедовая она оттуда вышла, на работу нигде не берут, выпивать стала, драться и опять за драку на улице чуть не угодила. Всё подружку обидчицу свою искала, а та в другой город жить уехала. Участковый наш, хороший человек, поговорил с ней по душам, да и на работу устроил в такси.

Она хорошо машину водить умеет. Ещё мой муж покойный водить её учил да приговаривал: «Учись Варька, в жизни всё пригодится может». Вот значит и пригодилось. Стала она работать и вроде, как всё налаживаться стало. С мужчиной познакомилась. Правда он старше её лет на пятнадцать, но я уж в их дела не лезла.

С ней тяжело после тюрьмы стало, а он терпел. Начнут спорить о чём ни будь, разругаются, она ему: «Да зэчка я, сука, стерва, чего тебе от меня надо?», а он ей: «Нет Варюша, ты  милая, добрая, хорошая!». Он давно её замуж звал, а Варюша всё сомневалась, что её такую бедовую полюбить могут, помнила видно, как от неё первый жених сбежал. 

 

    Тут она замолчала. Я увидел, в уголках её глаз слёзы. Под стук колёс мы молчали. Мимо проносились деревни, станции, на них люди со своими делами и заботами. Минут через пять, всё же проглотив свои внезапно нахлынувшие слезы, старушка продолжила свой рассказ, и как я уже понял, в главной своей части.

- Как говорится, не было счастья, да несчастье помогло. Поехала как-то Варюша в соседний город клиента отвозить, да на обратном пути увидела свою обидчицу, та в свою машину садилась. Вскипело видимо у Варьки всё, да так, что разума лишило, развернула она своё такси, разогналась и прямо в эту машину понеслась. В последний момент увидела, что в машине ребёнок, отвернула, да и столб врезалась. Такси разбила, а саму пришлось по запчастям собирать. Мужик её побелел весь, когда узнал. Полгода по больницам её выхаживал, а потом ещё год дома, как за дитём малым, лежачая она была, врачи сказали, что ходить не будет, а он выходил. Любит он её сильно.   

Подружка, обидчица её, всё поняла, лечение, и ремонт машины оплатила, в больницу приходила прощение просить, значит. Только Варюша послала её подальше. А сейчас уже всё хорошо, расписались они со своим, дочка у них будет.  Старушка замолчала.

Глаза её были по-прежнему задумчивыми, но в них было столько тепла и света. Поезд стал замедляться перед очередной станцией. Старушка засуетилась, собирая свои немногочисленные пожитки. Поезд остановился. Старушка посмотрела в окно и вся засветилась от счастья.

- А вон они, мои касатики, встречают, - кивнула она в окно.

Я увидел там крепкого, не по годам седого мужчину и симпатичную молодую женщину с признаками беременности.  Она  хромая, с палочкой пошла к нашему вагону. Он очень бережно поддерживал её. Старушка, тем временем попрощавшись, вышла из купе. Через минуту я увидел их всех на перроне. Они оживлённо разговаривали и улыбались друг другу так что, на станции стало светлее. 

Поезд тронулся, я ещё долго курил в тамбуре, думая о том, как часто судьба проверяет нас, посылая различные испытания, разных людей, и как мы все зависим от тепла человеческого!