Витрина
Журналов

Diary of a Poet №1

Комментарии
0

Категория:Литература

Бренд:Diary of a Poet

Название выпуска:"Выбор"

Автор:gurtovencko

Человек

Full

Дождь пронзает лицо иголками
И они растекаются по коже холодным металлом.
Замерзая, разбиваются на осколки
И воспаряют туманом над мертвым асфальтом.

Люди, люди, люди...
Дома - бетонные коробки, 
Были, есть и будут.
Люди ели и есть друг друга будут. 
Каким бы ни был Бог, 
Дождя осколком 
Или рисунком из охры, 
Меняется лишь цвет этих коробок. 

Человек, по сути, робок, 
Человек всего боится.
Он всего лишь повелитель коробок, 
Он всего лишь... Бога Зеница.

Человек человеку человек.
И "человек" здесь - человекозверь. 

Выйди и захлопни дверь.
Звон тишины разорвет в клочья стекла.
Вакуум темноты заглушит вопль человека.
Свет пустоты даст веру в нечто,
В нечто, во что верят только пустоверы.

Осознанные сны
Неосознанной реальности
Как памятник странности
Человеческому постулату:
"Не живя живи, а зажив - умри"

Человек человеку Бог.
Завещает, рождает и убивает.
Никогда, из века в век, из года в год, 
Человекобог ничего о себе не узнает. 

Человек человеку волк.
Вместе - жесток, силён и опасен. 
Один - забит, одинок и жалок.
Человековолк в лунном свете прекрасен.
Но только в свете лунном, 
В ином же - отвратен, 
Безобразен и безумен.
Угловат, с клыками и со стекающими по пасти, слюнями, 
Что тянут морду всегда к краю земли, 
А как к верху поднял он тяжёлый лик, 
Так в сумрачном свете и шерсти нет, 
И сама его сущность уснула,
Исчез циничный хищный оскал, 
Взгляд безумный угас.
Зверь пропал...
Так помните, во времена все, эпохи света лунного,
Что в мире этом, бренном, подлунном,
Человек человеку тварь.


#gurtovencko

Не покидая сонную обитель,
Переступая через сотни ям,
Историю пусть пишет победитель,
А я пойду к неведомым краям.

Невеждой слыть и быть умнее солнца
Не каждый сможет, радостно смеясь.
Надев на пальцы золотые кольца,
Я вновь пускаюсь в этот бурный пляс.

И ждать рассвета вот уж третьи сутки,
Коверкая известные слова,
Не выделить и маленькой минутки,
Чтоб завершить великие дела.

Пропащие, безжалостные ночи
Видали много поцелуев, слез...
От Петербурга прямиком до Сочи
Несётся солнце с облаками грез.

Вернусь. И лягу в сонную обитель.
Спасибо, что не дали мне заснуть!
Историю пусть пишет победитель,
А мне бы только мой рассвет вернуть...

#KatherineSmith

Я слышу: в окне соседнего дома
Плачет ребёнок. Громко, навзрыд.
Он толком ещё не рождён, не понят,
Не знает, что мир для него открыт.

Он видел пока только маму и папу,
И не о чем думать ему пока.
А он своим голосом мир сотрясает,
Поняв, что он важен едва-едва.

Мы пишем поэмы безропотно, грубо,
Чтоб каждый услышал, о чем мы молчим,
О том, что гудят по ночам воды в трубах,
О чем-то, в чем много избитых причин.

Мы верим, что люди - создания Бога,
Что каждый - ярчайшая в мире звезда.
Но много людей, и вселенных много,
И каждый из нас лишь большая беда.

Мечтами о вечном прошиты мотивы
Корявых, неровных, отчаянных строк.
Мы ярки, красивы, но вовсе не живы,
И дышим надеждой, что, в сущности, - смог.

Закрыв ежедневник с Тартаром и Раем,
Выходим из дома к таким же, как мы,
О том, что велики, в момент забываем
И ищем дешевле и красочней сны.

И план по захвату вселенной и мира
Куда-то уходит бессмысленно в даль,
Когда за прилавком в ночном магазине
Остаток на счете - все, что нам жаль.

Мы плачем, стенаем ночами безлунными,
Кричим, что изменим себя и людей.
Наутро - усталость; походкою сонною
Мы шаркаем прочь от прекрасных идей.

И в каждом из нас - лишь кричащий ребёнок,
Что верит в себя, в свою силу и власть,
И хочет сорвать все оковы пелёнок 
И броситься в омут, где вера и страсть.

Он верит, что может до нас докричаться,
Заставить пройти этот путь ещё раз,
Сквозь крики, сквозь боль против мира помчаться,
Исправить все то, что так давит на нас.

Ребёнок кричал из соседнего дома,
Он тоже не знает, что он - не один.
И слышится грустный и ласковых шёпот,
Качая на окнах лоскут пелерин.

#Katherine_Smith

Я хочу умереть, как Есенин.
И пылать я, как он, хочу.
Чтобы вспыхнуть под русскою сенью,
Не попав к старости в толчею.

Сотворив, верно, что-то безумное,
Разорвать в пух и прах мораль.
Не прощаясь ни с кем, ночью лунною
Поскорее умчаться вдаль.

Я хочу, как и он, быть любимой,
Но при том не любить никого.
И, гуляя тропинкою милой,
Забрести вдруг в родное село.

И упасть наземь, солнцем ласкаема,
И вдохнуть дух лазоревых трав.
И забыться на миг без отчаяния,
От тревоги на время удрав.

Я хочу, разъезжая по миру,
Возжелать вновь вернуться домой,
И, подобно чтоб было сапфиру
Небо русское, что надо мной.

Вот бы стать на секунду поэтом:
Рифмы льются, как воды в реке!
Покоряя сердца всех сонетом,
Предвещать себе пулю в виске.

"Дар поэта - ласкать и карябать!"
Так сказал чудных слов чародей.
Он хотел ужас с счастьем посватать,
От себя обезумев, злодей.

Я хочу быть единственно-яркой,
Пусть ценою последней мечты!
Чтоб не быть слишком приторно-сладкой,
Травму в душу мне - пусть горчит!

Я хочу жизнь прожить, как Есенин,
Подарив миру душу свою.
И остаться под русскою сенью,
Не робея, стоять на краю.

Пусть не сбудутся помыслы эти,
Жизнь его им самим прожита.
Только знайте: на том уже свете
Мы стоять будем рядом всегда!

#Katherine_Smith

И спустя века
Пронесется громогласным гулом правда.
Поникла златовласая поэта голова
И не поднимет больше взора
Ясного учитель неоправданный...

Злато влас, 
Горящее на солнце по утру,
Сиянье чистых глаз, 
Наполненных тем высшим светом
И ведущих к бытию.
Многим приходился по душе и по нутру
Златовлас...

Из-за одной лишь партийной системы
До сих пор неприкаянный пиит горит.
Пока меньшинство не улетело с ветром,
А большинство, прогнив внутри, 
Не сагитировало перемены, 
И все излецемерив,
Не поставило для всех примером
Насилия, убийства и грабёж, 
Пока все не стали слышать:
Шепот, дверной скрип, приговор-донос.

Пока Русь, Русь деревянная, 
Русь в избах, ризах, образах
Не разорвали в клочья
Когти пролетарских страж,
Покуда не умылись кровью, не упоились алкоголем, 
Пока на улицах не воцарился смрад
Разложившихся былых порядков покойников, 
Когда в подвалах не пытался страхом страх, 
Тогда и пел, свиристелем, хулиган и златовлас...

За спину заходили паршивые партийные скоты, 
Как только где-то гаснул свет.
И где же были все, идейные, вы,
Когда просил о помощи поэт?

Предатели, бандиты, воры, 
Растащили по кускам страну, себя, части души.
То, что он восхвалял, заставили сгнить
И по гною наверх залезли, слова им не скажи
И коль вокруг и воздух не красный, то и им не дыши, 
Дух в тебе иначе как не пролетарский.

В Рязани, в крестьянском сердце страны
Родился, желтоволосой, с голубыми глазами.
Быть может, были вы правы, 
Но не было правды за вами.
А он родину любил, душою, не лозунгами и словами, 
Душою, не красной тряпкой и голубыми глазами...

И с полыхающими черепами
Вы внизу теперь маршируете в суете
Меж идеологическими речами, 
Меж их столпами, 
А, вернее, оставшимися от них камнями.

Нестройный, уродливый шепот
Проникает сюда, все гаснет и меркнет.
Беззастенчивый, лживый ропот
Волною морской пенится и шепчет, 
Покуда мирик дремлет...
И волосы дыбом, 
И сухо во рту.
Огромная белая глыба
Растёт! А не тает... В моём личном аду.

Как ты мог, как ты мог...
Оседлав совесть, её же погонять.
Как мог ты, как ты мог!
Писать ту чёрную повесть, 
Пока мог себя защищать...

Ну и поэт...
Ну и хулиган!
Встать наперекор аппарату!

На перепутье дорог
Кровавого триумвирата, 
Посеяв вокруг правдивый обман, 
Каков скандалист, 
Каков же смутьян!
Ты слышал их, 
Когда сапоги их шли тебя умерщвлять?
Свою песнь сгнусавил над тобой, над усопшим, твой монах...

Авантюрист!
Ты так и не смог убить...
Чёрного короля.
И на поругань идёшь, златовлас.
Прости, да простит твой гений, но вина не их, 
Что были возле тебя, 
Вина твоя, 
Что не было...
Рядом других.

Пробегут года, пролетят разномастные лета, 
Пронесется громогласным, эхом раскатистым, правда.
И не поднимет больше взора
Поникшая поэта голова,
И не улыбнётся...
Наш учитель неоправданный...

#gurtovencko

По ту сторону шумного водопада
Мной была встречена истинная отрада,
В бездну безумцем с улыбкою мудреца
Ради победы над призрачным ангелом ада,
Все для того, чтоб не видеть конца.

Мутным потоком не мысли - сплошная тоска,
Идея лишь рдеет огнём, наивна, проста,
Ввинтилась в сознание, словно бездушный шуруп.
Я принял её, про себя сосчитав до ста,
Забыв, что когда-то был болен и очень глуп.

По ту сторону шумного водопада,
Где нет твоего бездумно послушного стада,
Где есть только ты - молчаливый злодей-консультант,
Где буду играть тебе горестно Людвига вана,
Как вновь обреченный на гибель глухой музыкант.

#Katherine_Smith

Листья зеленые. Шелестом пронеслось
Все, что когда-то было, да не сбылось.
Лёгкой рукою снято, и не срослось
То, что так нагло взорвали вдребезги.

Там, за туманом, лица уже не найти,
Можно лишь точку накала снова пройти,
Так не услышать искреннего "прости"
За громкими от дурмана визгами.

Точка срастания слишком уж далека,
Так притягательна снова твоя рука.
И, доведя неминуемо до греха,
В пыльном рассвете так хочется раствориться.

Листьев зелёных охапку ты бросишь вверх,
Голос твой гладок, будто бы лисий мех,
Вновь не услышу я больше надменных смех,
Что так безропотно пляшет над полем птицей.

То, чего нет, не беда и совсем не жаль,
Знала ты, сколько точилась вся бронь и сталь,
Сколько потерь я отдал, чтоб забыть январь,
В котором холодными вспышками капали слёзы.

Листья зеленые. Шелестом пронеслось
То, что когда-то не бЫло, не утряслось,
То, что придумал однажды на смех и злость,
Словно бездарные, горькие, мутные грёзы.

#Katherine_Smith