Витрина
Журналов

ДЕТЕКТИВЫ... МИСТИКА... РАССКАЗЫ... №65

Комментарии
0

категория журнала | Литература

ДЕТЕКТИВЫ... МИСТИКА... РАССКАЗЫ... №65

ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ ЖИЗНИ

Бренд: ДЕТЕКТИВЫ... МИСТИКА... РАССКАЗЫ...

Автор: tamara35

Дата издания: 20.04.2018

ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ ЖИЗНИ
Автор - Тамара Гайдамащук -Дарчия
ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ
СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ
ГЛАВА СОРОК ПЯТАЯ
И ПОСЛЕДНЯЯ
- Его взяли в городе. Причём, совершенно случайно. – Эдвард и Глория очень внимательно и с интересом смотрели на Майкла. - Рассказываю всё по порядку. После того, как с тобой, Глория случился криз охрана очень внимательно следила за всем, что происходило в доме. За всеми выездами и приездами всех домой. Всё было спокойно до сегодняшнего дня. Сегодня охрана заметила, как в городе кое-кто из обслуги куда-то торопливо направился и тут же позвонили мне. Я приказал следить за этим человеком. Охрана приступила к слежке, этот человек подошёл к одному офису по купле и продажи квартир, некоторое время постоял у его дверей, но во внутрь не зашёл, а куда-то торопливо направился и всё время поглядывал на часы. Он всё дальше и дальше отходил от машины, на которой приехал. Было похоже, что он собирается сбежать. Я дал приказ задержать его и доставить в мой офис. Его привезли ко мне и я начал с ним беседовать. Он был очень удивлён, но держался спокойно. И вдруг, сидя на близком от него расстоянии, я заметил, что у него на голове парик. Парик был очень хорошего качества, разглядеть, что это не родные волосы было труднова-то, но мне удалось. Я сразу же посмотрел в его глаза и заметил в них линзы. Я приказал ему всё это снять. Он попробовал возмутиться, но, видя наши с помощником лица, медленно стал снимать с себя парик, а, когда ещё и линзы вынул, то перед собой я увидел Томаса собственной персоной. Его обыскал мой помощник. У него ничего при себе не было, кроме небольшого блокнота. Когда помощник его вынул из кармана Томаса, тот кинулся его забирать, но ему не удалось. В этом блокноте Томас писал обо всём – как он планировал уничтожить именно тебя, Глория. Я беседовал с ним довольно долго. Он рассказывал уже обо всём, не скрывая ничего и рассказывал очень спокойно. Рассказал о своём побеге из тюрьмы. И в голосе у него проскальзывала гордость за себя. Похищение Лиз было его идеей. Не удалось украсть ваших денег, так он решил мстить. То, что Лиз сбежала он не знал и узнал об этом совершенно случайно, ему рассказала кухарка на кухне.
- Майкл, что ты хочешь этим сказать? Томас жил в нашем доме?! – Глория перебила Майкла. У неё выражения лица было до того испуганным, что Эдвард да и Майкл очень за неё перепугались как бы плохо ей не стало.
- Дорогая, успокойся. На тебе же лица нет. Смотри, какая ты бледная. Всё уже позади. Ещё плохо тебе станет. - Успокаивал жену Эдвард.
- Подожди, мне не плохо. Получается, что Томас жил в нашем доме?!
- Да, под видом садовника. Ваш садовник - это, и есть Томас.
- Боже! Какой ужас. И, как же ему это удалось? Проникнуть в дом садовником, да ещё с рекомендациями. - Бледность Глории стала медленно отходить, кровь постепенно приливала уже к лицу.
- Он и об этом всё подробно рассказал. - Продолжил Майкл. - Когда он сбежал из тюрьмы, то поселился в доме своего кузена – Фила которого мы ещё знали и как босса. Придумывал план, как подобраться к вам. Из-за охраны попасть в особняк было невозможно. Но ему повезло и удалось. Он устроился работать таксистом и как-то к нему в машину сел очень разговорчивый пассажир, который радостно сообщил ему, что устроился работать садовником в особняк к очень богатым людям и уже едет приступать к своим обязанностям. О такой удаче Томас и не мечтал и сразу же решил воспользоваться выпавшим шансом. Томас изобразил, что ему звонит на мобильный его больная жена, он даже про виброзвонок на ходу придумал и попросил у пассажира позволения заехать и узнать, что произошло с женой, почему она упала. Добрый и ничего не заподозривший пассажир даже свою помощь предложил и вместе с Томасом вышел из машины. В доме Томас его убил и похоронил тут же во дворе. Это его труп мы потом нашли. Томас знал из рассказа этого пассажира, что он одинок, никого у него нет и это тоже сработало в пользу плана Томаса. Таким образом, Томас и стал садовником Марком. У Фила в доме была масса париков и линз, Фил часто менял свою внешность, да и местожительства, что позволяло ему долго скрываться от полиции. Он выбрал один парик, линзы и до того изменил свою внешность с их помощью, что вы оба его и не узнали, когда в особняке появился садовник Марк. У вас и в мыслях не было, что это - Томас.
- Боже, какой ужас. – Только и проговорила Глория. А Эдвард сидел, закрыв глаза. Видимо, он заново просматривал всю эту картину появления садовника в их доме.
- Майкл, ты опять спас нам жизнь. - Произнёс он, медленно открывая глаза. – Майкл продолжал рассказывать.
- Когда ты, Глория отпустила его на три дня - он рассказывал об этом, зло ухмыляясь и, приговаривая – их доброта вызывает тошноту - Томас оперативно продал дом этого несчастного садовника, чтобы через адрес дома полиция не вышла бы на него. Он всегда всё очень тщательно продумывал. Когда в особняке появился новый шеф-повар, Томас решил использовать его в своих интересах и подставить его, что ему и удалось. Подозрения пали на шеф-повара. А потом он устроил «побег» шеф-повара. Это Томас налил ему в кофе сильную дозу мезатона и в карман халата подложил флакон, доверху наполненный этим же препаратом, а использованные ампулы закопал где-то в саду. Ему, как садовнику это не представляло трудности и не вызвало бы подозрений, что он что-то закапывает, ведь целыми днями он возился в земле. Шеф-повару он передал приказание от Глории - срочно ехать за мясом. Ничего не подозревающий повар, поехал. Его даже не удивило то, что водителя на тот момент не было, а ты, Глория его срочно гонишь за мясом, причём своим ходом, то есть на автобусе. Но после того, как между вами произошла небольшая стычка, шеф-повар лишний раз не хотел к тебе обращаться и воспринял твой приказ как должное. Всё как видите было учтено и продумано Томасом. Он, действительно, долгое время не вызывал ни у кого подозрений. Томас чувствовал себя в безопасности. Даже специально завёл «роман» с кухаркой. Он правильно рассудил, такое его поведение ещё больше расположит всех к нему. То, что ты, Глория его хвалишь и очень довольна его работой, даже оплату ему увеличила, вызывало у него внутренний смех, переходящий в злобу. Естественно, никакого романа с его стороны и не было, просто очередной удачно продуманный ход. Он был в полной уверенности, что ты не перенесёшь криза и ты не перенесла бы его, если бы выпила весь стакан молока, но, что-то тебя отвлекло от молока. Он рассказал, и о том, как ему удалось влить мезатон в молоко. Он находился на кухне, когда кухарка тебе наливала молоко. Посудомойка и шеф-повар были заняты своим делами и деликатно не смотрели в сторону «влюблённых», Томас обнял кухарку, прижал её к себе одной рукой, а второй быстро влил всё содержимое пузырька в стакан с молоком. Никто ничего и не заметил. А потом Роза отнесла тебе это смертельное молоко.
- Я даже не могу вспомнить , что же меня отвлекло и я не выпила весь стакан до конца. Боже, какой ужас. - Уже в который раз повторяла Глория, слушая Майкла.
- Когда ты осталась жива – Томас рвал и метал. Но никто и этого не замечал. Сегодня, будучи в городе, он решил узнать о покупке дома или квартиры. И по чистой случайности его взяли, хотя говорят, что чистых случайностей не бывает, а всё это - закономерности жизни. Томас не собирался прекращать строить планы о мести. Уж очень ты, Глория ему досадила своей настойчивостью в получении наследства. Он-то считал этот счёт бесхозным и мечтал его прибрать к рукам, но ты сорвала его планы, вот, он и мучился жаждой мщения. Но, к счастью, у него ничего не вышло. Его задержали как Марка, но уже это имя снято с него и он будет отныне Филом, а не Томасом. Судить его будут за два убийства - садовника и шеф-повара и покушение на тебя, Глория. Под своим именем он уже быть не может, ведь Томас скончался в заключении.
- Вот, это и была новость, которую я вам торопился сообщить. Скоро состоится суд над Томасом-Филом.
- Майкл, я не понимаю - Глория продолжала с удивлением смотреть на него. - Но он же не Фил, он же Томас, так почему же не объявить об этом?
-Дорогая, а ты представь какой разразится скандал, если всё это всплывёт. - Ответил Эдвард.
- Да, Эдвард, ты прав, скандал будет мощнейший и многие лишаться не только своих кресел, но и свободы. - Ответил Майкл. – Ваша явка в суд обязательна.
- Хоть и совсем не хочется видеть его физиономию, но идти придётся. Конечно, Майкл мы с Глорией обязательно будем.
Майкл уехал. Глория и Эдвард некоторое время ещё переваривали услышанную информацию, а потом Глория позвонила дочерям и сообщила им приятную новость - домашнее заключение закончено. Дочкам даже не верилось, что уже никто им не угрожает и ничто не грозит. Время постоянных тревог, наконец-то, прошло, настала спокойная жизнь.
***
Суда над Томасом-Филом долго ждать не пришлось. Он признал всё, в чём его обвиняли – убил садовника Марка, похоронил его в своём доме – (дом Фила выдал за свой, ведь он теперь - Фил), присвоил его документы и под видом садовника Марка проник в особняк Эдварда и Глории с целью убить её. Признался в убийстве шеф-повара, признался в том, что хотел подставить его вместо себя. Признался в покушении на Глорию, влив смертельную дозу мезатона в стакан молока, предназначенный ей.
На суде присутствовали все - и семья Эдварда и семьи их друзей. Суд огласил приговор Фила – двадцать лет строго режима.
- Как двадцать лет? - Удивилась Глория, и шепотом спросила рядом сидящего Майкла. - Разве не пожизненное?
- Глория, для него двадцать лет равносильно пожизненному, ему сейчас пятьдесят с лишним, через двадцать лет колонии строго режима его уже и в живых-то не будет.
- С его-то способностями? Ещё чего доброго сбежит и оттуда.
- Нет, оттуда, где он будет – не сбежать, ведь это на острове. Разве, что на тот свет только.
- Ты меня успокоил.
***
Прошло несколько месяцев. Джордж подрос. Он был всеобщим любимцем. Глория, наконец, привыкла к тому, что уже никто ими не интересуется и, что никакой угрозы им нет. Она даже шутила - жизнь стала серой и не интересной.
Один день она проводила с большими внуками, другой – с маленьким Джорджем.
***
Томас вёл себя в заключении очень тихо. Он всё никак не мог поверить в то, что план мщения ему не удался. Всё же было так распланировано и так тщательно продумано до мельчайших подробностей. Он в особняке Глории был на хорошем счету, никто его не узнал, относились к нему превосходно, подозрений он ни у кого не вызвал даже тогда, когда отравил Глорию и убил шеф-повара и из-за какой-то нелепицы – он отлично помнил тот день - хотел в офисе узнать о покупке дома или квартиры и, не заходя в офис, увидел в вывеске его над входом цены, которые они берут за консультации и проценты от сделок. Для него это было очень дорого и он решил быстро пройти в другой офис, которого как назло не оказалось рядом и он пошёл его искать, постоянно поглядывал на часы, чтобы долгим своим отсутствием не привлечь к себе внимание кухарки, водителя, а главное - охраны. Однако, длительное отсутствие его не скрылось от охраны и они тут же, сообщили этому вездесущему Майклу, который распорядился его задержать. Ну, были бы цены в этом офисе чуть пониже и ничего не произошло бы. Он, ведь и дальше планировал жить в особняке и привести в действие свою месть, а потом перейти в новый домик и жить в нём спокойно. Надо же, из-за такого пустяка всё у него сорвалось. Томас так долго всё это держал в себе, что ощутил непреодолимое желание с кем-нибудь поделиться, абсолютно всё равно с кем, лишь бы его выслушали и по достоинству оценили бы его изощрённый ум. И он решил рассказать всё своему сокамернику. Вечером, перед сном он сделал знак ему подойти и как бы между прочим стал рассказывать.
- Как ты думаешь кто я? – Спросил он сокамерника.
- Да чёрт тебя знает, кто ты. Заключённый под номером, вот ты кто. - Засмеявшись беззубым ртом, произнёс сосед.
- Вы все думаете, что я не образованный Фил, который половину свой жизни провёл в тюрьме?
- А ты образованный законопослушник, так, что ли? – Продолжал смеяться сосед.
- А ты не смейся. Именно так, и есть. Я был президентом банка и имею два высших образования.
- Ладно заливать-то. - Сосед уже от смеха стал громко икать. А Томас продолжал.
- Да, я - интеллигентный человек в отличии от всех вас, здесь сидящих. Я осуществил аферу века, я ограбил свой же банк, о сумме, которую я украл - говорить не буду, она заоблачная, но мне не повезло и меня упекли на всю жизнь. А потом - я сбежал из тюрьмы. - И Томас рассказал как он бежал.
- Вот, врёшь, так врёшь. - Сосед обратился к остальным. - Вы только послушайте его. Во заливает. – В камере было ещё десять человек и все они стали с интересом прислушиваться к рассказу Томаса.
- И, вообще, я не Фил, а Томас, а тот кто пожизненно сидел вместо меня - был мой кузен Фил. Он и умер вместо меня. - Томас истерически захохотал, а, отсмеявшись, продолжил. - А я остался на свободе. И жил по документам Марка - лопуха-садовника, которого убил, вот этими руками. – Томас протянул вперёд руки и повертел ими перед своими слушателями.
- Ээээ, да ты вовсе не тихоня, каким прикидываешься. - С опаской в голосе произнёс один из сокамерников. - А ещё говоришь - интеллигент и не такой как мы, да ты похлеще нас оказывается. – Сокамерники послушали его и отошли, надоел он им. Но этой аудитории Томасу показалось уже мало. Он вызвал конвоира и стал ему рассказывать. Тот, вначале прикрикнул на него, но потом решил послушать, что он расскажет. Внимательно его выслушал и заторопился к начальнику колонии.
- Тут один такое рассказывает. - И всё пересказал начальнику. Начальник, не долго думая, воизбежании скандала - а, то, что рассказал Томас и в таких подробностях могло и быть правдой и, если эта правда всплывёт… - быстро позвал доктора и уже в тот же день с диагнозом прогрессирующей шизофрении Томас был перевезён в клинику для душевнобольных. Он кричал, что его зовут не Фил, а Томас, но кто будет слушать и тем более верить умалишённому, перевезённому из колонии. А, ведь он говорил правду.
Спустя долгое время Томас, действительно, лишился рассудка. Он уже никому ничего не рассказывал, а наслаждался своей жизнью в клинике.
Когда об этом узнали в особняке Эдварда, то не очень-то и удивились. - Он всегда был больным на голову. - Констатировала Глория. - Там ему самое место.
О том, что вместо Томаса похоронен Фил и, что Томас в клинике для душевнобольных, его жена так и не узнала. Даже, если бы она и узнала, то её сам Томас узнать бы при всём желании не смог бы.
Так, до конца своих дней он и остался умалишённым Филом.
***
Как-то Глория, разговаривая со своими произнесла следующую фразу. – Всё, что с нами произошло очень похоже больше на роман, чем на реальную жизнь. – Сказала, и вдруг таинственно замолчала. - А, что? – Продолжила она через секунды. - Может, и, правда, написать такой роман? Даже название само появилось. - «ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ ЖИЗНИ». - Сторона светлая - это мы и наши друзья и тёмная – все те, кто старались нам навредить.
- Мама, это идея. – Поддержала Глорию Иви. – Всё, что в романе будет касаться меня – опишу я сама.
- А, что меня - опишу я. - Лиз-Мадлен тоже очень понравилась идея с романом.
Но написать роман у них не получилось. Описывать всё, что с ними произошло было очень опасно. И без романа они будут помнить всю жизнь всё, что им пришлось пережить за эти несколько долгих лет. Борьба за наследство увенчалась успехом, они добились того, что принадлежало им по праву. Но главное приобретение - это были друзья, с которыми они, не будь этого наследства, никогда в жизни не встретились бы.
КОНЕЦ