Витрина
Журналов

ДЕТЕКТИВЫ... МИСТИКА... РАССКАЗЫ... №155

Комментарии
1

категория журнала | Литература

ДЕТЕКТИВЫ... МИСТИКА... РАССКАЗЫ... №155

СМЕРТЬ НА ВИЛЛЕ

Бренд: ДЕТЕКТИВЫ... МИСТИКА... РАССКАЗЫ...

Автор: tamara35

Дата издания: 01.05.2018

Смерть на вилле
Глава 2
Тамара Гайдамащук -Дарчия
- Дорогие мои - обратилась Матильда к своим гостям, когда они расселись за огромным столом. - Я так рада, что вы смогли приехать. Ваш приезд - это самый дорогой для меня подарок. Вы все знакомы друг с другом, представлять вас не надо. Надеюсь, вы проведёте незабываемый отдых на вилле, и останетесь довольны. Причину, по которой я пригласила вас к себе, вы знаете. Мне очень хотелось отметить свой праздник в кругу самых любимых и дорогих мне людей и разделить с вами свою радость. – Матильда говорила очень тепло и искренне, еле сдерживая слёзы, но так и не сдержала их. – Я всех вас очень, очень люблю. – Комок в горле мешал ей говорить. На помощь жене пришёл любящий муж, глава дома Роберт, он поднял бокал и произнёс тост в честь своей супруги. Все присутствующие последовали его примеру, выпили за здоровье Матильды, а когда официальная часть вечера - тосты и пожелания юбиляру была завершена – Матильда приступила к осмотру полученных подарков.
Все подарки Матильде очень понравились, она была тронута вниманием и заботой своих друзей. Подаренное Ариадной трюмо вызвало у всех интерес и удивление, всем хотелось заглянуть в него и увидеть себя в разные периоды своей жизни. К трюмо выстроилась очередь, гости смотрелись в него и умирали с хохоту. А один из подарков вызвал спор, который грозил перейти даже в ссору. Этим подарком оказалась картина, написанная Агнесс. Картиной громко и долго восхищалась Мадлен, чем вызвала недоумение у Марка.
Картина вызвала восторг не только у Матильды, но и у педагога Агнесс. Агнесс писала долго, старательно и нетороплив, а когда закончила её, то первому кому показала свой труд, был её педагог. Он критически рассматривал творение любимой ученицы и остался очень и очень доволен, замечаний у него было.
- Ты стала зрелым художником, дорогая Агнесс. Тебе удалось передать во взгляде женщины её любовь к месту на фоне, которого она находится. Я горжусь тобой. Тебе пора готовиться уже к персональной выставке, твои работы надо выставлять и первой на выставку пойдёт именно эта картина. Пусть все любуются и восхищаются твоим мастерством.
Ариадна была очень польщена и горда, заслужить похвалу педагога - было непросто. Но выставлять свою работу она отказалась, объяснив педагогу причину своего отказа. Он, хоть и расстроился, но не стал настаивать, уважил решение своей ученицы.
И надо же какой-то ресторатор, совершенно далёкий от искусства, ничего в нём не понимающий, вдруг решил дать свою никому не нужную оценку её работе!!!
Агнесс не могла этого стерпеть и высказала ему своё мнение о нём. Высказала, возможно, чуть более резко, чем этого требовалось, но ведь и он отзывался не очень лестно. Агнесс была уверена, что после её выпада Марк успокоится и замолчит, но остановить Марка оказалось не лёгким делом.
- Милая девушка…
- Меня зовут Агнесс… - напомнила она Марку. Но он не обратил внимания и продолжал.
- …возможно, я нет так хорошо понимаю в искусстве как вы, ведь я не художник…
- Это заметно. - Вставила Агнесс.
- … но отличить красивую картину от той мазни, что у вас, поверьте, я могу. - Агнесс попыталась его опять перебить, но Марк не позволил ей этого. – Помолчите, пожалуйста. Я же слушал вас и не перебивал, теперь выслушайте вы меня. Я, знаете, привык любоваться творениями художников, наслаждаться созданными ими шедеврами, я люблю подолгу стоять у картины и не торопясь рассматривать её. Около вашей картины я тоже долго стоял. - Марк рассмеялся, выдержал паузу и продолжил. - Да, я стоял долго, потому что пытался найти второй глаз изображённой на портрете женщины – дамой назвать её просто язык не поворачивается, впрочем и на женщину изображённый субъект тоже мало похож - но увы, сколько ни искал, но так и не нашёл его. Я также не нашёл и второго уха этого субъекта. Вы либо забыли пририсовать, я подчёркиваю - пририсовать, а не написать, либо просто не смогли. Я также не заметил никакого сходства с Матильдой. - Все присутствующие в гостиной внимательно следили за происходящим и с трудом сдерживали улыбки, перепалке никто не придавал большого значения. А Марк продолжал. – Ну, согласитесь, зачем надо было Матильду изображать эдаким одноглазым и одноухим монстром. Я уверен, только из любви к вам Матильда восторгалась вашим «шедевром». Агнесс, вы бесспорно талантливы, но мой вам совет - или пишите в другой манере или не пишите вообще. Пусть лучше вы услышите честный отзыв в кругу своих близких, чем прочтёте его в каком-либо журнале. Поверьте, критики так распишут, что вам самой захочется всё бросить. – Марк опять выдержал паузу, а потом красиво завершил свою речь. - Но за ваше упорство в искусстве я поднимаю бокал. Оно того стоит. Удачи вам! - И залпом осушил бокал. Говорил он стоя, потом сел и с аппетитом принялся за еду.
Обстановка накалилась, уже никто не улыбался, все смотрели на Агнесс, на её растущую бледность. Она метала молнии в Марка и не сразу нашлась, что ему ответить, лишь зло, прищурив глаза, едва слышно прошептала – ты ещё пожалеешь о своих словах.
Все сидели затаив дыхание и не произносили ни звука. Каждый в душе понимал правоту слов Марка - манера письма Агнесс была рассчитана на любителя - единственно, что более и менее было красиво изображено на картине - так это сама вилла и природа вокруг неё, а сам портрет - был весьма и весьма оригинален. Но никто не хотел обижать Агнесс, ведь она так старалась ради именинницы.
Разрядила создавшуюся обстановку Матильда. Вдруг раздались звуки музыки, и хозяйка дома бодрым и весёлым голосом произнесла - настало время танцев. Давайте танцевать. - И направилась к Марку. - Ты же не откажешь юбиляру в танце?
Марк быстро дожевал, галантно поклонился Матильде, обнял её за талию и закружил в танце. Все последовали их примеру. Матильда глазами призывала сына пригласить на танец Агнесс, и он пригласил, правда, не Агнесс, а Джулию, чему Матильда была очень удивлена, но ничего не могла сказать сыну, зато, мило улыбаясь, стала выговаривать Марка.
- Дорогой мой крестник, зачем ты обидел такую замечательную девушку, ради чего?
- Крёстная, я никого не обижал, у меня и в мыслях не было обидеть такую красавицу. Но разве я не прав? Только честно. Разве можно назвать портретом то, что она намалевала?
- Можно! Это такой стиль в искусстве, в котором ты ничего не смыслишь.
- Но я привык получать наслаждение, любуясь работами художником, а о каком наслаждении можно говорить, глядя на то, что изобразила Агнесс. Самая настоящая мазня, другим словом и не назвать.
- Ну, ладно тебе, крёстный мой сынок, хватит. Не будем портить никому настроение. Кстати, здесь помимо Агнесс, которая, как я вижу, тебе не нравится, есть ещё две очаровательные девушки – Ирис и Джулия. – «Хорошо, что Агнесс не вызвала в нём интереса. – Быстро подумала Матильда. - Выбирай, обе - красавицы.
- Я это заметил. – Ответил Марк, провожая взглядом Джулию, которая танцевала со Стивом.
- Тебе понравилась Джулия? Она - прелесть, правда? Так подойди к ней, раз понравилась,
У Матильды был свой план, которого её же обожаемый сын нарушал. Он ни одним словом не обмолвился в защиту Агнесс и, когда Матильда объявила танцы, пригласил Джулию. А это не входило в план Матильды. Теперь она возлагала надежду на Марка. То, что он обратил внимание на Джулию - Матильда заметила сразу.
Музыка играла не умолкая. Старшее поколение танцевало гораздо активнее младшего.
В огромной гостиной были накрыты два стола - один для старших и в торой – для молодёжи. Так распорядилась Матильда, она хотела, что молодёжь не чувствовала себя за столом скованно.
Протанцевав подряд несколько танцев, все уселись на свои места. О картине Агнесс уже никто не вспоминал, и Матильда была очень рада этому. Настроение у всех присутствующих заметно поднялось.
- Роза, можно вас? – Маргарита, мать Агнесс подозвала горничную Матильды.
- Слушаю. - Роза быстро подошла к столу.
- Роза, милая у Матильды, я уверена, будет снотворное, принеси мне, пожалуйста, пару таблеток. Я сегодня так возбуждена, что без снотворного промучаюсь всю ночь до утра, и назавтра у меня может от бессонной ночи подскочить давление.
- Конечно же, есть. Я сейчас вам принесу. – Роза отошла выполнять просьбу гостьи. Проходя мимо стола молодёжи, её остановила Агнесс.
- Роза, моей маме случайно не плохо? О чём она тебя просила? – Агнесс заметила, как Маргарита подозвала Розу и забеспокоилась о матери.
- С вашей матерью всё в порядке. Просто она попросила меня о снотворном, и я обещала ей принести.
- Ты снотворное принеси мне, я сама передам его маме. Хорошо?
- Как скажете.
- Роза, и мне тоже пару таблеток снотворного принесите. У меня масса впечатлений от сегодняшнего дня, боюсь, что не засну.
- Хорошо, Марк принесу и вам. Что-нибудь ещё?
- Нет, Роза спасибо. Только снотворное.
Спустя некоторое время Роза принесла две таблетки в полиэтиленовом пакетике для Маргариты и оставила их Агнесс и такой же пакетик с двумя таблетками передала Марку. Молодой человек, и девушка, поблагодарив горничную, отпустили её.
Заиграла музыка и все разом повскакали со своих мест танцевать. А после танца Матильда громко объявила - сейчас будет фейерверк, прошу во двор.
Когда все вышли во двор, пиротехник уже зажигал петарды. И вдруг как по мановению волшебной палочки повалил снег, и это было так красиво - фейерверк и снегопад. Все залюбовались красивым зрелищем. А снег всё валил и валил. Молодёжь принялась играть в снежки, а глядя на них и старшее поколение тоже начало резвиться.
Когда фейерверк и петард погасли, все, раскрасневшиеся от игры в снежки, вернулись на виллу. Настроение было отличное. Праздник удался на славу. И вновь Матильда объявила танец. Танцевали все - и старшие, и младшие, несмотря на усталость. Пары были перепутаны - молодые кавалеры танцевали с дамами, а девушки - со взрослыми. Все веселились как дети.
Матильда очень внимательно следила за сыном и была не совсем довольна им. Стив чаще танцевал с Джулией, чем с Агнесс. – «А Джулия, видимо, приглянулась не только моему сыну, Марк тоже вокруг неё вьётся». - Думала Матильда, наблюдая за ними.
Танец закончился и все опять сели за стол. Вдруг Ирис громко произнесла - вы только гляньте, что творится во дворе. - Она вскочила и подбежала к окну. Все повернулись в сторону окон, а молодёжь повскакала со своих мест.
- Какая красота!...
- Боже, как он валит…
- Нас засыплет… это точно…
- Это же настоящий снегопад…
Все восторженно смотрели на падающий снег.
- Матильда, чувствую, что мы застрянем у тебя надолго.
- Маргарита, а я так и планировала, что вы все останетесь у меня не на один день. И я этому очень рада, когда ещё вот так весело соберёмся. – Матильда обняла подругу. - Знаешь, я так рада и так счастлива сегодня. У меня такого весёлого дня рождения не было с самого детства. – Слёзы опять набежали на глаза и Матильда их незаметно вытерла.
Молодёжь, наглядевшись на снег, вернулась к своему столу. Агнесс что-то внимательно разглядывала на столе, как будто искала.
- Агнесс, ты что-то потеряла? – Спросила её Ирис.
- Да. Снотворные таблетки не могу найти. Я хорошо помню, что положила пакетик здесь, рядом с тарелкой, а сейчас его нет.
- Я тоже видела, что ты их положила. – Сказала Джулия. - Может, упал пакетик на пол?
Агнесс быстро заглянула под стол. - Нет, нету их.
- А, может, Роза отнесла таблетки твоей матери? - Высказал предположение Марк. - Мои вот лежат. Надо мне уже выпить их, чтобы сразу, как поднимусь к себе заснуть. – Марк бросил две таблетки в свой бокал с соком, размешал ложкой и залпом выпил - обожаю апельсиновый сок. Джулия, вам налить?
- Нет, спасибо. Я и так много жидкости сегодня выпила.
- Джулия, может, потанцуем ещё? - Предложил ей Стив.
- Я так устала. Думаю, на сегодня уже хватит и сока и танцев.
- Ну, пожалуйста, последний танец. Очень прошу вас. – Стив приставал как ребёнок. – Смотри, взрослые ещё вовсю пляшут.
После танца ко всем обратилась Матильда. - Я так сегодня счастлива и это, благодаря всем вам, вы доставили мне огромное наслаждение, а сейчас, если вы уже устали - будем прощаться до завтра.
Маргарита и Александр, первыми направились к двери. Агнесс подошла к родителям пожелать им спокойной ночи, а потом вернулась к своему столу.
- Нашлись таблетки. Они у мамы.
- Ну, и отлично. - Ответила ей Ирис. - А ты так нервничала. Пожалуй, я тоже пойду спать, уже очень поздно. - Ирис покинула гостиную.
- Агнесс, может, мы потанцуем? - Неуверенно предложил Марк.
- А ты за танцем не заснёшь? Осоловел уже, иди-ка лучше спать.
- Да, ты права.. чего-то ко сну клонит сильно. Пойду к себе, а то ещё прямо здесь засну.
Стив и Джулия дотанцовывали последний танец. Как закончили танцевать, подошли к столу, за которым сидела только Агнесс, она сразу обратилась к Джулии.
- Нашлись таблетки. Они у моей мамы.
- Ну вот, а ты переживала. Я вижу, уже почти все разошлись.
- Да. Ирис устала, а Марк засыпать стал прямо за столом. Интересно, успел доплестись он до своей комнаты, не заснул ли по дороге? Взрослые уже все разошлись, пора и нам.
Когда все покинули гостиную, прислуга принялась за уборку.
А за окном продолжал падать снег.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…