Витрина
Журналов

Демон революции №5

Комментарии
3

Категория:Культура

Бренд:Демон революции

Название выпуска:Мы, Николай Вторый

Автор:Сергей Черкасов

А было ли отречение?

15 марта 1917 года император Николай II подписал отречение от престола. Документ, призванный принести мир и спокойствие в стране, на деле принес кровавую гражданскую смуту. Но через сто лет после подписания того самого документа возник вопрос: а было ли отречение в действительности?
Версия о том, что документ отречения является фальшивкой, сегодня имеет больше сторонников, чем ряды тех, кто считает его подлинным. Во-первых, подпись в манифесте выполнена карандашом, хотя Николай всегда документы подписывал чернилами. Во-вторых, вызывает подозрение, что текст отречения напечатан на машинке, карандашную подпись довольно легко подделать, если бы текст был написан целиком от руки, претензий было бы на порядок меньше. В-третьих, сам документ напечатан на телеграфных бланках, хотя в царском поезде вполне можно было найти официальные бланки и чернила. Но скорее всего, это говорит не о том, что отречения не было вовсе, а о его насильственном характере. Николай II отразил свои переживания по поводу отречения в своем дневнике, где подтвердил факт подписи манифеста и выразил свою печаль по поводу того, что "кругом измена, и трусость, и обман!". Впрочем, подлинность дневников Николая II сегодня тоже оспаривается.
Следует отметить, что факт отречения подтверждается и в других исторических документах, но даже его наличие не говорит о трусости или предательстве царя. Из двух зол - отречение или Гражданская война - Николай выбрал, как ему казалось, меньшее и... вверг страну в полнейший хаос. По большому счёту, именно Николай своим отказом от престола запустил процесс Гражданской войны. Общество разделилось на тех, кто поддер­живал отречение, и тех, кто был им возмущён. И это были не привычные нам белые и красные. Черта проходила в самых неожиданных местах.
Еще более интересен вопрос о юридической легитимности манифеста. Основные законы Российской империи не знали такого понятия, как «отречение», когда речь шла о царствующем монархе. Кроме того, существует еще несколько признаков, которые говорят об отсутствии отречения де-юре. Но, как известно, в условиях военного времени гражданские законы действуют не всегда, поэтому остается принять пресловутый манифест как свершившийся факт.