Витрина
Журналов

DEATH OBSESSION №1

Комментарии
0

категория журнала | Литература

Не сегодня

- Только не в мою смену, дорогуша! – произнес пожилой хирург, закрывая дверь операционной перед Смертью. - Он все равно будет моим! – обиженно фыркнула та и ударила прозрачными руками в стекло. Но умудренный опытом и уверенный в своем успехе доктор ее не слушал. Перед ним на операционном столе лежал молодой парень, чья жизнь висела на тоненькой паутинке после дорожной аварии, в которую он попал вместе со своей  девушкой. Он еще не знал, что холодная ревнивица, что ждет за дверью, уже успела забрать ее. То ли это неведение, то ли торопливое копошение врача и его ассистентов все еще сохраняло хрупкую жизнь в сердце юноши, пока тот бродил по снам наркоза вместе с любимой, как ни в чем не бывало.  И каждый новый удар этого сердца приводил Смерть в неистовство, заставляя кричать и царапать стекло хрустальными ногтями. Но как только операция была закончена, и доктор стянул маску со вспотевшего морщинистого лица, торжественно произнеся «Живи, сынок!», Смерть приняла свое временное поражение и, отдалившись, растворилась в воздухе.   «Почему… Почему она, а не я?» - несколькими днями спустя мысленно спрашивал парень, глядя на юное побледневшее лицо в гробу, уложенном цветами. - Я хотела тебя, но ты оказался сильнее… - вслух ответила Смерть, стоявшая за спиной. Холодный ветер сдувал мелкие крупицы снега с растрепанных русых волос юноши, с его черного пальто, попутно трогая светлые завитки и пушистые ресницы закрытых навечно глаз его возлюбленной. Словно она просто спала и видела тревожный сон. Но это был его кошмар, опустошающий и гнетущий потерянное сердце, тогда как девушка уже не ощущала ни холода, ни скорбящего взгляда заплаканных голубых глаз своего жениха.   Время шло, и шрамы зарастали, на теле, но не в душе. Истощенный и потрепанный жизнью, юноша искал ее смысл на дне стакана, надеясь, что терять уже нечего. В плохо освещенной комнате царил беспорядок, среди которого то и дело проявлялся знакомый силуэт, сверлящий белыми глазами пьяного бедолагу. В один момент он не выдержал и заговорил с непрошенной гостьей, едва осилив охрипшее горло: - Пьянство убивает медленно, ты так и сама подохнешь. Смерть тихо посмеялась в ответ, и смех ее разбился о стены точно ледяная крошка. Парень почесал заросший подбородок и тяжело вздохнул. - А мне вот ничерта не смешно, - добавил он, и на этот раз услышал в ответ лишь тишину. Бесстрашно просочившись прямо под ногами потусторонней гостьи сквозь полы ее прозрачного савана, пятнистый серый кот с разбегу запрыгнул на колени хозяина. Тот улыбнулся и погладил питомца. - Видала? Мы тебя не боимся! – выдал он, слегка приободрившись. - Ошибаешься, меня все боятся, - ехидным голосом возразила Смерть, продолжая загадочно смотреть и жутко улыбаться всеми зубами своего черепа сквозь просвечивающую кожу. Как и всегда.   А дни все летели перед глазами, точно те снежинки на похоронах. Парень запер дверь, вернувшись домой после нервного рабочего дня, за который он едва ли этой работы ни лишился. - Ты что там делаешь, засранец шерстяной? – крикнул он в адрес кота, который почему-то не встречал его у порога. С любопытством оглядываясь по сторонам, парень снял залепленные снегом ботинки и прошел в гостиную. На диване, по-хозяйски развалившись, сидела Смерть и нежно поглаживала призрачного кота на своих коленях. - Боже, нет! – ужаснулся юноша, и к горлу его подкатил комок слез. - Я помню день, когда ты родился… - заговорила она, не отводя глаз от фантомного животного. Не слушая ее, парень принялся судорожно осматривать дом и заглядывать в каждый уголок. - Я уж было забрала тебя из рук матери, такого крохотного и слабого, - продолжала Смерть, -  но она молила меня забрать ее жизнь вместо твоей. И тогда я решила дождаться, когда ты повзрослеешь. Я и подумать не могла, что ты станешь таким красивым, и таким дерзким… - За что… За что?! – истерично закричал юноша, опустившись на колени перед  растянувшимся, еще не остывшим кошачьим трупиком, найденным на кухне со стекающей изо рта черной рвотой. Видимо, домашний любимец отравился какой-то дрянью, съеденной на улице. - Когда ты уже отцепишься от меня, а? – дрожащим голосом выдавил парень, поднимая пушистое тельце, - Этот кот последнее, что у меня было! Ты забрала всех, кого я любил – мою семью, моих друзей, мою невесту! Я ненавижу тебя, слышишь, ненавижу! Смерть появилась на кухне, сдавливая мурлыкающий призрак своими жуткими холодными руками и заставив его раствориться бесследно. - Придется полюбить, - ехидно ответила она, - ибо теперь остались только мы с тобой.   Время продолжало безвозвратно сыпаться в узенький проем песочных часов, оседая на дне и хороня собой воспоминания. Жизнь, которая итак казалась парню бесконечно отвратительной, все глубже и все больнее отравляла его разум и душу. Он и раньше думал от том, чтобы сдаться в этой безумной борьбе, у которой все равно будет лишь один исход. Но теперь он был полон решимости. Встав босыми ногами на шаткий деревянный стул, юноша водрузил на свою шею старательно свитую петлю и вгляделся в зияющий дверной проем, из которого тут как тут посмотрели знакомые и уже давно не пугающие белые глаза. - Ну, чего ты мнешься как не родная, - ухмыльнулся парень, пристально глядя в дверь из-под отросших всклокоченных прядей, - Вот он я, весь твой! Но мрачная спутница лишь молча покачивалась в дверях. - Эй, ты же так хотела меня! Что теперь-то не так? – отчаянно поддразнил он и легонько качнул ногами стул, едва не уронив его, отчего сердце в груди всколыхнулось. Не успел он моргнуть, как Смерть очутилась рядом. - Я ждала двадцать пять лет, - дыша гнилью в лицо, произнесла она, - подожду и еще. Смерть поддела петлю своими сквозящими руками, и веревка рассыпалась в мелкую труху, оседая на полу и на измятой футболке изумленного самоубийцы. - Ты еще не готов… И впервые за долгие годы она ушла, оставляя за собой шлейф из пустоты и разочарований. Впервые Смерть оставила его одного, во всех смыслах этой фразы.   И сосуд часов продолжал наполняться снизу, опустошаясь сверху. Казалось, совсем немного оставалось до их полной остановки, но последние песчинки словно замерли в своем падении, кажущемся бесконечным. Умиротворенная тишиной и парящими снежинками, Смерть разглядывала выцветшие фотографии, неспешно прогуливаясь между могилами. - Надо же, какая встреча! – послышался сиплый голос старика, ковыляющего по скрипучему снегу, опираясь на трость. - Здравствуй, - безучастно сказала та. Старик прищурил плохо видящие, бледно-голубые глаза, вглядываясь в образ, по которому он никогда не надеялся затосковать. - Я вот одного не пойму, - с одышкой произнес он, - Люди мрут как мухи каждую минуту, а ты прохлаждаешься на погосте. Как ты успеваешь? - Для меня времени не существует, - ответила Смерть. - А ты так и забыла про меня с тех пор? – прищурив глаза, добавил старик. Смерть медленно повернулась к нему. - Ты нравился мне молодым… Нужно было не ждать. - Да, - согласился тот, - Я столького натерпелся! А теперь меня и болезни не берут. Знаешь, как все опостылело? Как я ненавижу эту жизнь! Поверить не могу, что когда-то хватался за нее, как за соломинку. - Прости, что так вышло, - отчужденно произнесла смерть, накидывая теневой капюшон на голову и отворачиваясь, чтобы уйти. Прежде, чем она вновь растворилась, старик успел сказать: - Ты же все равно придешь за мной! Ты не можешь иначе! - Да, - небрежно бросила та, - Но, не сегодня.
© Анастасия Woid 2019