Витрина
Журналов

Cityburg №10

Комментарии
0
Рубрика "Интересный fakt"
"Швейцария - чудо в сердце Европы"
"Женева"
 Александр Дюма писал, что в Женеву невозможно не влюбиться, потому что  «она – красавица, а у красавиц нет недостатков».
«Если бы Женевы не было, то её надо было придумать. Но создать её мог один лишь Бог- только ему под силам сотворить такое чудо. Кто хоть раз побывал в Женеве, обречён вернуться туда вновь», - говорил композитор Антон Брукнер.
Чрезвычайно элегантный город на озере, таком романтичном и трогательном – сюда приезжали, чтобы поправить  здоровье, найти отраду и утешение в часы горести,  поделиться свими радостями и печалями. «Женева – это то место на земле, где можно расслабиться и бесконечно наслаждаться жизнью», - отмечал итальянский актёр Джино Черви.
Кажется, что в самом имени города кроется нечто успокаивающее и вселяющее надежду. На фоне потемневших от времени зданий иногда грезиться, что время остановилось, что где-то здесь, совсем рядом, витает дух великого Руссо.
По дороге в Женеву путешественника приветствует святящаяся голубая гладь Женевского озера в кольце величественных гор. Из таинственных глубин озера высоко вверх бьёт фонтан – гордый символ города, струи которого воплощают стремление ввысь, в царство духа.


Женева расположена в очень живописном месте. Круто изгибаясь, словно сабля, Женевское озеро заполняет своими водами впадину между двумя горными цепями. С северо-запада над озером господствует покрытая лесами и лугами гряда Юры, а с юга- исполинские  Альпы с вечными снегами. У западного края озера Альпы и Юра почти смыкаются, словно пытаясь помешать Роне вытечь из него и унестись долиной реки в виде высокого и крутого обрыва, носящего  название Салев. Как раз в том месте, где Рона вытекает из озера, и находиться центр Женевы. На фоне Салева дома на противоположном берегу кажутся почти стоящими в воде. А над ними, на холме,  выситься готический собор Сен-Пьер.



Долина, где находиться Женева, и весь окрестный ландшафт полны следов некогда властвовавших здесь титанических сил природы. Берега озера словно проутюзены громадным катком. На склонах Юры видны бесчисленные обкатанные древними льдами валуны и лысые гранитные взгорки. В долгий период великого олединения территория нынешней Швейцарии, как и всей Европы, была покрыта мощным ледяным панцирем. Гигантские массы льда доверху заполняли всю впадину между Альпами и Юрой. Но с потеплением климата ледяной покров начал неохотно сползать с гор, оставляя после себя бесчисленные шрамы на скалах, громадные валуны  и ледниковые озёра. Когда растаял ледник и на его месте  возникло озеро, то около 10 тысяч лет назад в пещерах Салева поселились первые люди. Затем они перебрались на побережье Женевского озера, где в изобилии водилась рыба, и превратились в рыбаков, которые жили в домах, построенных на сваях, - это был единственный способ спасти жилища от разлива озера при ежегодном таянии горных снегов.
1.      Женевский фонтан – главный символ Женевы.  Женевский фонтан, белоснежной струёй бьющий прямо в бездонное небо, -  главная достопримечательность Женевы и известная по всему миру визитная карточка города.  путешественники видят его ещё в воздухе, когда их авиалайнер только подлетает к Женеве. Эта культовая достопримечательность Женевы, которую можно видеть в любой точке города, была построена ещё в 1886 году. Совершенно прозрачная вода озера поднимается на высоту  почти в 140 метров со скоростью 200 км/ч. Он разбрасывает тысячи брызг в разные стороны, как того пожелает ветер.  Каждую минуту работы фонтана в воздухе «повисает» 7000 литров воды, что производит особенное впечатление вечером, когда его подсвечивают прожекторами и он каждый раз примеряет новый цвет.


 Фонтан символизирует свободолюбивый характер жителей Женевы, их стремление к царству духа, желание быть всегда на высоте. Этот зримый символ  Женевы – то же самое, что  Статуя Свободы для Нью-Йорка  и Эйфелева башня в Париже. Этой единственной деталью город определяет свою сущность, и она врезается в память на всю жизнь.
Специально для того, чтобы полюбоваться фонтаном с близкой дистанции и ощутить его впечатляющую мощь, построен небольшой пирс с маяком, который позволяет подойти к фонтану на максимально близкое расстояние и увидеть его с наилучшей точки обзора. Путь вперёд преграждает железная решётка- идти дальше уже небезопасно. Особенно эффектно фонтан выглядит с этого места ночью, когда десятки мощных прожекторов разными цветами подсвечивают его исполинскую струю и разлетающиеся  во все стороны брызги. Однако надо внимательно следить за направлением ветра, иначе фонтан может легко превратиться в огромный освежающий душ. Когда же порывы ветра превышают 20 метров в секунду, фонтан вообще закрывают – он заливает всю набережную и не даёт двигаться людям и машинам. 
2.     Женевское озеро – Лак Леман.  Озеро, на берегах которого раскинулась Женева, называют Женевским только иностранцы. Сами же жители Женевы и других кантонов,  расположенных на его берегах, называют  его озером Леман, ведь это озеро принадлежит не одной только Женеве, но ещё и кантонам Во и Вале. 


Название Леман – кельтского происхождения: lem означает «большая», an- «вода», то есть «Большая вода», «Большой водой» кельты в V веке до н.э. заслуженно назвали это огромное озеро – второе по величине в Европе после Балатона.
В эпоху гельветов возникла легенда о том, что озеро названо так в честь Лемануса – легендарного кельтского короля-воина, сына короля Париса, который покорил  все его побережье и плавал по озеру на лодке с алым парусом,  одетый в такую же алую мантию. А когда он умер, жена и приближённые посадили его в эту лодку, подняли парус и подожгли, оттолкнув от берега. Так лодка короля Лемануса стала его погребальном костром, а любимое озеро- местом последнего упокоения.
Вслед за кельтами римляне тоже назвали озеро Лакус Леманус – под этим названием озеро упоминается в 58 году до н.э. Юлием Цезарем, когда он уезжал из Геневы на битву с гельветами при Бибракте. Как Лакус Леманнус озеро обозначено на картах древнегреческого географа Страбона. Но после того как Октавианом  Августом была основана Лоузанна, ставшая самым большим и многолюдным римским городом на всём побережье, римляне стали называть озеро Лакос Лоазианос – Лозанским озером. После падения римской империи бургунды вернулись к традиционному названию «озеро Леман», но когда Лозанна вновь стала играть ведущую экономическую и политическую роль на всём побережье и стала резиденцией влиятельного епископа  Лозаннского, озеро опять стало называться Лозаннским. Когда же в конце XVIII века Женева окончательно вырвала пальму первенства у Лозанны, озеро опять стало называться так же, как и в эпоху культов, гельветов,  римлян и бургундов – озером Леман. От имени озера Леман было образованно и название Леманской республики, которая была провозглашена в эпоху Наполеона на территории кантона Во и столицей которой,  по иронии судьбы, стала Лозанна.
3.     Старый город Женевы.  
Сердцем Женевы, её самым красивым и романтичным местом является, конечно же, Старый город. Удивительный, сказочно прекрасный в своей неповторимости, впитавший в себя и бережно сохранивший все, созданное когда-то трудолюбивыми руками его жителей за многие  сотни лет.


В Старом городе, пожалуй, как ни в каком другом месте, ощущаешь дух средневековой Европы. Здесь можно бесконечно бродить вдоль петляющих, словно в загадочном лабиринте,  тихих улочек со множеством уютных кафе и ресторанчиков, на  потемневших от времени фигурных железных кронштейнавх которых указан год их основания, восходящий к Средневековью.


Старый город предлагает незабываемую уникальную экскурсию в долгую и непростую историю Женевы. И сколько бы вы ни гуляли по его запутанным переулкам, он, словно волшебным магнитом, будет притягивать вас вновь и вновь – ведь другого такого места на земле просто нет.


  Среди всех европейских городов Женева – один из самых мистических и загадочных. Здесь оживают средневековые легенды о загадочных призраках, ведьмах, магии и алхимии, о графах и герцогах, принцах и обычных горожанах. А каждый день камень на мостовой, каждый дом хранит свою, порой не разгаданную, тайну.


 Над ней веет мрачный дух сурового идеолога Реформации Жана Кальвина и бежавших из Франции гугентов, страдает душа сожжённого на костре мятежного богослова Мигеля сервета;  его освещает светом своих  идей великий философ Жан-Жак Руссо и умнейшая женщина, писательница Жермена де Сталь; озаряет блеском своей красоты несравненная   мадам Жюли Рекамье.
Древняя история тут на каждом шагу: добротные старинные здания, бесконечно потемневшие от времени, испещрённые трещинами и обросшие мхом, с изящными балконами, нависающими над узкими брусчатыми улочками, за которыми скрываются таинственные маленькие дворики.  Их потемневшие стены, притаившиеся где-то вверху, похожие на стены древних замков, невольно притягивают взор и кажутся загадочными.
В Старый город надо подниматься по крутым мощённым булыжником улочкам, по которым когда-то ходил трамвай, но которые давно уже отданы одним пешеходам. Эти места – подлинное царство владельцев художественных галерей, продающих различные рецепты от керамики Пикассо до картин Шагала, антикваров, букинистов и торговцев всякими старинными вещами: от сабель и шпаг, орденов и медалей всех стран до мебели в стиле ампир, старинного фарфора, бронзовых часов и очень дорогих восточных ковров.
 Тут не привычная для города тишина. Время словно замедлило свой бег. Мимо высоких стен старинных храмов, домов и дворцов, изгибаясь, бегут тесные, мощённые булыжником улочки. И в полумраке узких улочек, в тени тесно прижавшихся друг к другу добротных каменных домов – не встретишь и двух одинаковых, величественных средневековых храмов, ты невольно сливаешься с этой тишиной и покоем, с вечной гармонией камня, а душу и сердце наполняют особые чувства и невольные мысли о вечном. Сурово молчат величественные соборы и монастыри, многое повидавшие за эти долгие столетия – всё это пропитано духом той, старой Женевы, который не исчез, не угас, не канул в Лету.  Мелодичные куранты, притаившиеся где-то высоко на стене, ведут отсчёт времени начиная с XIV века. Посреди уютных площадей и скверов красуются покрытые зелёной патиной бронзовые фигуры исторических героев Женевы. А неподалёку сияют великолепием беломраморные дворцы женевской знати более поздних времён, манят в свою тень ухоженные аллеи любимых швейцарами платанов, раскидистых лип и каштанов.
Никто из туристов не сможет миновать этот уголок Женевы и не устоит перед соблазном запечатлеть на фотографии его старинные улочки, дома XV-XVIII веков, чугунные пушки, выстроившиеся в ряд под сводами Арсенала,  древний каменный фонтан на площади, где когда-то жители брали воду, а всадники поили уставших лошадей.
Здесь, в почерневших от времени домах, жило много знаменитых людей – автор «Истории государства Российского» Николай Карамзин и французский поэт, изгнанник-гугенот Агриппа д Обинье, философ-гуманист Жан-Жак Руссо и замечательный художник Жан Лиотар, английский поэт=романтик лорд Байрон и голливудская звезда Грета Гарбо,  сводившая людей с ума своей неприступной ледяной красотой, и другие знаменитые люди.



А когда вы поднимитесь на колокольню Собора Святого Петра, то перед вами откроется удивительный пейзаж- бесконечная синь неба и сверкающий миллиардами бриллиантовых брызг знаменитый фонтан Женевы, яркая зелень ботанического сада и ковёр из изысканных роз парка лез Овив, украшенный флагами с гербами всех 26 кантонов Швейцарии величественный мост Монблан и тонкие силуэты готических храмов. От всей этой красоты у вас просто закружиться голова, а из груди вырвется крик восторга: «Какое счастье, что я – в Женеве! Это праздник, который навсегда останется со мной».
4.     Женевский собор Святого Петра.
Как и много столетий назад, собор Святого Петра доминирует над Женевой и хорошо виден из любой точки города- в Женеве запрещено строить здания выше собора. За эти годы произошло много изменений, изменилось само течение жизни, но это правило принадлежит к числу немногих, которые так и остались неизменными.


Собор возник на месте, где когда-то стояло кельтское святилище бога Лугаса, которое в римскую эпоху сменил храм Юпитера. На этом месте второй епископ женевский Святой Салоний, заручившись поддержкой бургундского короля  Гундиоха, возвёл в 444 году первый, тогда ещё небольшой и скромный, храм Святого Петра, так что это место даёт приют храмам на протяжении уже трёх тысячелетий.
Постепенно храм украшался фресками и статуями святых,  богатые бургундские и франкские рыцари  делали ему богатые подношения. Однако в 574 году в королевство франков вторглась огромная армия  лангобардов во главе с тремя вождями, Амоном, Забаном и Роданом. Родан, который двигался на Гренобль,  по пути разграбил  Женеву и вынес из храма Святого Петра все золотые и серебряные украшения и утварь,  священные сосуды, потиры, кубки, расшитые золотом и жемчугами покровы, сбил с колокольни позолоченные кресты. Всего за несколько часов храм  Святого Петра  превратился в неприглядный каменный сарай с ободранными стенами. Но когда нагруженные добычей лангобарды  спешили обратно в  Италию, воины короля Гунтрамана нагнали их, и в ожесточённой битве лангобарды были разбиты и едва сумели спастись, побрасав всю свою добычу. Сокровища храма Святого Петра вернулись обратно в Женеву. А затем епископ Женевы Кариатто, пользовавшийся безграничной поддержкой и доверием короля франков Гунтарамана, уговорил его пожертвовать часть королевских драгоценностей на то, чтобы построить новую колокольню, обещая за это королю вечное спасение. Так храм Святого Петра обрёл новую высокую колокольню, которая одновременно служила и дозорной башней.
В 753 году Женеву посетила Бертрада Лаонская, мать Карла Великого, и оставила в дар женевской церкви Святого Петра  священную реликвию, вывезенную из Иерусалима, - деревянный обломок креста, на котором, по преданию, был распят Иисус. Для того чтобы прикоснуться к этой святыне, в Женеву потянулись паломники. В церкви Святого Петра также по традиции останавливались и молились католические паломники, которые шли из Австрии, Германии и Франции поклониться мощам Святого Иакова в Сантьяго-де-Компостела.
В 1160 году епископ Ардуций де Фосиньи, который на императорском съезде в Майнце добился того, что епископов женевских признали единственными правителями  Женевы и  приравняли к князьям-епископам и курфюрстам  Священной Римской империи, решил полностью перестроить храм Святого  Петра и возвести на этом месте величественное, по настоящему грандиозное здание. Оно должно было служить зримым свидетельством величия епископов женевских и символов из новой власти.
Строительство храма началось с торжественного молебна, и первый камень в здание заложил сам епископ. Это был  не простой камень, а специально привезённый епископом из Рима   камень из римской базилики Константина,  построенной над местом захоронения апостола  Петра, который в 64 году был распят на перевёрнутом кресте вниз головой по приказу Нерона. После этого лучшие каменщики приступили к возведению стен собора. Ардуций де Фосиньи задумал его в романском стиле, взяв за образец знаменитый Ахенский собор, однако при жизни епископа де Фосиньи завершитьь собор не успели, и его строительство продолжилось при других епископах, его преемниках. Вместе с новыми епископами менялись под влиянием эпохи и архитектурные стили, был завершён уже в готическом. В 1232 году епископ Гумберг де Граммон торжественно освятил здание, начатое почти сто лет назад.
Собор Святого Петра стал главным католическим храмом Женевы и всех  прилегающих областей западной Швейцарии. Век за веком он достраивался и украшался, а богатые дары щедрых жертвователей сделали его одним из  самых красивых и известных католических храмов Европы. Особенным блеском собор отличался в эпоху епископа Франсуа Савойского Карла I  и убедил последнего передать в дар храму золотые и серебряные украшения, кубки и драгоценности, которые Карл I добыл, покорив итальянское макграфство Салуццо.
Храм украсили золотые канделябры изысканной работы, в нём появились порфировые колонны и алебастровые барельефы с изображениями святых, поражавшие современников своим ажурным рисунком. Итальянские мастера создали великолепный мраморный пол из мрамора шести разных цветов, украшенный вставками из мозаики, который был так красив, что, как отмечали современники, по нему было страшно ступать.
Любимое детище Женевы, собор Святого Петра, сегодня представляет собой уникальное и гармоничное смешение нескольких архитектурных стилей, популярных в Европе в разные эпохи. Сейчас он сочетает в себе романский, готический,  ренессансный и классический стиль, чем привлекает любителей архитектуры.
Даже сегодня, когда не кажутся диковинкой здания в десятки этажей, собор производит потрясающее впечатление своими стройными колоннами, вознесёнными на немыслимую высоту сводами, узкими окнами, сквозь которые дневной свет просачивается с какой-то многозначительной таинственностью,  анфиладой истертых ступеней при входе, которые помнят ноги  Кальвина, Наполеона, мадам де Стиль, первого генерального секретаря Лиги Наций Эрика Драммонда. О впечатлении тех, кто приходил сюда два, тири, пять веков назад, говорить не приходиться – для большинства прихожан это было прекраснейшее, что они могли увидеть когда-либо.
Внутри собора находиться знаменитый «стул Кальвина» - высеченное из цельного камня кресло с прямой спинкой, на котором, по преданию, восседал великий реформатор христианства Жан Кальвин. Неподалёку возвышается статуя герцога Рогана, лидера французских протестантов при Генрихе IV и Людовике XIII, похороненного в апсиде собора.
По узкой витой лестнице из камня можно подняться в Южную и Северную башни. Подъём к концу становиться довольно труден из-за высоких и узких ступеней, которые кажутся бесконечными – никому не удаётся добраться сюда не запыхавшись. Но открывающийся отсюда потрясающий вид на старую Женеву компенсирует все неудобства, связанные с трудным подъёмом.
По вечерам собор красиво подсвечивается прожекторами, в полдень и полночь его куранты играют старинный женевский гимн («Тот, кто наверху»). Среди женевской публики очень популярны концерты произведений Баха, которые дают в соборе знаменитые европейские органисты.
 А в подземельях храма, прямо на месте раскопок, которые на протяжении десятилетий велись под его фундаментом и стенами,  разместился археологический музей.  Здесь можно увидеть найденные археологами остатки кельтского светилища и древнеримского храма, на месте которых был построен собор Святого Петра, золотые и бронзовые монеты, статуи богов, остатки жертвенных животных, керамические сосуды, которые использовались для священнодействия и гадания по внутренностям животных.  Вся история этого места и связанных с ним поколений людей предстаёт перед глазами зрителей, которые начинают понимают, что  Женева – это что-то вроде европейского Иерусалима или  Константинополя, где поколения и цивилизации сменяли друг друга на протяжении веков и тысячелетий в удивительном хороводе истории.
5.     Дворец Наций
 Величественный Дворец Нации в Женеве, сверкающий мраморной громадой возвышающийся в великолепном парке Ариана, по которому свободно разгуливают  павлины,  накладывает непередаваемый отпечаток на весь облик города.  В этом грандиозном здании с бесконечной анфиладой коридоров и залов заседаний, украшенных редкой мозаикой, фресками и живописными полотнами,  в которых свободно размещаются тысячи людей, съехавшихся со всего света,  решаются самые важные и наиболее деликатные вопросы мировой политики.


Лига Наций, основанная после окончания Первой мировой войны в 1919 году в Париже по инициативе американского президента Вудро Вильсое и глав 44 стран мира,  в 1920 году переехал в Женеву и стала работать в отеле «Националь» на берегу Женевского озера. Отель был специально переоборудован для работы делегатов, съезжавшихся в Женеву со всех концов света, в нём разместился представительный Секретариат и другие службы Лиги Наций.
Швейцарец Юлиан Флегенхаймер  неслучайно стал одним из основных авторов проекта: за несколько лет до этого он построил в Женеве новый огромный вокзал Корнавин, через который в Женеву приезжали  многие делегаты Лиги Наций, по достоинству оценившие удобство и простор вокзала. Члены жюри справедливо рассудили, что архитектор, с таким блеском построивший новые удобные «въездные ворота» в город, столь же удачно сможет возвести и самое важное здание в нём – Дворец Наций.


Место для Дворца Наций отвели в одном из красивейших парков Женевы – парке Ариана, бывшем поместье аристократического семейства Ревилье де ла Рив. Это поместье принадлежало семейству Ревилье де ла Рив с середины XVII века. В годы, когда французский генерал Бюрн оккупировал Женеву и присоединил её к Франции, поместье пришло в запустение и заросло высокой травой и кустами, но после изгнания французов и восстановления независимости Женевы Жан Ревилье привёл поместье в порядок, превратив часть его в ухоженный парк, куда он запустил павлинов, которые стали свободно разгуливать по его дорожкам и лужайкам, поражая женевцев красотой и богатством своего оперения. Его внук  Гюстав Ревилье де ла Рив, знаменитый женевский коллекционер и меценат,  превратил всё поместье в огромный парк с вековыми деревьями, широкими аллелями и прогулочными дорожками, ставший излюбленным местом прогулок и отдыха  женевцев. При этом Гюстав Ревилье де ла Рив сохранил в парке свободно разгуливающих по его дорожкам и лужайкам прекрасных горделивых павлинов с переливающимися всеми цветами радуги роскошными хвостами, которыми женевцы любовались со времён его деда.  Этот прекрасный парк он назвал парком Ариана в честь своей покойной матери. вместе с построенными им в парке Музеем фарфора,  керамики и стекла, который он также в назвал память о матери Музеем Ариана, он передал и парк, и Музей Ариана в дар родному городу. В знак уважения к семье Ревилье де ла Рив в парке  бережно сохраняется небольшое старинное шале, принадлежавшее бывшим хозяевам, возраст которого приближается к четырём столетиям, а по аллеям парка свободно расхаживают горделивые павлины с роскошными хвостами – потомки тех павлинов,  которых завёл в своём поместье в начале XIX века Жан Равилье. Они вьют свои гнёзда в вековых кедрах парка, а их резкие крики не раздражают, а, наоборот, умиляют делегатов – как-никак, прямо на своём рабочем месте они могут непосредственно общаться с живой природой.


Первый камень в основание Дворца Наций в парке Ариана был заложен в присутствии всех делегатов Лиги Наций и огромном стечении народа и корреспондентов всех ведущих газет мира 7 сентября 1929 года. уже четыре года спустя, в 1933 году, в законченной части здания разместился Секретариат Лиги Наций. Окончательно же Лига Наций переехала во Дворец Наций в 1936 году, когда были завершены грандиозные отделочные работы.
Женевский Дворец Наций поражает своими масштабами, торжественностью и величием. Сердце замирает, когда проходишь мимо этого величественного здания в стиле классицизма белого цвета, с чёткой геометрической композицией и идеальной симметрией в конструкции, строгим декором и устремившимися в бездонную синеву неба стройными колоннами.
Дворец Наций считается непревзойдённым памятником архитектуры 1930-ых годов, наиболее полно воплощающим в себе дух и красоту той эпохи. Элегантный стиль той эпохи проявляется даже в мельчайших деталях отделки Дворца- в оригинальных бронзовых плафонах и люстрах, украшающих его стены и потолки, в тяжёлых бронзовых ручках, украшенных прихотливо переплетёнными буквами S и N- начальными буквами Societe des Nations, французского названия Лиги Наций. В антикварных магазинах Женевы продаются копии этих ручек и светильников из Дворца Наций, пользующиеся неизменным спросом у знатоков и любителей искусства.
Автор рубрики: Анастасия Гаранкина