Витрина
Журналов

Безликий Ангел №2

Комментарии
2
Description

Снова сны, которые не дают покоя. Они приходят и не дают забыть всё, что сделал, всё, чему научился, всё, что потерял. «Что такое огонь?» – «Сила, которую невозможно приручить до конца»

Глава 1


Хвойные деревья расстилались на много миль вокруг. Странник в изношенных сапогах, не торопясь, двигался вперёд, изредка опираясь на свой посох. Где-то вдали было слышно нежное щебетание птенцов, ждущих кормежки от только что прилетевшей с охоты синицы. В полумиле от них битый час по кроне дерева тарабанил неугомонный дятел. Человек, укрытый во всё чёрное, медленно, но верно, удалялся в объятия леса, не обращая никакого внимания на то, что происходило вокруг. Где-то к полудню путник решил устроить привал, чтобы немного отдохнуть от долгого путешествия. Вынув из сумки последний ломоть хлеба, он уселся на поваленное дерево и устремил свой взор так далеко, насколько только позволял этот лес. Зелёное царство в полном своём великолепии пленяло своей красотой. Могучие деревья, растущие здесь не одну сотню лет, поднимали свои ветви к самому небу, будто прикасаясь к нему. Тёмные ковры зелёного мха расстилались повсюду, укрывая различных букашек и жучков. Лес был живой, это чувствовалось в каждом вдохе его чистого воздуха, в каждом звуке и жужжании, природа будто говорила что-то очень важное, но человек был не способен услышать или хотя бы попытаться понять, что именно говорил ему этот древнейший лес, повидавший немало чудес за свою удивительно долгую жизнь. Неожиданный треск позади прервал томные мысли Странника. Он обернулся и увидел перед собой дикого пса, оскалившего клыки в жуткой гримасе. Человек стоял, стараясь не провоцировать зверя, а пёс дико рычал на того, кого посчитал опасностью. Путник осторожно бросил в сторону разъерошенного проходимца всё, что осталось от его трапезы. Пёс дёрнулся назад, а потом осторожно подкрался к лежавшему на земле куску хлеба. Принюхавшись, он быстро проглотил угощение. Попятившись, он завилял хвостом и добродушно посмотрел на человека.– Больше ничего нет, ступай, – хриплым голосом произнёс мужчина.Пёс ещё немного побыл со Странником и, когда понял, что здесь ему больше ничего не достать, побежал прочь, оставив путника в чёрных лохмотьях в полном одиночестве.Лес был уже позади. Глазам человека открылось необъятное поле. Он осмотрелся и, к удивлению, заметил того самого разъерошенного проходимца. Дикий пёс набрёл на растерзанную тушу молодого оленя и жадно набивал своё брюхо. Странник улыбнулся, радуясь находке пса, и направился дальше. Разнёсся душераздирающий волчий вой. Пёс резко навострил уши и увидел, как с окраины леса появилась стая волков, вернувшихся за своей добычей. Сердце собаки забилось чаще от испуга, как можно скорее пёс ринулся, пытаясь сбежать. Со всех лап он нёсся, как мог. Стая направилась в погоню. С каждой секундой они приближались всё ближе. Позади пса доносился волчий лай. Стремительный прыжок, и в бок вонзились клыки. Сбитый с лап пёс перевернулся на спину и заскулил от боли. Тут же новый укус от другого серого хищника. Не в силах ничего изменить, он лишь жалобно взвывал, когда его разрывали на куски лютые звери. Странник наблюдал за всем этим поодаль и не решался помочь бедному псу, конец которого был уже предрешён.Путник медленно, без резких движений отходил как можно дальше, молясь об одном – только бы его не заметили. И тут он почувствовал чей-то взгляд за своей спиной. Обернувшись, он увидел испуганную девушку с корзиной в руках. Она посмотрела в его чёрные глаза, потом на лицо, обезображенное уродливым ожогом. Он прошептал:– Только не беги.Девушка была в ужасе. Бросив корзину, она побежала прочь, пытаясь спастись. По земле покатились тёмно-синие ягоды черники. Мужчина негромко выругался и принялся наблюдать за тем, как кровожадные хищники почуяли новую жертву. Глаза Странника наполнились злобой, яростью, которую он был готов обрушить, уничтожая всё на своём пути. Его глаза озарились огнём. Он поднял руку и провёл ладонью по воздуху. Стая волков была уже совсем рядом, когда перед ними, откуда ни возьмись, появилась стена, состоявшая из пламени, жар которого ощущался далеко вокруг. Увидев огонь, стая попятилась прочь, кроме одного хищника, морда которого была в крови, а взгляд затуманен предвкушением добычи. Волк бросился в пламя. Обожжённый зверь вырвался из объятий огня и готов был уже вонзиться, под властью жажды крови, в плоть человека. Рука путника направилась в сторону волка и сжалась в кулак, будто сжимая хищника изнутри. Обезумевший волк готов был уже к последнему рывку, и тут он ощутил пламя внутри себя, которое сжигало его. Нескончаемая агония завладела всем телом, и поджаренный зверь замертво рухнул на землю. От дымящейся тушки зверя повеяло отвратным запахом палёной шерсти. На лице путника запечатлелась ненависть. Он закрыл глаза и рухнул на землю. На лице появилась скорбь от могучей силы, которая способна лишь разрушать.Наконец Странник поднялся. Девушка была уже далеко, но видела всё, что произошло, каждое мгновение. Путник поднял корзину и направился к ней. Девушка дрожала, она была в панике, и хищники были здесь уже ни при чём. Она боялась его, как огня, ведь он и был огнём, пламенем, которым невозможно управлять. Он сделал ещё шаг навстречу, и она побежала, не оглядываясь ни на миг. Он остановился и наблюдал за отдаляющимся силуэтом, и чем быстрее она бежала, тем больнее ему становилось в душе.


Глава 2


Деревенская таверна погрузилась во власть смеха и неутихающего гула. Юный музыкант, пританцовывая, играл весёлую песенку так громко, как только мог, пытаясь заглушить дикий смех подвыпивших крестьян и всех тех, кто оказался здесь в этот вечер. Миловидная девушка разносила еду и бутыли с самогоном, пока трактирщик подсчитывал свою прибыль. За одним столом охотник травил свою байку о вепре, в которого он всадил пять зарядов дроби, а тот всё равно умудрился сбежать. За другим какой-то пьянчужка рассказывал, как когда-то он был рыцарем на службе самого короля Лорана, чем вызывал один смех у своих слушателей. Сегодня в таверне можно было услышать мало правды, больше крепкого самогона, ударившего по головам, а чаще всего красивую выдумку с незримой крупицей истины.Дверь таверны открылась, и на порог ступил человек. Его растрёпанные тёмные волосы доходили до плеч. Густая борода на удивление была опрятно пострижена, а одет он был в невзрачные лохмотья. В одной руке его вздымался посох с вырезанными рунами, в другой он держал корзину.Обезображенное ожогами лицо не внушало никакого доверия. Он посмотрел своими чёрными глазами на немного притихших гостей, и направился к трактирщику.– Чем могу служить? – спросил трактирщик.Мужчина полез в сумку и достал оттуда четыре монеты.– Этого хватит на ночлег и ужин? – спросил он.Трактирщик почесал затылок и ответил:– Этой монеты хватит на ужин, вот этой на выпивку, а вот эти две в самый раз, чтоб переночевать в сарае неподалёку. Ну как, годится?– Вполне, – прохрипел мужчина. – Ещё кое-что. Я тут нашёл корзину с ягодами. Не знаешь, чья?– Корзина как корзина, чёрт её знает. Будет твоя, раз нашёл, – улыбнулся трактирщик.Мужчина отошёл и сел за единственный пустой стол в ожидании ужина и обещанной выпивки.За соседним столом двое громко спорили о том, что и в молодости можно стать седым, если призрака увидеть. Но после аргумента, что не только поседеть, но и в штаны наложить, весь спор перешёл в дикий хохот.Наконец к путнику подошла девушка с тарелкой и кувшином эля. Когда он посмотрел на неё, девушка задрожала и выронила посуду, осколки которой разлетелись по полу.– Безрукая девка!!! – заорал трактирщик. – Быстро всё убери и принеси ещё, только в этот раз держи крепче!Девушка быстро принялась собирать осколки. Мужчина снова ощутил боль, как и когда она убегала от него сегодня. Он взял корзину и протянул ей. Она в страхе забрала её и быстро направилась в кухню. Странник тяжело вздохнул и нехотя слушал того, кто громче всех орал в этот вечер. Красномордый мельник поднялся, глубоко уверенный в неимоверной важности своих слов, и во всё горло крикнул:– Кто тут сказал о разбойниках?!! Тьфу, все мы слышали о набегах на деревни. А нам то что, какой дурак сюда сунется? У нас же люд не какие-то хиляки, что живут в Полужских землях. У нас сразу видно – мужики все, как на подбор. Ведь правильно я говорю?– Да! – завыла в унисон вся таверна.– Да пусть приходят. Раз познают силу моего кулака, так больше не сунутся. Я вот так думаю – не нужны нам ни лорды, ни короли. Вот платим мы им, и что? Где они, когда помощь нужна? Правильно, сидят там у себя на троне, зад протирают, да и только. Вот не было бы их, ничего бы не изменилось, только лучше б стало. А вот представьте: мельника убрать. Всё, без хлеба останемся.– Да и кузнеца, – крикнул кто-то.– И без пекаря.– Без трактирщика вообще жизни б не было, – смеясь, крикнул бывший рыцарь.– Так я к этому и веду. Пользуются они нами, да и только. А потом выбрасывают на произвол судьбы. Вот почему мы не можем сказать, что наша деревня сама по себе, и чхать нам на всех? Правильно я говорю?!!– Дааааа!!! – снова поддержали слова мельника.К тому времени, как мельник продолжил свою речь, странник уже съел свою похлёбку с мясом и сыром и наполовину опустошил кувшин. И понял лишь одно – что с каждой новой чашей он понимал мельника всё лучше и лучше.Вечер постепенно перетекал в ночь, и таверна всё пустела с каждым часом. Трактирщик подозвал девушку и приказал проводить Странника в сарай, перед этим пригрозив ему дубинкой и сказав:– Если посмеешь тронуть её, очнёшься с шишкой на утро, если, конечно, повезёт.На что странник кивнул и пошёл за девушкой.Они вышли на улицу, которая полностью покорилась ночи. Лишь слабый фонарь в руках юной особы освещал им путь. Странник шёл впереди, чтобы не напугать девушку, и осматривал хибары, из которых изредка показывался свет.– Спасибо вам… За всё, – сказала она.Он молчал, не зная, что ответить.– Можно узнать ваше имя?– Нет… У меня его нет. – прохрипел он.– Это как? – спросила она.– Я его потерял, как и всё, что было дорого. Хотя в последний раз меня прозвали Изгнанником.– И что же вы такого натворили?– Многое, но никогда не желал зла никому. Но так получается, что за собой я приношу лишь беды. Как сегодня.– Но вы меня спасли.– Да, наверное… – произнёс он.– Висенна.– Что?– Меня зовут Висенна, – сказала она и отворила замок сарая.Странник засыпал, пытаясь забыть о том, что случилось сегодня, и о том, что уже давно прошло, но всё терзает его по ночам. Как всегда он пытался вспомнить что-то светлое из своей жизни. Иногда это ему удавалось. Сегодня же уснуть ему помогло одно только имя – Висенна…Снова сны, которые не дают покоя. Они приходят и не дают забыть всё, что сделал, всё, чему научился, всё, что потерял.«Что такое огонь?» – «Сила, которую невозможно приручить до конца»Конечно, приходят добрые и светлые сны, которые не хочется отпускать, в которых хочется остаться.«Висенна.» – «Что?» – «Меня зовут Висенна.»И худшее, когда твои кошмары – это реальность, или остатки того, что было твоей жизнью.«Ты готов показать себя?» – «Да.» – «Помни, огонь, порождённый злобой, никогда не станет тебе другом. Он только сожжёт всё на своём пути.» – «Я помню.» – «Тогда покажи всё, чему смог научиться.»Учат ли чему-нибудь сны? Не думаю, мы сами учимся на своих ошибках. Но наступит ли им конец?«Прекрати, хватит, ты сожжёшь всё дотла!» – «Я не могу это сдержать, оно сильнее меня!» – «Неееееет!!!»Ошибки. Мне хватило одной, и имя ей гордыня.«Ты будешь изгнан и не вернёшься никогда.» – «Но…» – «Пусть твои ожоги и боль, которую ты причинил нам, будут тебе напоминанием.»Что же я за собой приношу? Боль и разрушение. Да ещё крики, которым никогда не утихнуть.«Гори всё огнём. Гори всё огнём.»Странник очнулся в поту от криков из очередного кошмара. И тут же услышал их наяву. Разбойники врывались в дома, вытаскивая женщин и убивая мужчин. Отовсюду доносились крики. Всадники спокойно расправлялись с теми, кто пытался сбежать. Послышался выстрел, и всадник рухнул на землю. Охотник приготовился для нового выстрела, и получил удар в спину. Мельник, вооружённый вилами, пытался спасти свою семью, но силы были явно не равны. Трактирщик лежал на земле бездыханно, а рядом с ним лежала его дубинка. Где-то в гущи всего этого Висенна снова бежала со всех ног, пытаясь спрятаться от двоих ублюдков, пытающихся её схватить. Странник дрожал от ярости, злоба была пустым звуком, ведь сейчас он ощущал что-то куда ужаснее. Глаза озарились ярким пламенем, его тело покрывал огонь, который не причинял ему никого вреда. Он был уготован для тех, кто пришёл в эту ночь в маленькую деревушку. Языки пламени разрастались внутри, уже не было заметно странника, сам дух огня явился на землю, чтобы покарать всё, что станет на его пути. Висенна услышала крики и мольбы за спиной. Обернувшись, она увидела, как пламя, одного за другим, поглощало разбойников. В её глазах отражались нелепые попытки навредить огню, который только разрастался, забирая всё на своём пути. Крестьяне и разбойники бежали прочь, но вторым это было не под силу. Когда последний разбойник исчез в огне, пламя не переставало расти. Ночь озарилась светом горящих домов. Столб дыма разносился за мили вокруг. Висенне было трудно дышать, во рту чувствовался привкус гари. Остолбеневшая, она всё смотрела, как огонь приближался всё ближе, окружая её. Стихия и девушка медленно, но верно, приближались друг к другу, пока не слились воедино. После чего всё утихло, и пламя потухло, чтоб никогда не вернуться вновь.