Витрина
Журналов

Безликий Ангел №2

Комментарии
2
AltText

Эта история была рождена в скалах Вечного Сна, где молодой охотник искал убежище, чтобы не погибнуть.

– Ну ладно, я расскажу тебе, как получил этот камень. Много лет уже прошло, я был силён и молод, бесстрашен и, конечно же, как любой юнец, я совершал глупости.В своей истории старый Ёрг рассказал, как однажды, отправившись на охоту, он отбился от своей группы, идя по следам своей добычи. Увлечённый следами зверя он не заметил, как забрался к скалам Ледяного сна. Уже начинало темнеть, и в тот момент молодой Ёрг понял, что если он направиться обратно, то вряд ли сумеет увидеть следующий день. Осмотревшись вокруг, он стал искать какое-либо укрытие, чтобы пережить эту ночь. Хоть народ Ёргов имеет густую шерсть, покрывающую всё их тело и которая уберегает их от лютых морозов, вряд ли молодому охотнику удалось бы выстоять ночь на открытой местности под бушующим ветром. Ёрг направился прямиком к скалам в надежде отыскать там укрытие и, возможно, даже пещеру. Шёл уже второй час его поисков, но ничего подходящего найти не удавалось, лишь острые скалы, без намёков на малейшую впадину или углубление. Обессиленный, покрытый насыпью снега, он всё продолжал поиски, опираясь на своё копьё, как на посох. Ёрг уже начинал подумывать усесться за какой-нибудь проём и поддаться воле судьбы, продержаться до рассвета, надеясь не уснуть до утра. Больше не было сил, холод проникал всё глубже, превращая части тела в закаменелые глыбы, слабо поддающиеся его командам. Ёрг понимал – долго он так протянуть не сможет.Тёмная ночь поддавалась власти снега и льда. Белые хлопья, подхваченные ветром, врезались в лицо молодого охотника. Под воем вьюги не слышен был даже хруст снега проваливающихся по колено лап. Ёрг жалел, что по глупости отдалился от своих друзей, которые непременно ждали его до последнего. И, не дождавшись в намеченном месте, решили, что скорей всего он направился обратно. Утром начнут поиски, но вряд ли кому-нибудь придёт в голову искать его в этих местах. И всё ради какой-то тушки пойманного им зверя. Охотнику было непримиримо больно вот так вот по глупости кануть в небытие. В месте, где его никогда не смогут найти. От такой безнадёжности он зарычал, что было сил:– Нет, не так и не сегодня!!!Хоть нахлынувшая пурга не давала больше ни шанса осмотреться, охотник держался рядом с огромными скалами. У него не было сил, но было надежда и непримиримый нрав, не дающий отступить ему так просто. Он двигался дальше, не взирая на нестерпимый холод, не поддаваясь рыхлому снегу, который превращал каждый шаг в еле преодолимое препятствие. Жажда жизни вела его тело и дух. Подхваченный этим состоянием он не давал себе останавливаться ни на миг, но всё же что-то внутри него говорило, что, возможно, это его последняя битва, и с врагом, которого невозможно победить – сама природа в этот момент была против него. И, несмотря на всё, охотник боролся. В любом случае он сделает всё, что только сможет, даже если этого будет не достаточно.Переступая новый сугроб, он попытался лапой опереться о заснеженную стену, чтобы не упасть в снег. Но вместо того, чтобы ощутить твёрдую холодную скалу, его лапа провалилась внутрь. Не ожидая этого, Ёрг, покосившись, провалился в пещеру, вход которой был закрыт от глаз и завален толщей снега. Какое же облегчение пришло к нему в тот момент, когда он понял, как удачно провалился. Пусть в пещере было темно, теплой её тоже назвать было трудно, но всё же во внутрь не проникал ветер, и снежной вьюге дорога сюда была закрыта. Этого было достаточно, чтоб переждать непогоду, и с первыми лучами хладного солнца отправиться к ближайшей охотничьей хижине, где можно будет согреться, набраться сил и отправиться к своему поселению.Поднявшись, охотник начал продвигаться глубже в пещеру. В его голове появилась мысль, что в пещере может обитать какой-нибудь зверь или, того хуже, тролли могли поселиться в этих местах. Но эта мысль быстро исчезла, ведь вход был завален и, по-видимому, очень давно. Так что если кто-нибудь и жил здесь когда-то, то, скорей всего, он ушёл из этих мест, либо погиб в суровых землях, подумал он. Опираясь лапой о стены, в полной темноте он нащупывал себе дорогу. Один раз даже хорошенько стукнулся головой о выступающий камень. Копьём которое было в  другой руке он принялся  водить по пустоте в поиске камней на уровне его головы, чтобы не удариться вновь.Когда, по его мнению, он нашёл место, которое показалось ему не таким холодным, он присел. Всё это время он вслушивался в наличие каких-нибудь звуков, но слышал лишь скрежет своих же когтей о стену и мягкие шаги шерстяных лап. Ещё немного послушав тишину этой пещеры, он успокоился. Отложив копьё, он достал сумку, где находились пойманные им животные. Долго нащупывая что-то в глубине, он достал небольшую тушку зверя. Разделав своим ножом и сняв шкуру насколько только смог в непроглядной темноте, он принялся поглощать мясо, не успевшее ещё замерзнуть.Конечно, Ёрги не были настолько дикими, что питались сырым мясом, словно звери, хоть внешность их народа была угрожающей и даже казалась опасной. Но всё же они были мирной расой, довольно сообразительной, и их кулинарные способности были выше всяких похвал. Но на тот момент уставший, голодный, продрогший молодой охотник был не слишком привередлив. Да и выбор у него был: остаться голодным или насытиться недавно пойманным мясом.Окончив свою трапезу, он всё сидел в полной темноте, теперь с немного поднятым настроением. Обдумав, как же ему повезло, он понял, насколько устал. Его тело ныло, а глаза начинали закрываться. Решив, что он в безопасности, молодой охотник сомкнул глаза и погрузился в сон, который, как он посчитал, вполне заслужил за свою стойкость и несломленный дух.Буря свирепствовала, не желая утихать ни на миг. Снег валил с такой силой, что казалось, скоро сугробы дойдут до самых небес. Завывание ветра звучало, словно последний вой павшего в бою зверя. Страшное и одновременно жалобное завывание звучало у Скал вечного сна. Если бы кто-то в данный момент находился в этих местах, он бы не смог увидеть сквозь непроглядный мрак и снежную бурю свет, который был высоко в небесах. Ледяные крылья, объятые синим свечением, спокойно поднимались и резко опускались вниз. Существо было в самом эпицентре разгневанной стихии, но это ничуть не мешало ему пробираться вперёд. Голубоватые кристаллы расстилались по всему телу, хищные глаза зорко осматривали всю долину снега и льда. Буря только обостряла инстинкты ночного летуна. Раздался оглушительный рёв, заглушающий даже вьюгу, объявляющий приближение Бездны Льда, царившей над всем этим хаосом. Птица принялась снижаться и в момент исчезла в скалах.В это время молодой охотник уже стоял на ногах. Разбуженный неизвестным рёвом, он крепко сжимал копьё и, тихо стоя во мраке, вслушивался в темноту. «Ну ничего, скорей всего мне это только приснилось», подумал он. Лёгкий озноб пробежал по его замёрзшему телу. Ёрг принялся растирать себя, чтобы немного согреться. Для быстрейшего прилива крови он начал приседать, размахивая руками. Кроме холода его волновали два вопроса. Первый – сколько же он проспал, и второй – если доносящийся рёв был не сон, то тогда что это было?Немного постояв, он осторожно направился к выходу, проверить, не рассвело ли уже. Проводя лапой по стене, ему показалось, что в пещере стало намного холодней. Слегка прикасаясь, он ощущал обжигающий холод, идущий от стен. Добравшись до конца туннеля стало ясно, что до рассвета ещё далеко. Полная темнота с жалобным завыванием ветра ждала его на выходе из пещеры. Развернувшись, ёрг направился обратно, вновь ожидать нескорого рассвета. Усевшись посреди туннеля он просто ждал первого луча солнца, который пробьётся сквозь темень и объявит начало нового дня.Ничего не менялось, всё та же тьма с жутким холодом оставались рядом. Тишина, приносящая спокойствие, никак не желала исчезать. Ёрг не собирался спать, мысль о том, что какой-то зверь бродит рядом, не давала ему покоя. Даже если его и поджидает смерть в этой пещере, он встретит её не во сне, а крепко стоя на ногах, с острым копьём в руке. Неожиданно глубина пещеры озарилась синим свечением, идущим впереди . Охотник протёр глаза, проверяя, не чудится ли ему это. Синий свет не пропадал, ёрг встал и неспешно направился к источнику этого свечения, идя по узкому коридору, конец которого тускло озарялся синим светом. Он пытался понять, что это может быть, в голову ничего не приходило. Твёрдо намереваясь узнать это, он всё шёл, пока коридор не кончился и он не оказался внутри самой пещеры.Свет исходил от кристаллов на стенах, разбросанных в хаотичном порядке по всей поверхности. Разноформенные глыбы льда были разбросаны повсюду. Свет переливался в сине-голубых оттенках, отражаясь от стен, преломляясь в ледяных глыбах, лежавших на полу. Это прекрасное зрелище навсегда осталось в памяти Ёрга. Он проходил во внутрь, любуясь красотой этой пещеры, разглядывая кристаллы в стенах, которые освещали округу. Это пьянящая красота чуть не завладела им, он забыл про холод, опасность. Этот свет словно гипнотизировал Ёрга, обволакивая нежностью и покоем.Через некоторое время охотник всё же опомнился и был на страже, опасаясь того, кто обитал здесь. Постоянно озираясь, он проходил дальше, в любую секунду ожидая нападения. Но всё было тихо. Охотник осмотрелся и пришёл к выводу, что здесь вряд ли можно укрыться от его взора. Наконец он понял, что он здесь совершенно один. Конечно, здесь он себя чувствовал более уютно, чем в полной темноте туннеля. Но не желая быть незваным гостем он решил, что лучше будет уйти отсюда обратно, дождаться рассвета и как можно быстрее возвратиться домой. Собираясь уходить, он осмотрелся напоследок и заметил странную глыбу льда, которая была в самом конце. Его заинтересовала эта фигура, и он решил осмотреть её. Подходя всё ближе, он увидел искусно вырезанную ледяную статую. Самые лучшие скульпторы не смогли бы сотворить даже невзрачную копию, которая хоть чуточку смогла бы передать жизненность этого изваяния. Спящая птица, словно живая, излучала то же свечение, что и стены. Остроконечные крылья, на которых каждое пёрышко было произведением искусства, радовали глаз. Длинный хвост овивал птицу, будто согревая её. Сомкнутый клюв был настолько идеален, что, казалось, он способен пробить любое препятствие на пути, будь то крона дерева или горные скалы. Рядом со скульптурой были разбросаны кристаллы в виде перьев, лежащих на полу, которые, как и сама птица, всё ещё излучали слабое свечение.Охотник, нагнувшись, попытался взять одно в руку. Но только приподняв, сразу выронил, ощутив жгучий холод на своей ладони. Достав шкуру из сумки, он поднял перо и стал любоваться им.– Такое же, как на птице, – проговорил он.Решив, что это прекрасная вещь ему пригодится, он бросил перо в сумку и собрался уже уходить. Но вдруг понял, что ледяная птица открыла глаза и смотрит прямо на него. На мгновение, которое ему показалось вечностью, им завладел страх. Смотря на птицу, он словно окунулся в бездну. В её глазах он видел взгляд охотника, она, в свою очередь, видела в нём добычу. Птица вскочила и попыталась схватить своего незваного гостя. Молодой Ёрг еле успел отскочить в сторону. Ещё мгновение и клюв птицы вонзился бы в него. Быстро встав на ноги охотник размахнулся и бросил копьё так сильно, как только мог. Ледяная птица спокойно отбросила его своим крылом. Совершенно не ожидая такого развития, Ёрг принялся бежать, но и птица последовала вслед за ним. Молодому охотнику приходилось обегать и перепрыгивать различные глыбы, которые были на его пути. Птица же напрямую двигалась за своей добычей, разрушая любую преграду. Ёрг всё бежал, узкий туннель был уже рядом. Ещё секунда, и он бы ускользнул. Но вдруг что-то ухватилось за его сумку и отбросило обратно. Стукнувшись о стену, он упал на пол ,рядом с ним находилось его копьё, которое он быстро взял в руку. Он приподнялся, его нога жутко болела, двигаться было больно. Перед ним стояла птица, готовая к последнему броску. Он смотрел на неё, стоя в оборонительной стойке. Птица направлялась прямо на него. Охотник чувствовал, как дрожит под ним земля при приближении Синей Бездны. Ещё немного, и она вонзиться в него. Охотник станет жертвой. От безысходности он закричал:– Стой!!!Ёрг удивлённо замер, птица остановилась. Неужели это существо поняло его слова, или же громкий крик просто напугал её? Они смотрели друг на друга, и Ёрг решил продолжить:– Дай мне уйти. Я пришёл сюда укрыться от непогоды, не имея никакого злого умысла. Я прошу прощения, что потревожил тебя в твоём убежище.Охотник замолчал. Птица подходила ближе. Ёрг крепче сжимал копьё. Конечно же, она не поняла, думал он. Ну что ж, это будет славная смерть. Птица была уже совсем рядом. И тут случилось то, чего он совсем не ожидал. Пещера заполнилась эхом от прекрасного голоса:– Как зовут тебя, ёрг?Охотник, вытаращив глаза от удивления, быстро произнёс:– Моё имя Брон.Птица продолжила:– Что бы ты сделал, Брон, если бы в твой дом ночью проник чужак и стоял рядом в тот момент, когда ты спишь?Недолго думая ,охотник обречённо сказал:– Я бы убил его.Снова эхом разнёсся прекрасный голос:– Ну тогда что же мешает мне убить тебя?– Ничего. Но я попал сюда случайно. И если же ты считаешь, что этим я заслужил смерть, то знай: я не сдамся так просто, и обещаю в полной мере – ты познаешь зверя, живущего во мне.Раздался смех, исходивший от Синей Бездны. Ёрга переполняла злоба от того, что его слова лишь позабавили это существо. Он произнёс:– Не смей смеяться надо мной.Птица посмотрела прямо в глаза охотника. Он снова начал ощущать пустоту, пожирающую его изнутри. Синяя Бездна произнесла:– Ты очень смел, но немного глуп. Я отпущу тебя.Нависло молчание. Охотник стоял. И как только он сделал шаг, птица со злобой произнесла:– Но знай, если ты когда-нибудь сюда вернёшься, то больше не уйдёшь.Ёрг, немного обдумав свои слова, ответил:– Я обещаю, что моя лапа не ступит больше к тебе на порог, и каждого, кто решит отправиться сюда, я буду убеждать не делать этого.– Пусть будет так, – произнесла птица. – Теперь ступай, тебе пора.Охотник с опаской сделал шаг и направился домой. Он сдержал обещание, и в пещеру больше не вернулся. Он рассказывал эту историю многим. Большинство не верили, но считали эту историю весьма занимательной. Но находились и те, кто отправлялся в путь, чтобы увидеть эту птицу. Некоторые даже намеревались её победить, и тем самым увековечить свои имена в веках, как истинные герои. Но, насколько знал старый Брон, никому ещё не удалось найти тот проход. Под старость лет старый ёрг думал, что даже если бы он и сам решился туда вернуться, то вряд ли сумел бы найти этот вход снова. До сих пор у него храниться то перо, которое всё также озаряется синевой и хранит обжигающий холод. Всем своим слушателям он показывает его в конце истории. И предлагает купить фигурки, которые лично вырезает из дерева, сердечно уверяя, что именно так выглядела это мифическая птица, которую он прозвал Синяя Бездна.