Витрина
Журналов

Бедный Шарик №2

Комментарии
0
Часть 2. дело касалось мистики
  Снежинки, уподобляясь сказочным феям, танцевали вальс над головами прохожих, оседая на шапках, капюшонах, платках и плечах. Подставив лицо падающему снегу, Владу казалось, что он присутствует на одном из сеансов иглоукалывания. Снег садился на кожу, прилипал, пронзая приятным холодком, а затем таял, стекая вниз крупными каплями. Но не все в жизни парня было таким безмятежным…       На пары по известной причине он не пошел. В рюкзаке вместо тетрадей и учебника покоился злосчастный череп, благодаря своей тяжести, тянущий рюкзак к земле. Влад отчаянно боролся с сильнейшим желанием — скинуть ношу с плеч и удрать как можно дальше и как можно быстрее. На то, что тем самым он лишится рюкзака, ему было плевать. Но он продолжал сопротивляться минутному порыву, решив закончить дело, как и подобает — по-мужски.       Оказавшись в пределах рынка, он приступил к поиску мужчины, не так давно подсунувшему ему «волка в мешке». Некую потустороннюю тварь, которая по воле случая оказалась живой. И как бы он не вглядывался в незнакомые, смуглые лица, найти нужное ему так и не посчастливилось. Придя к тому месту, где должна была располагаться лавка сувениров, в которой он приобрел «новую проблему», парень обнаружил там чудом возникший ларек. За прилавком сидела женщина в потрепанном ватнике и о седом мужичке, торговавшем безделушками, она и знать не знала. Тот как сквозь землю провалился. «Да прямиком в Ад…» — пришла невеселая мысль. Тяжело вздохнув, Влад поплелся прочь.       Однако тащить череп обратно домой он однозначно не собирался. Слишком оное было рискованно. Потери любимых рыбок ему хватило с лихвой. И возрастал риск того, что в скором времени на их месте окажется он сам. Поэтому молодой человек, едва разглядев на горизонте ближайшую помойку, моментально направился к ней. Остановившись у одного из покореженных мусорных баков (судя по его виду, в нем определенно что-то взрывали), он достал из рюкзака пакет для мусора и без сожаления выбросил его вместе с содержимым с глаз долой. Возвращался он в ускоренном темпе. А если точнее, почти бежал. Затылком он ощущал на себе тяжелый, осмысленный взор: «Как ты мог бросить меня, я же был твоим!» Но Влад на упреки Шарика не поддался. «Я мог бы оставить тебя, если бы ты лежал смирно!» — будто пытаясь оправдаться, крутил Влад мысли в голове: — «Но ты опасен, ты способен причинить мне зло, поэтому твое место на свалке!» Шарик замолчал, но предчувствие подсказывало, что его молчание продлится недолго.       Не желая возвращаться домой, парень решил прогуляться до закадычного друга — Дэна. Дэн, хоть и был натурой вспыльчивой и крайне неординарной, хотя бы мог выслушать и даже, возможно, что-нибудь посоветовать. По бурной, бунтарской молодости он увлекался спиритизмом и черной магией, поэтому если посоветовать Дэн ничего не сможет, то хотя бы заинтересуется и выслушает. Владу позарез необходимо было выговориться, чтобы не сойти с ума.       Дэн слыл художником и, как и все художники, выбирал соответствующие места для проживания. Влад отыскал его на чердаке — там Дэн оборудовал для себя студию, где мог со спокойной душой и в полном одиночестве предаваться любимому занятию — творчеству. Чердак он с неистовым боем отвоевал у квартирантки и, смело можно было сказать, что его усилия определенно того стоили. Влад, забравшись по лестнице, пару раз постучал кулаком о люк. Целую минуту по ту сторону стояла напряженная тишина. Парень уже подумал, что Дэн наверняка отошел до ближайшего антикафе или опять морозит пятую точку на природе в ожидании долгожданной музы — Ани (да, он дал своей музе имя). Но, как только он собрался было уходить, дверь люка со страшным скрежетом отворилась и на свет небожий показалась знакомая, уделанная в краске физиономия:       — О, круто, Владос-Барбос пришел, — и Дэн буквально втащил друга внутрь. — Не думал, что ты в ближайшее время заявишься. У тебя же вроде как сессия…       — Нафиг сессию, — мрачно отмахнулся молодой человек. — У меня в жизни вещи пострашнее происходят.       Мимоходом он осматривал мастерскую приятеля. Он всегда проделывал оное как в первый раз. Вытереть пыль, помыть пол или хотя бы снять с углов паутину Дэн не удосужился. «Это создает подходящую атмосферу для творчества!» — обычно восклицал художник, тем самым плохо маскируя свою природную лень. Но все гениальные люди отчасти ленивы. Влад сам в этом ни раз убедился. Вдоль обшарпанной стены в ряд стояли десятки холстов, подобно солдатам на построении. Некоторые из них оказались пусты, а некоторые покрыты какой-то мазней. «Да что мы можешь смыслить в живописи! Это нефигуративное искусство!» — по обыкновению любил распаляться Дэн, когда просил товарища высказать свое мнение и получал честный ответ. Влад только плечами пожимал и ловко переводил тему, не желая и дальше злить друга. А то, чего доброго, порвет все к чертям и спалит дотла вместе с чердаком. С Дэном, благодаря его взрывному характеру, такое могло случиться с легкостью. Они были двумя противоположностями: Влад — спокойный, уравновешенный, рассудительный, худой и бледный, с длинными волосами, довольно высокий, носящий преимущественно черные одежды. Дэн — шебутной, разговорчивый, оживленный, полноватый и низкий, с короткими волосами, покрашенными в кричащий розовый цвет. И одежду он носил соответствующих цветов. Сейчас на нем была кислотно-зеленого цвета футболка, штаны в красную клетку и синяя толстовка. Несмотря на принесенный сюда обогреватель, на чердаке было довольно прохладно. И, что само собой, ощутимо пахло красками и растворителем.       — Ну, так чего явился? — немного грубовато осведомился Дэн. — Отвлек меня, между прочим.       И он указал на одну из своих сумасшедших картин.       — Со мной произошла одна история, — даже не посмотрев в ту сторону, ответил Влад. — Думаю, она по твоей части.       И он поведал другу правдивую историю о том, что произошло с ним за последние сутки. На всем протяжении повествования Дэн напряженно хмурился, что-то усиленно обдумывая, на особо странных и необычных моментах восклицал: «О-о!», и под конец беспрестанно бормотал. Владу послышались слова: «Черная магия…» и «заговор колдунов», но решил не заострять на них внимания.       — Я пойду с тобой. Это очень интересный случай, и я хочу в нем разобраться, — спустя тридцать секунд обдумывания, по окончании истории, заявил художник: — Если эта тварь вернется — а я уверен, что она вернется — мы с ней как-нибудь сладим. Я читал об этом в книгах…       — Но на данный момент это не просто байка, — Влад даже не удивился, что друг так быстро поверил ему. Дэн был способен в мгновение ока поверить во все, если дело касалось мистики. — Не просто глупая история из очередного журнальчика о привидениях. Это на самом деле произошло со мной…       — Тем лучше, Барбос, тем лучше, — Дэн одобряюще похлопал приятеля по плечу. — А теперь пойдем, наведаемся в твою берлогу. Только захвачу скетч…       Как только они вошли в подъезд, то сразу услышали гулкие, захлебывающиеся рыдания. Недолго думая, они стремглав понеслись наверх, перескакивая через две, а то и через три ступеньки. Их торопливые, спешащие шаги, сливаясь со скорбными, определенно женскими, всхлипываниями, эхом разносились в пустом пространстве.       Когда парни добрались до этажа, где располагалась квартира Влада, то обнаружили соседку напротив, сидящую на лестничной клетке. Девочка-подросток лет шестнадцати со спутанными темными волосами и подтекшим макияжем, содрогалась от горя и прятала в ладонях покрасневшее лицо. Влад тихонько присел с ней рядом и тронул за плечо. Соседка резко подняла голову и ее серо-голубые глаза встретились с его — зелеными.       — Ты чего ревешь? Что случилось? — участливо поинтересовался парень. Ответ он предчувствовал заранее. Но, тем не менее, он оказался гораздо невероятнее, чем он ожидал.       — Моя к-кошка у-умерла, — заикаясь, пролепетала она.       — Она заболела? — в разговор вклинился Дэн. — С животными такое часто происходит.       — Н-н-нет, — всхлипывания усилились, а икота едва давала подростку говорить. — Ее убили. Н-н-наверняка убили. Она была вся в крови.       Парни замерли от услышанного.       — А ничего странного ты рядом не находила? Ну, скажем… — начал было Влад, но хозяйка кошки перебила его.       — Находила! — в отчаянии крикнула школьница. — Эту м-м-мерзость. Ч-ч-ч…       — Череп? — подсказал Дэн.       Девочка в ответ грустно кивнула.       — Веник любил часто выходить в подъезд. Может, его собака соседская загрызла, — со вздохом предположила она.       Влад медленно поднял глаза. Друг последовал его примеру. Обоим парням не понадобилось ни заходить в квартиру, ни дальше расспрашивать безутешную владелицу зверька. Возле порога лежало неподвижное тельце. Распластавшись в лужице крови, на полу раскинулся небольших размеров кот с некогда песочного цвета шерсткой, а сейчас грязно-коричневой от налипшей на ней крови. Пушистый, почти лисий хвост и вовсе отсутствовал. В животе образовалась такая дыра, словно некто вгрызался в него зубами, пытаясь полностью выпотрошить свою добычу. Приплюснутая морда исказилась в гримасе боли, выпученные от ужаса глаза в немом обвинении смотрели на пораженных приятелей. Кошка словно обвиняла их — парней, а особенно Влада — в том, что сорвавшийся с цепи и вылезший из мусорного мешка монстр оборвал ее жизнь.       — Куда ты дела череп? — повернувшись к ней, задал вопрос Влад.       — Я его выбросила, — с вызовом произнесла она. — Я испугалась и выбросила его в окно. На нем была кровь и… шерсть.       В дальнейших вопросах не было необходимости. Влад и Дэн, как два оглушенных током карася, открыли дверь в свою квартиру и как можно более бесшумней вошли внутрь…