Витрина
Журналов

Байки от Мiрона №66

Комментарии
1

категория журнала | Литература

Байки от Мiрона №66

Руззук хозяин полей. Глава №7.

Бренд: Байки от Мiрона

Автор: Мiронъ А. Мохнатый

Дата издания: 16.04.2018


Руззук хозяин полей. Глава №7
Один за другим друзья обходили дома, и во всех было одно и тоже. Везде порядок, странный запах и никого. - Куда же они все подевались? – Прозвучал полный паники голос Кирилла. Этот вопрос также мучил и остальных. Очередной дом, для друзей стал ловушкой. Поднимаясь по ступенькам, Кирилл вдруг остановился на пол пути. Поднял опущенные в доски ступенек глаза и почти жалобно произнёс: - Ребят, стойте! Давайте не пойдём. - Испугался? – Почти с издёвкой спросил Михаил. - Не то чтобы. –Уходя от прямого ответа произнёс Кирилл. - Что-то мне не нравится этот дом. Услышав довод Кирилла, Маша тоже решила не идти. Михаил же, пожав плечами скрылся в сенях. Его примеру, последовал и Павел. А Таня, усмехнувшись по началу, и одной ногой переступив порог, вдруг не с того не с сего, вышла, крикнув в след парням: - Я тоже, на улице подожду! - Похоже мы тут одни смелые?! – Произнёс Павел, когда они вошли в комнату с русской печкой. Комната ничем, не отличалась от виденного ранее. Ну может, запах был здесь несколько гуще. И казалось, что друзья здесь, не одни. - Паша, глянь! – отвлёк друга Михаил от созерцания старинной иконы. Друг не сразу услышал, уж больно красочна была дощечка. Что-то вроде он видел много лет назад, когда приехал с родителями на похороны прадеда, в далёкую сибирской деревню. - Ты что-то сказал? – Обратился он к Михаилу. - Глянь, погреб открыт! И правда сбитый из нескольких досок, люк, лежал в стороне от «квадрата Малевича». Оба друга приблизились. Из глубин погреба, веяло холодом и у самого края, начиналась деревянная лестница вниз. А ещё, в нос наших героев, ударил запах, не приятный запах. - Ну что спустимся? – Произнёс Михаил. Павел долго колебался. Будучи не трусливее Михаила, в этот раз, парень зароптал. Он несколько раз, перевёл свой взгляд с «квадрата Малевича» на Михаила и обратно. И кивком, дал понять, что поддерживает это решение. Друг, начал спускаться. И когда его голова по равнялась с полом, обернулся к Павлу, словно прощаясь. Мгновение, и он скрылся из вида. А ещё спустя миг, загорелась трофейная зажигалка его дяди. Паша начал спускаться. А когда уровень пола, дошёл до его пупка, вдруг услышал сдавленный вскрик и в ту же секунду, оранжевый свет трофея, погас. Павел стоял словно та еврейка, что оглянулся на Содом. Пока кто-то, а может что-то, не схватил его за лодыжку и столь же быстро потянул вниз. Естественно такого парень не ожидал, глухо вскрикнул, и упал по началу пятой точкой на ступеньки. Ногу не отпускали и в добавок продолжали тянуть беднягу. Поэтому, парень ещё дважды получил удары от ступенек. Сначала, по спине, ну а после, удар пришёлся на затылок. Так как парень он был крепкий, то от удара сознания не потерял. Запах, здесь ещё не много усилился. И в свете, всё ещё горящей зажигалки, Павел успел заметить Михаила. Верней его голову, с кровоточащей раной, а рядом какие-то тени. Не помня себя, он с силой лягнул тащившего, и неимоверно шустро вскочил. Краем глаза увидел ещё одно окровавленное тело. - Что-то они долго! – Начиная беспокоиться произнесла Таня. - Ладно пойду посмотрю. - Произнёс Кирилл. - Поторопи их! – Сказала уже давно нервничая, Маша. Качнув головой, Кирилл стал подниматься по ступенькам. И у самой двери, его сбил, раскрасневшийся Павел. Маша посмотрела в закрывающуюся дверь. Но Михаила, разглядеть не успела: - Где Миша? Павел слетел со ступенек, чуть не сбил и свою девушку. Вот правда самому, устоять не получилось. Подвернув ногу, рухнул рядом с Машей. - Где Миша? – Повторила свой вопрос Маша. Но ответить ему не дали, перепачканные в крови, мальчики и девочки, выбежавшие из дома. Удар кухонного ножа, от дочери того смелого «партизана», смертельно ранил Кирилла. А радостный мальчик, держа в руке окровавленную мотыгу, стал методично наносить удары по темечку Татьяны. Остальные, накинулись на Машу и раненного Павла. Ещё бы чуть-чуть, и всё, но со стороны калитки прозвучало строгое: - Нет!