Витрина
Журналов

Байка от Мiрона №36

Комментарии
1

категория журнала | Литература

Данная байка имеется в первом номере, она не большая и хотел бы узнать ваше о ней мнение, так как , первый номер хоть и был посещаем множество раз, но ни каких знаков внимания нет. Если сей эксперимент удастся в следующем номере будет ещё одна не большая байка из прошлого. И кстати говорю, не только о благостных отметках . И так:
Мы за тобой, придём! Мы за тобой придём! Сказали тени, вдоль стены Проклятье, что на нас, Тобою тоже овладеет. От монитора, меня отвлёк, тихий стук в оконное стекло. Но в себя полностью, пришёл я не сразу. Стук повторился. Потерев двумя пальцами, начинающие уставать глаза, я взглянул на занавешенное окно. Тишина. Повторив ещё раз это действо (протёр глаза), я встал с кресла. Кожа на нём чуть скрипнула. Потянувшись, я услышал, как мёртвую тишину комнаты, огласил хруст. Словно кто-то в лесу, наступил на сухую ветку. Но это была всего лишь моя спина и шея, так бывает, когда употребляешь в пищу не много больше, чем нужно, соли. Мгновение спустя, мои глаза зацепились за серебристую коробочку, что лежала на краю стола. То был портсигар. По колебавшись, не значительное время, я всё же поддался искушению: маленький красный огонёк , пару раз осветил моё лицо и я с наслаждением выпустил дым из лёгких. И снова стук. Не много поразмыслив, я с чуждой мне осторожностью, подошёл к окну. В третий раз , повторился стук . Отбросив сомнения и зарождающийся страх , я резко отдёрнул занавески , ни кого , лишь одинокая луна и кромешная тьма. Столь жуткую картинку, дополняли, периодически захлёстывающие солнце мёртвых, не плотные тучи. В очередной раз я услышал тот самый стук, и на сей раз увидел, кто надомной подшучивал. Дождь, всего лишь дождь. Редкие его капли, стекали по стеклу. Закрывая форточку, я вдруг вспомни, байку, что рассказали мне много лет назад. А вернувшись за стол, решил отложить, написание книги (кстати говоря, под её впечатлением, я и осторожничал), и записать её, так как позволило мне моё воображение и память. Помню так, рассказавший мне её парень, услышал её от отца, а тот от соседей, через пару недель, после покупки дачи. Мне же она запомнилась, по двум причинам: первая, это произошла она здесь (на даче), вторая, история эта была чем -то схожа с одним из романов, западного короля ужасов. В дни случившегося, в округе, кроме не большой деревушки среди леса, только начиналось строительство дачных посёлков. Их насчитывалось не многим меньше десятка. По грибы , в те места ходили не часто , потому лес мог вполне считаться , не хоженым. В лес к тому же опасались ходить, по причине, частых встреч с последствиями, последней войны. Кроме проржавевшего оружия, грибники частенько находили останки враждующих сторон. Семья Никодимовых, была одна из не многих дачников. Глава семейства , сотрудник Московской милиции , не в малых чинах , получил этот участок , уже с домом и облагороженным садом-огородом. До него, этот дом был во владении какого-то зарвавшегося чинуши. Жена , чиновника переехала куда –то за Урал, детей у них не родилось , а сам он до конца дней отправился в лагеря. Так вот , в один из летних дней, вернее на рассвете , сыновья милиционера , отправились в лес . Мать , настаивала , чтобы дети глубоко в лес не ходили , от греха по, дальше. Решив что, дети всё поняли, она с облегчением вздохнула. Первым за калитку вышел Витя , по праву, старшего ( я не уточнил , братья были, близнецы ). Следом, помахав матери ручкой, вышел Олег. - Далеко не ходите!- крикнула им вслед мама. - Хорошо! - был ответ. Свернув с широкой , покрытой гравием дороги , братья шли по узенькой тропе среди ноу хау, всесоюзного масштаба “ кукурузе”. Лес встретил их тающим туманом и прохладой. -Витя, глянь – Олег склонился над боровиком, не малых размеров. - М-м-м, нет, ты лучше на это глянь! Не много в стороне от, стоящей рядом ели, имелась семейка лисичек. - Не плохо брат, не плохо! Огибая деревья, и рыская в траве, они удалились на приличное расстояние. Но корзинки , боле не наполнились. - Вить, что-то ни чего больше нет, может назад, пойдём, а!?! - Наверно, ты прав, пойдём. Обратный путь , было решено не много изменить , вместо похода попрямой , братья пошли в право . - Олег, глянь – Витя повернулся. И радость в этот миг как, корова слизала. Брата Виктор не обнаружил , не за спиной ,ни в ближайших малиновых кустах. Где, обычно можно было найти этого сладкоежку. - Олег, - позвал уже в который раз, он брата. Продолжая, заглядывать в тёмные закоулки. Но Олег, не отзывался. Понурив, в отчаянии голову, взгляд его коснулся корзины. И где-то с минуту, парень не мог отвести его от, Корзинкиных недр. Паника теперь овладела Виктором, с большей силой. На дне берестяного хранилища, лежали лишь лисички. Куда подевались, боровики и подосиновики, скрывавшие под собой лисью семью, этот вопрос перекрыл факт, потери брата. Слегка оправившись, от исчезновения грибов, Витя, осознал, что не помнит дороги к дому. И так: проблема номер один и два (потеря брата и исчезновение грибов), отошли на задний план, теперь ему надо было как-то выбираться из леса. Виктор только сейчас осознал, что идти он не в состоянии. Как бы не напрягал мышцы, ни чего не выходило. Даже руки и шея не могли пошевелится. Но и этот ужас был не един. По прошествию не значительного времени, стелясь по земле и кое- где, редко поросшей травкой, неспешной змеёй к щиколоткам Виктора, подбирался туман. Холод сковал, то место на ногах бедолаги, который обвил туман. Рывок и Витя упал бревном, не имея возможности защитить лицо. Удар, о землю был, но вот боли паренёк не ощутил. А мгновение спустя его поволокли. Садово-дачное товарищество, Волна. Перед участком номер двенадцать, собралось чуть больше десятка, соседей. На ступеньках крыльца, спрятав в ладонях лицо и тихонько всхлипывая, сидела Наталья Васильевна (мать). И в собравшейся толпе, с взглядом забитого щенка, кое- как отвечал на вопросы отца, Олег. - Где, ты видел брата в последний раз? - В лесу.- Хлопая глазами кое- как, произнёс Олег. Отец, хотел было спросить ещё что-то, но понял, что не дождётся от сына толковых ответов и обратился к стоящим вокруг мужикам. - Товарищи, кто со мной! - Да все, пойдём - спокойным голосом сказал круглолицый сосед. Толпа одобрительно загомонила. На поиски отправились не только мужики, но и не которые дамы. После того как убедились что, хозяйка участка номер двенадцать, пришла в себя. В лес, они вошли в трёх местах, чтобы охватить большую территорию для поисков. Солнце было ещё высоко. Та группа которую, возглавлял отец семейства, приблизилась к тому месту, где предположительно братья виделись в последний раз. - Васильевич - относительно громко произнёс круглолицый. Никодимов старший повернулся на звук, голоса. - Что-то нашёл? - Ну, можно и так, сказать?! Торопливым шагом, Григорий Андреевич подошёл, к звавшему. В руке круглолицего была корзинка. Григорий Андреевич, резко выхватил её из руки и взглянул на неё, и в неё. Семейство лисичек по-прежнему, были на дне. Корзинку, он признал. Он лично делал её сыну (имелось у него такое хобби). - Знакомая вещь?- поинтересовался, круглолицый. - Да. Витькина. - обречённо произнёс Никодимов. Витя, лежал в нескольких метрах, от того места где, сейчас стоял его отец. В не глубокой канаве, поросшей кустарником. В добавок, его скрывал невесть как, сохраняющийся туман. Он, был всё ещё в сознании и даже слышал голоса круглолицего и отца. Ещё, паренёк по-прежнему не мог пошевелиться и разглядеть своё тело. Он мог только догадываться, что с телом, что-то не так. Попытка позвать на помощь, не вышла. Витя почувствовал как слова, вернее крик, теряются, не успев, добраться до языка. Ещё пару мгновений он был, и всё. Ближе к закату, а если быть точным, во время заката, люди что искали мальчика, покинули лес. Круглолицый , сопроводил убитого горем Григория Андреевича до дому. На крыльце, сидели в ожидании новостей, младший сын и жена. Увидев, входящего мужа, женщина, бросилась к нему, Олег, помедлив, тоже присоединился к ним. - Рассказывай - потребовала женщина. Взглянув, исподлобья на жену, сильно постаревший, отец семейства Никодимовых, лишь мотнул головой, в знак отрицания. На глаза женщины, выступили слёзы. Вот только теперь, их было не много. Обнявшись (все трое), в тишине, зашли в дом. В комнате, предназначенной для приёма пищи, семейство всё в той же тишине, поужинав, разошлись по комнатам. Казавшийся не вероятным для них сон, не сразу, но овладел, сначала матерью и отцом, а к полуночи и Олегом. Тихий, с периодичностью стук, разбудил парня. Поначалу он, не понял откуда исходит звук, и просто сидел на кровати. Стук повторился. Теперь Олег, смотрел в не занавешенное окно. Кроме верхушек, плодовых деревьев, чёрного неба и белого диска луны, поначалу ни чего не увидел. А через секунду звук повторился, и в левом краю панорамного окна, Олег, что-то заметил. Он прищурил один глаз и стал всматриваться в тот угол. Лунный свет, не позволял разглядеть странный объект, поэтому мальчик слез с кровати и приблизился к окну. В третий раз прозвучал стук. И Олег с ужасом, на конец, таки, разглядел за окном, руку с переломанными (несколько, костей торчали из ободранной плоти) пальцами. Отшатнувшись, Олег, споткнулся. И упал на пятую точку. В этот момент за окном появилась взъерошенная голова. Лицо, Олег признал почти сразу. Хоть и было в грязи. Это лицо, он видел с рождения, играя в саду или перед зеркалом в ванной, когда чистил зубы. Также в глаза бросилось болтающееся на разодранной коже, правое ухо. Взъерошенный смотрел на Олега. Его изуродованный рот, то открывался, то закрывался, казалось, что он что-то говорит. Впрочем, так оно и было. Страх медленно отступил, и Олег приподнялся. Вставая, он не сводил глаз с мёртвого лица. Решение подойти ближе, само по себе пришло в его голову. А открыть окно, последовало за ним. Сейчас он стоял, напротив мертвеца и их не разделяло окно. Виктор по-прежнему, беззвучно открывал рот. Кстати говорят, комната Олега, находилась на втором этаже. Так что если бы кто-то проходил мимо, то скорей всего остолбенел, при виде висящего в воздухе на уровне второго этажа, подростка. И не известно, что бы его могло испугать, что мальчик висит в воздухе или торчащий позвоночник с кусочками рёбер. Виктор, неожиданно поднял руку и прикоснулся, оцарапав плечо брата. Словно током, Олега отбросило на кровать, и тот потерял сознание. Мертвец, широко открыв рот, да так что нижняя челюсть оторвалась и повисла на кровоточащей коже, превратился сначала в серый силуэт, а после и вовсе исчез. -Олежка, сыночек вставай - чуть ли не плача слегка повысив голос, говорила Наталья Васильевна. Мальчик очнулся: - Нет, Витя, не надо! Мать, перепугавшись, отстранилась. В её глазах, паника сменилась не пониманием. - Олежка? Парень, сориентировался, быстро. Посмотрел на мать, потом, на стоящую рядом кровать. Вспомнил события прошлого дня. И из глаз потекли слёзы. Мать и сын обнявшись в полголоса, рыдали. Справа открылась дверь. И в комнату вошёл, мрачный от горя отец. - Олег, перестань рыдать - внезапно произнёс он - она женщина, ей можно, но ты- то уже взрослый мужик, не пристало нам разводить сопли. Женщина, посмотрела на мужа, слова его не сразу оказались ей понятны. Но, всё же, снова отстранившись от сына, Наталья Васильевна сказала: - Да, сынок, не стоит! - Но, мама. Она прислонила палец к его губам. - Вот так, то лучше- с неизменной печалью произнёс отец семейства. На следующий день, в дом к Никодимовым, пришёл, вчерашний круглолицый. А пришёл он, с новостью, печальной новостью. - Проходи, Николаевич - без интереса произнёс Григорий Андреевич.- С чем пожаловал? - Понимаешь, тут такое дело,- круглолицый перевёл взгляд, на сидящих, за столом мать с сыном.- У Ромашковых, тоже беда. Все трое, стали всматриваться в гостя. Поняв что от него ждут, круглолицый прошёл и уселся за стол. - Так вот.- начал он - Этой ночью, из палатки, в которой спала дочка Ромашковых, собственно она и пропала. Возле палатки следы, голых стоп. Олег, потупил взгляд. Он, похоже, уже сообразил что произошло. Но ни чего, вслух не произнёс. Двенадцати летняя девчушка, попросилась у родителей ночь провести в палатке. Сославшись на жаркую ночь. И после не очень долгих сомнений, мать, поглядев на мужа, согласилась. Девочку звали Алёна, и она была знакома с пропавшим Витей. Дети дачников, все были знакомы, у них, даже сплотилась команда. В тот день, когда Витя пропал, семейства Ромашковых на даче не было до позднего вечера. И понятно, что о случившемся, они знать не могли. Это и стало причиной, исчезновения Алёнки. Девочка, проснулась, от шуршания травы возле палатки. И на радостях (она подумала о ёжике), высунулась из палатки. Закричать она не успела, слегка обглоданная лесной живностью ладонь, закрыла ей рот. Утром, родители, подойдя к палатке, ни чего странного не заметили, лишь внутри брезентового домика, царил хаос. Так не похожий, на дело рук их дочки. Олег, выбрав момент, встретился с несколькими друзьями, которых родители, ещё не отправили в город. - Вы слышали, Алёнка, тоже пропала.- Спросил долговязый Артём. - Ой, это Витька, наверно забрал её.- Подала голос коротко стриженая, блондинка, Света. Днём ранее, Олег рассказал о ночном происшествии, друзьям. Парни, согласились с ней. - Наверно, надо что-то делать?- как- то не смело произнёс тонкий очкарик Филя. - Есть предложения?- усмехнулся Олег. Скорчив рожу (приподнял нижнюю губу), Филип, задумался. - Может, попробуем поймать?- не меняя выражения лица, с сомнением произнёс он. - И как, ты себе это представляешь?- включился в разговор самый старший из ребят назвавшийся в своё время, Джек. Собравшиеся друзья, внимательно, уставились на Филю. Но тот лишь, пожал плечами. Пришла очередная ночь. Олег, сидел у окна вглядываясь, во тьму, еле освещённую, редкими фонарями и убывающей луной. Так просидел он, почти до рассвета, пока властитель мира снов, не прибрал его к себе. В доме номер один, на дачных участках "Волна", где жил очкарик Филип, в тот момент, когда Олег пялился в ночь, две "тени" из дома проскочили в лес. Оставив после себя, трёх мертвецов (Филипа, и его деда с бабкой). Такой же эффект, случился и в доме номер три, где проживал с прабабкой , Джек (такое имя он выбрал, начитавшись, американца с фамилией звучащей как столица Англии. Хоть это и было не совсем так). Стук в окно, Джек воспринял сквозь сон, без тени страха. А вот появившиеся в комнате силуэты, заставили покрыться его мелкой дрожью. - Витя, Алёнка?! Что, вам нужно. Уже хорошенько подгнивший Витя, посмотрел единственным глазом на подружку. - Скажи, ему. - Мы за тобой - приблизившись к Джеку, тихо шипя, произнесла она. Парень, хоть и был не робкого десятка, но слова девочки, заставили его забиться в угол. Мгновение спустя, мёртвая парочка рвала своего друга. То, что девочка была тоже мёртвой, сомнений не вызывало. Три плоских шрама, выделялись на белой словно снег, шее. Неладное, первой заметила, бабка Джека. Она по привычке, вышла на улицу через час, после рассвета. И решила зайти, к Марфе Романовне (бабка Филипа) за козьим молоком. В одноэтажном, добротном доме, царил беспорядок. На одной из стен, были кровавые следы. Женщина от увиденного, лишь слегка покачнулась. В сорок четвёртом, на западной Украине, ей доводилось видеть и более жуткие вещи. Подругу она нашла, чуть поодаль от второй двери, ведущей в палисадник. Деда Кирилла, у похожих на могилки, грядок. Сам Филип, и милицией, найден не был. Поиски Джека, тоже ни к чему не привели. От него, осталась только разодранная со следами крови рубаха. Для Олега, и оставшихся детей, дачное лето, подошло к концу. Спустя несколько дней, милиция, потеряв двух своих людей, завершила жизненный путь, банды, промышлявшей грабежами и разбоем. И соответственно, повесили убийства и похищение детей на них. Полковник Никодимов, не останавливал поиски детей до конца ноября, то есть до снежного покрова. С каждым днём, всё больше походил на пугало с полей Техаса. Его даже хотели отправить на пенсию, но благоразумно рассудив, решили, как говориться от греха подальше (понимали, что на пенсии он быстрее загнётся), этого не делать. Благодаря жене, через пару месяцев, сорока пяти летний мужчина (правда, за время скорби он превратился в старика) вновь стал более живым (всем бы таких жён). Новый сезон, дачного лета, был открыт Никодимовыми, в начале июня. А спустя несколько дней, приехали и остальные. Дом, Филипа тоже не пустовал, в нём поселились дальние родственники из Пскова. У той семьи, была дочь, чуть за двадцать и сын, ровесник Олега. Первые дни, Олег с опаской, ложился спать. Боялся, возвращения брата. И того что, за этим последует. С родителями о Витьке больше не говорил. С друзьями тоже. Лишь в один из первых дней, новый сосед, затронул эту тему. Но Олег, вскользь сообщил, краткие сведения и больше, темы той не касался. Вымотавшись за день, Олег, не поужинав и не раздеваясь, бухнулся на кровать. Даже сандалии не скинул. И стоило ему только прикрыть глаза, как попался в сети властелина сна. Видение что пригрезилось Олегу, относилось к тем временам, когда они с братом и дружной компанией, веселились на озере, за деревней. Во сне, ему казалось что, ни чего с братом и друзьями не произошло, что все, как и прежде, хорошо. Сцена, на озере резко оборвалась. Теперь Олег находился, посреди леса. Один. В руке, была корзинка. Наполненная, отборными грибами. Вот только вес её был не много больше чем надо. Олег, поставил её на землю рядом с раскидистым папоротником. И не отдавая отчёта своим действиям, стал освобождать её нутро от грибов. На дне, обрамлённая грибами, лежала голова, парня, что въехал в дом Филипа. В ужасе, он отпрянул. Ещё не давний шум леса, словно выключился, как звук на радио приёмнике. Стало так тихо, аж в ушах зазвенело. Мгновение, и лицо в корзинке, открыло пустые (во всех смыслах), глаза. Волосы, на затылке Олега, зашевелились, и он хотел было отползти, но голова вдруг заговорила: - Мы, за тобой, придём! Дом покойного Филипа. При тусклом свете бра, новый друг Олега, дочитывал роман, "Двадцать тысяч лье под водой". В доме он находился в одиночестве, родителей пригласили на "вечеринку" соседи, что жили в трёх домах от него. Стук в дверь, ведущую во двор, мальчик сразу не расслышал. Только лишь когда, тот повторился в третий раз, Арсений (так его звали), отложил книгу и подошёл к двери. Открывать её он не спешил. Припоминая, рассказ Олега. Вероятно если бы выше упомянутый, рассказал всё как было, судьба Арсения, пошла бы по иному руслу. Не дожидаясь очередного стука, парень открыл дверь. Хотя вполне осознавал, что стучать в ту дверь ни кто не может. Родители в гостях, а больше ни кого в доме и нет. Разве что, Муська (кошка матери) встрепенулась, когда он мимо проходил. Открыл он её довольно широко, можно сказать, настежь. Но по ту сторону была лишь ночь. Арсений вышел из дома, заглянул под деревья, посмотрел за дверью, а убедившись, что ни кого нет, вернулся в дом. Первое что он увидел, когда затворив дверь, повернулся, это была Муська. Она лежала на полу в бордовой луже, с не естественно вывернутой головой. От чудовищной картинки, отвлёкся почти сразу, теперь его внимание привлекли, босые ступни. Чем выше поднимались, его глаза тем шире они становились. Реакция эта, объяснялась просто: на уровне рваной и местами истлевшей юбки, находились изуродованные колени, которые вряд ли могли принадлежать, ходячему человеку. Не говоря уж о девочке, плавно переходящей в статус девушки. Одна рука, сохранилась получше второй, на ней сохранялась частично, плоть. Следующее что он увидел, заставило Арсения, попятится. Дверь, легко открылась и парень споткнувшись о порог, упал причём настолько не удачно, что сломал шею. Сон как рукой сняло. Олег вскочил с кровати как ошпаренный. Спокойствие к нему пришло, несколько позднее. Уже сидя, Олег ощутил ледяное дыхание ветра. В открытое окно, тяжело перелезая, и не сводя с него пустых глазниц, в комнату медленно залезал брат. А лунный свет, просачивался сквозь истлевающие тела, четверых у стен. Мiронъ А. Мохнатый. Декабрь ...15ого. Конец.