Витрина
Журналов

Археолог №8

Комментарии
0

Категория:Хобби

Бренд:Археолог

Название выпуска:Археолог

Автор:Владимир Гирька

Солдатские письма двухтысячелетней давности

На сегодня известно несколько десятков римских солдатских писем, датировка которых колеблется в широких пределах между I и VI вв. н.э. Как ни один другой источник эти документы отражают чувства простых людей. Познакомимся с этими письмами поближе. Возраст рекрутов, поступавших на службу в римскую армию императорской эпохи, колебался между 17 и 35 годами. У большинства из них были семьи, родители, братья и сёстры, у некоторых имелись жёны и дети. Эпиграфические документы, имеющиеся в распоряжении современных историков, свидетельствуют о том, что, несмотря на продолжительный срок военной службы, солдаты продолжали поддерживать отношения со своими домашними. Они обменивались с ними письмами, передавали посылки и даже иногда навещали их во время отпуска. Из всех бывших провинций Римской империи Египет выделяется климатическими условиями, особенно благоприятными для сохранения органических материалов, в том числе и папируса, на котором велась повседневная переписка. При раскопках местечка Каранис (Καρανίς), современного Ком Аушим в северо-восточной части Фаюмского оазиса, в начале ХХ века было найдено большое число папирусов, некоторые из которых принадлежали военным. Население Караниса имело смешанный характер. Бок о бок с египтянами здесь проживали потомки греческих колонистов, расселённых в начале III в. до н.э. царём Птолемеем II Филадельфом. После завоевания Египта Римом в Фаюмском оазисе стали селиться ветераны римской армии, сыновья которых часто наследовали профессию своих отцов. Некоторые из них обладали римским гражданством, что позволяло им служить в легионах. Другие гражданских прав не имели, и потому могли служить лишь в составе вспомогательных частей и на флоте. Подавляющее большинство найденных здесь документов написано по-гречески, однако содержит в себе многочисленные ошибки. Это говорит о несколько поверхностном уровне эллинизации местных обитателей, которые в повседневной жизни параллельно говорили на двух или на трёх языках сразу.
Автором одного такого письма, датируемого началом II века, является Аполлинарий, который попал служить в Мизенский флот, базировавшийся в Италии на побережье Неаполитанского залива. Скорее всего, Аполлинарий не имел римского гражданства, поэтому и попал во флот. Как свидетельствует анализ происхождения известных нам по надписям моряков Мизенского флота, не менее трети из них были египтянами. По выходу в отставку они получали латинское гражданство. Письмо Аполлинария матери Вручить Таис в Каранисе от её сына Аполлинария из Мизена. Прежде всего я молюсь о твоем здоровье. У меня все хорошо, и я молюсь за тебя перед здешними богами. Я хочу, чтобы ты знала, мама, что я прибыл в Рим в добром здравии на 20-й день месяца пахона и меня тотчас направили в Мизен, хотя я до сих пор еще не знаю названия своей центурии, поскольку еще не был в Мизене до этого момента, когда я пишу это письмо. Я прошу тебя, мама, больше озаботиться собой и не беспокоиться обо мне, поскольку я нахожусь в прекрасном месте. Пожалуйста, напиши мне о своих делах, о моих братьях и наших соседях. И как только я найду посыльного, я напишу тебе, никогда не буду медлить написать. Множество приветов моим братьям и Аполлинарию, и его детям, и Каралу и его детям. Привет Птолемею и Птолемаиде и ее детям и Гераклиде и ее детям. Приветы всем, кто тебя любит, каждому по имени. Я молюсь о твоем здоровье. Ещё одно письмо из Мизена написано романизированным греком Антонием Максимом Апионом своему отцу Епимаху. В отличие от Аполлинария, автор письма являлся не моряком, а солдатом, командированным в Мизен по какой-то военной необходимости. Как указано в письме, он служил в I-й Апамейской когорте и надеялся на скорое продвижение по службе. Место стоянки Апамейской когорты во время написания письма неизвестно, а в IV в. она находилась в Верхнем Египте, в составе гарнизона Фиваиды. По-видимому, Апион служил где-то на территории нома Арсиноя, недалеко от дома, куда периодически наведывался. Известно ещё одно его письмо, на этот раз сестре, в котором он просил передать привет своим жене и сыну, оставшимся дома. Письмо Апиона отцу Апион Епимаху, своему отцу и господину множество приветствий! Прежде всего я молюсь о твоем здоровье, и чтобы все у тебя было хорошо, а также и у моей сестры и ее дочери, и у моего брата. Я благодарю Сераписа за то, что он вмешался и спас меня, когда я пребывал в опасности в море. По прибытии в Мизен, я получил от Цезаря три золотых на покрытие дорожных расходов. И у меня все хорошо. Прошу тебя, мой господин и отец, написать мне письмо, рассказать, во-первых, о своем благополучии, во-вторых [о благополучии] моих брата и сестры, и в-третьих позволить мне выразить почтение написанному тобой, потому что ты хорошо выучил меня, и теперь я надеюсь на быстрое продвижение по службе, если боги так пожелают. Передай множество приветов Капитону и моему брату, и сестре и Серенилле и моим друзьям. Я послал вам с Евктемоном свой портрет. Мое римское имя Антоний Максим из центурии Афенона. Молюсь о вашем здоровье. [Постскриптум] Серен, сын Агафодемона, приветствую тебя, и… Турбон сын Галлония, и…. В Филадельфию Епимаху, от Апиона, его сына. [Передано] в лагере первой апамейской когорты Юлиану, заместителю секретаря по прошениям (antilibrario), от Апиона для последующей отправки его отцу Эпимаху.
Одними из интереснейших в своём роде являются письма Гая Юлия Аполлинария, солдата, а затем принципала III-го Киренаикского легиона. В 106 г. легион, ранее находившийся в Александрии, был переведён в недавно образованную провинцию Аравию. Дважды в своих письмах Юлий Аполлинарий упоминает о карьерных работах, которыми были заняты солдаты легиона, по-видимому, строившие дорогу от старой столицы Набатейского царства Петры до резиденции наместника римской провинции Бостры. Остатки этого пути, Новой дороги Траяна, существуют и сегодня. Письма Юлия Аполлинария обнаруживают наличие системы развитых социальных связей. Причём как вертикальных (автор, по-видимому, заручившись покровительством богатого торговца пряностями, смог добиться у наместника провинции Клавдия Севера повышения по службе), так и горизонтальных, в которые были вовлечены соратники, друзья и земляки, при помощи которых можно было передать домой письмо или подарки для родных. Письмо Юлия Аполлинария отцу Юлий Аполлинарий – Юлию Сабину, дражайшему отцу, множество приветствий! Прежде всего, я молюсь о твоем добром здравии, которое для меня желаннее всего, поскольку я почитаю тебя наравне с богами; меня обеспокоило то, что я очень часто писал тебе через знаменосца Сатурнина, также через Юлиана, сына Лонгина и [через Диоса] и до сих пор еще не получил от тебя письма, рассказывающего о твоем здоровье. Тем не менее, теперь, будучи спрошенным, уделяй свое внимание необходимости перед всем прочим, прежде чем написать мне о своем здоровье. Неоднократно я просил Лонгина, который передает тебе письма, чтобы он взял что-нибудь для тебя, но он отказывался, говоря, что не может; но я хочу, чтобы ты знал, что Домиций, хранитель оружия (armicustos), [наконец, согласился взять корзину], в которой… для тебя. Мои дела идут хорошо. После того как Серапис привел меня сюда, в то время как другие… целый день напролет рубят камень и делают другие подобные вещи, вплоть до сегодняшнего дня я оставался свободен от этих трудностей; я попросил Клавдия Севера, консуляра, сделать меня секретарем в его канцелярии, на что он ответил: «Сейчас нет подходящей вакансии, однако сейчас я сделаю тебя секретарем легиона с надеждами на последующее продвижение». С этим назначением я пошел от консуляра к корникуларию легиона. Поэтому, если ты меня любишь, превозмоги боль и прямо сейчас напиши мне о своем здоровье, и, если ты волнуешься за меня, пошли мне льняные одежды через Семпрония, поскольку продавцы приезжают к нам из Пелусия каждый день. Как только префект начнет предоставлять увольнения, я буду стараться изо всех сил, чтобы приехать к тебе немедленно. Привет тебе, Волузий Прокл, а также и Лонгин Пакций, Валерий Семпроний, Валерий Герма…, Юлий Приск, Аполлинарий, …ион и все их товарищи. Привет Юлия, моя сестра и госпожа, также Серапия и моя мать, бабушка Самбатион, Термутис и ее дети, отец Пакция, и все соседи, каждый в отдельности, кто дома. Я молюсь о вашем хорошем здоровье. 10-й год правления Траяна, нашего господина, 30 фаменута (26 марта 107 г.). Я благодарю Волузия и Лонгина Барбара. Вы скажете Афроду, сыну торговца пряностями, что меня включили в список когорты в Бостре. Она находится в 8 днях пути из Петры и…; (Оборотная сторона)… солдат…
Письмо Юлия Аполлинария матери [Аполлинарий] Тасухарион, [моей] матери и госпоже, множество приветствий! Прежде всего я молюсь о твоем добром здравии, поскольку выразить тебе почтение и найти тебя в живой и здоровой для меня желаннее всего. Ты… я […] если я знаю […] для… еще […] из [моих] родителей, и это – самое большое мое желание. Каждый день я вспоминаю о тебе и при этом я не могу есть, не могу пить, я плачу […] оставить меня одного […]… Я благодарю Сераписа и добрую Фортуну, что, в то время, как все тяжело трудятся и целый день рубят в карьере камни, я, являясь принципалом, ничего не делаю. Я получил немного денег и хочу послать тебе в качестве подарка финикийской посуды; но, поскольку ты так мне и не ответила, я до сих пор еще не нашел человека, которому мог бы доверить [этот подарок] ввиду продолжительности поездки. Поскольку прекрасные ткани и черное дерево (?) и жемчуг и мази привозят сюда в большом количестве (?). Поэтому я прошу, чтобы ты, моя госпожа, пребывала… веселой; поскольку это – хорошее место. Если ты огорчена, мне также плохо. Возьми на себя труд найти моего друга в Александрии, так, чтобы через него я мог бы получить льняного полотна, поскольку здесь его нет. Здесь очень жарко и ничего не происходит. Я также прошу тебя не ссориться с моей госпожой Юлией, так как Вы знаете это… защищает меня вдвойне (?) …. Я молюсь о возможности воздать тебе почтение и найти тебя в добром здравии. Если ты получила… Я прошу ответить мне без задержки относительно твоего здоровья, так, чтобы сам я также успокоился. Привет Юлия, Серапия моя сестра и госпожа, бабушка Самбатион…, Эрос, маленький Птолемей… мой брат, Аммония и их дети, Бетес, Диус, Птолл…, Птолла. Клемент… ушел со своими людьми. Я приветствую всех тех, кто дома. Я молюсь, чтобы вы пребывали в благе и счастье. 25 мехеира. (Оборотная сторона) Доставить Юлии, для [Тасухарион], моей матери.
Ещё одно письмо происходит из местечка Тебтюнис, также расположенного на территории Фаюмского оазиса. Как и предыдущие документы, оно было найдено сильно повреждённым в начале ХХ века, но прочитано лишь недавно. Его автором являлся Аврелий Поллион, по-видимому служивший во II-м Вспомогательном легионе в Нижней Паннонии. Его письмо домой, обращённое к брату, сестре и матери, «торговке хлебом», выглядит как послание человека, который отчаянно пытается связаться со своей семьёй и уже отправил им 6 писем, оставшихся без ответа: Письмо Аврелия Поллиона семье Я днём и ночью молюсь о вашем здоровье и всегда почитаю за вас всех богов. Я не перестаю писать вам, но вы не думаете обо мне. Но я всегда исполняю свой долг и пишу вам и не перестаю думать о вас и хранить вас в сердце. Но вы ничего не пишете мне о своём здоровье и о том, как ваши дела. Я беспокоюсь о вас, потому что вы часто получаете от меня письма, но не отвечаете мне, так что я не знаю, что с вами. Я послал вам шесть писем. Когда вы вспомните (?) обо мне, я получу отпуск у консуляра (командира) и приеду к вам, чтобы вы знали, что я ваш брат. Ибо я не просил (?) у вас ничего для армии, но я виню вас в том, что, хотя я пишу вам, никто из вас (?)… не отвечает. Смотрите, ваш (?) сосед… Я ваш брат.