Витрина
Журналов

19:50 №1

Комментарии
0

категория журнала | Литература

19:50

19:50

Бренд: 19:50

Автор: slimgod72

Дата издания: 05.02.2017

Этот рассказ о мечте одного человека, ныне с намиуже не живущего. Он был известным на тот момент ученым, стоявшим у истоковразработки ЭВМ в русскоговорящих странах. Этот академик носил имя поэта,являющегося самым ярким представителем новокрестьянской лирики, и фамилию,которая ассоциировалась с прекрасной и белоснежной птицей - выдающийся деятель,который создал одного из первых советских роботов в далеких пятидесятых годах.Перед самой смертью ученого мучил всего один единственный вопрос, связанныйс несовершенством искусственного интеллекта, в созданной им машине. В последниегоды жизни он пришел к тому, что человеческий индивид, в отличие от робота,является неисчерпаемым в информационном плане. Общаться с одним и тем жечеловеком будет всегда интересно, ввиду того, что он постоянно что-то узнает врезультате функции обучения, а также, что самое важное, самолично генерируетновую информацию. В ЭВМ формата “человекоподобный робот” все данные загруженыпо умолчанию, и так называемые научные знания, сведения и факты о миреконсолидированы в одной точке все и сразу. Знания знаниями, но планету-тодвижут совершенно другие процессы, отличные от сухих наборов простых фактов оней. Академик это понимал и мечтал сделать так, чтобы машина обладала этимисилами, чтобы робот мог самостоятельно и без вмешательства человеческой особиизменить мир. 
Ученый не всегда увлекался робототехникой.Первым его проектом в послужном списке были овощи, которые под воздействиемгенной инженерии могли регенерировать свою же ткань. Грубо говоря, вы отрезаетеполовину помидора, а она потом сразу же отрастает. Получается, что потребителюнеобходимо будет покупать лишь один вид продукта и использовать его хоть всюжизнь, так как процессы порчи тоже были остановлены в результате наисложнейшихпроцессов стерилизации. Позже, ученый для себя решил, что проект слишком мелокдля него и перешел к углублению в свою основную дальнейшую деятельность -робототехника и искусственный интеллект, оставив проект с генной инженерией наполпути. 
Каждое утро ученый спрыгивал сразу на обе ноги скровати, чтобы наверняка вставать с той, которой нужно. Началось все со случая,когда однажды один молодой лаборант у него спросил: "Вы что, не с той ногивстали, профессор?" Академика этот вопрос поставил в тупик и в будущем онвсе время поступал уже именно так. Это действие очень емко характеризуетнеоднозначность и педантичность нашего героя абсолютно во всех жизненныхаспектах. 
Вместе с ним в лаборатории работала еще имолодая брюнетка по имени Нана. Комично, что у Наны в сумке всегда былааудиокассета группы “Нана” наудачу. Работа над проектом у ученого заняла большесорока лет, через его лабораторию прошло много людей-исследователей, но Нана сосвоим возлюбленным были самыми близкими для него. В то время уже подходил кконцу 1993 год. Именно в этом году академика поджидал самый неожиданный длянего исход событий. Ученый с птичьей фамилией умер, возложив свое дело и мечтуо роботе с душой на хрупкие плечи молодой Наны и ее коллеги и, посовместительству, объект обожания Тимура. 
На дворе был полдень, первый день октябрядевяносто четвертого года, Нана расхаживала с папкой и документами полаборатории. 
- Как же прописать ему программу боли... Как? Онвсе равно ее не чувствует. Я колочу ему по ноге, а ему хоть бы что, - ругалсямолодой ученый. - Ни в какую. 
- Слушай, я вообще считаю, что нужноразграничить для начала ее виды, - отвечала Нана, с пафосом раскручивая ввоздухе ручку. - Систематизировать их. 
- В смысле? 
- Ну, виды боли. Ну, там, душевную, физическую. Тыслишком уперся именно в физическую. 
- Душевная боль... 
- Ладно, давай лучше подумаем, как код намикросхему положить и прописать ровнее. У меня есть идея по поводу тактильнойповерхности, но нужно будет не хило потратиться на материалы. Думаю, Серега бынаверняка поддержал эту идею. 
- А ну-ка поподробнее! - восторженно крикнулТимур и стремглав подбежал к девушке. 
Дело в том, что у Тимура и Наны постоянновозникали разногласия на почве общего дела. Тим был по своему складу уматехником и ему были чужды идеи Сергея о генерации человеческой души, что нельзябыло сказать о Нане. До того, как начать заниматься компьютерной электроннойтехникой и инженерией Тимур вел скромную и размеренную жизнь мальчика, которогоне очень-то любили сверстники. По своей сущности он был очень добрым, муху немог обидеть, и даже в случаях, когда мошки попадали ему в глаза, аккуратнодоставал их оттуда и отпускал на волю. Наряду с этой добротой в себе, онсчитал, что все вокруг него наоборот есть зло и что всего-то и надо выбрать изэтого меньшее. Он постоянно ждал подвоха от людей, даже от самых близких.Молодой ученый каждое утро занимался пробежками. В своей голове он четко делиллюдей по странному критерию на тех, кто бегает по утрам и тех, кто бегает отреальности. После знакомства с академиком, разработавшим ЭВМ и, в дальнейшем,человекоподобное существо, Тимур окончательно возвысил себя во внутреннейимперии до самого настоящего вершителя этого бытия. Он считал, что на неговозложена миссия свыше и что он прямо сейчас творит историю. Что касаетсявнешних признаков, то он был длинноволосым и смуглым мужчиной, похожим нарок-музыканта. 
Разработка машины подходила к концу, всечеловеческие чувства были успешно смоделированы, базы научных знаний такжезагружены. Весь октябрь ребята занимались тестированием робота, и результатыбыли действительно поражающими. Иногда казалось, что эта железка их совместныйребенок, а Сергей его покойный дедушка, да и отношение у них к ней былосоответствующим.  
- Ты постоянно пилишь меня за мои попыткипознания мира на интуитивном уровне, - начала Нана. - Сергей же на это и хотелупор в роботе сделать, он хотел, чтобы у робота появилась... 
- Душа? - перебил Тимур. 
- Да. 
- Бред! Как ты собираешься имитировать то, чегонет? Давай заканчивать тестирование, и кликнем уже к руководству. Иногда мнекажется, что это не Сергея мечта, а твоя. Ты так сильно этого хочешь, что дажеон тебе уступает в этом дурацком стремлении. Что за чертовщина? Пора ужепродвигать наше дело, мы и так изменим мир, когда наше творение обрастетмассовыми потребителями. Мечты Сереги должны покоиться вместе с ним, простиГосподи! 
- Но он мечтал о другом! - Нана жалостливомямлила. - Техника - техникой, куда интересней познать внутреннюю составляющуючеловека, его магический стержень, так сказать. И да, ты прав. Я действительномечтаю об этом не меньше Сергея. 
- Сергея нет, есть мы, реальные люди, а этомашина, которая просто должна служить нам, как чайник. Как плита. Серега былочень сильной личностью, вот и его идеи тебя заразили, такое бывает. Ты даже непонимаешь, что это не твои мысли, а влияние другого, более сильного человека! Эх-х-х-х…Пойду, перекурю. 
Нана грустно посмотрела на него и началанабирать на аппаратной установке программу. В этот момент ей пришло в головунамеренно начать путать код, который отвечает за четкое выполнение человеческихкоманд. Она сменила скрипт на максимально безопасный, как ей казалось, ихаотичный рандом отклика на команды. Ей хотелось запороть презентацию роботаперед руководством. Назло Тимуру, она испортила программу, чтобы командаинвесторов и лаборантов забраковала проект, и она могла дальше над нимработать, даже если придется пожертвовать отношением самого дорогого для неечеловека. Ей надоело, что Тим постоянно бередит идею старого академика. Чужаяидея стала для нее роднее любой собственной. 
Начальство и спонсоры проекта собрались вогромном зале, для того, чтобы насладиться презентацией робота. Толстые мужчиныв строгих костюмах внимательно изучали представленный экземпляр машины. Тимурвосторженно презентовал все прелести и потенциальные возможности робота, в товремя как Нана тихо стояла в уголке. Тим постоянно пытался искать отклик вНане, во время своих громогласных речей, но почему-то не получал нужной ему отдачив ее взгляде. Через десять минут он начал запинаться и терять уверенность.Наконец, начальство попросило показать робота в действии. Сначала все шло, каки планировалось, машина четко отвечала на вопросы в области истории игеографии, астрофизики и литературы, позже Тимур заставил пройтись её вдольлинии гуськом, пока не началось действительно страшное. Хаотичность отклика,что прописала ему Нана, выдала команду, которая понесла неожиданный характер.Робот быстро начал набирать скорость и схватил Тимура за глотку обеимиконечностями. Одним движением руки он переломал ему горло набок. 
Начальство сразу же начало покидатьпрезентационную лабораторию, зазвучала сирена тревоги. Нана в слезах и шоковомсостоянии покинула помещение вместе с руководством, после чего группаспециалистов обезвредила робота, полностью отключив его от питания, выломавосновной чип и выведя из строя дистанционную панель управления. 
Этот инцидент мелькал в большинстве газет и нателевидении, каждый раз напоминая Нане о Тимуре и о причастности ее"шалости" в его смерти. Никто так и не узнал, что погрешность впрограмме была ее рук дело. Страшно было даже представить, что злость кнепониманию молодого человека вылилась в то, что проект был загублен, а Тимурабыло уже не вернуть. Минутная эмоция вылилась в действие, которое повлекло засобой роковое событие, поставившее крест на деле всей ее жизни. Огромный крестна мечте, которую хоть и посадил в ее голову другой человек, но проросла онамощным и крепким деревом, уход за которым и стал для нее основным смыслом ксуществованию. 
Последующие пять лет она находилась в глубокомтрауре и депрессии. Ее постоянно мучили кошмары, в которых робот приходил к нейво сне, прямо как живой и спрашивал, почему она не научила его правильно жить.Он спрашивал, почему она сделала его таким глупым. Академик, стоявший у истокапроекта, как мы уже оговаривали, мечтал о душе внутри железного тела.Единственное, что хоть как-то утешало Нану в этот период жизни, так это мысли отом, что душа у этого создания действительно появилась, раз она постоянноприходила в ее голову томными ночами. Душа этого робота, который по ее вине былнаделен хаотичным разумом и поведением страдала, но при этом она обладалаличиной и жила внутри ее окончательно сбрендившей от горя головы. По утрам онаварила себе кофе в хорошем настроении, с мыслями, что цель достигнута, хоть итаким страшным путем. Внутри ее головы образовалась жизнь и хоть это до ужаса идрожи пугало её, но, в свою очередь, и одновременно давало главный источник силна дальнейшее существование.  
Шел 2014 год, снова осень. Нана тихо бродила поулицам Санкт-Петербурга и курила электронную сигарету. Совсем недавно онапереехала в этот серый город. Осенняя пора и одиночество стен строенийвдохновила ее на то, чтобы усыновить приемного ребенка. В Питере она жила ужетретий год, устроилась работать продавцом косметики, чтобы максимально отойтиот дела, в котором она специализировалась большую часть жизни. Нана намеренноустроилась на простую должность, чтобы погрузиться в какой-нибудь отличный отпривычного мир, чтобы максимально забыть свое сложное и мрачное прошлое. Тихаямаска продавца-дегенерата ее успокаивала. Что касается ребенка, которого онаусыновила, то он никогда не узнает, что ее мать в прошлом была ученым. Нанамаксимально хотела постараться насчет этого. Ребенок должен думать, что егомать вполне себе заурядная одинокая женщина, не очень образованная и ни к чемуне стремящаяся, зато она будет любить свое чадо, любить всем сердцем. 
В начале ноября Нана усыновила девочку и назвалаее Виктория. Девочка ознаменовала ее победу над прошлым и все свои силы и мыслиона вкладывала исключительно в этого приемного ребенка. Прошло определенноевремя, жизнь устаканивалась, Вике уже стукнуло 4 года, когда она впервые увиделаспящую в испарине мать, издающую истошные крики в ночных кошмарах. Маленькаядевочка молча, и с испугом стояла на входе в комнату матери и плакала, глядя нато, как мучается Нана. 
- Мамочка, мамочка, не плачь! 
Нана проснулась и, наспех вытерев слезу, обняладочку. 
- Мамочка, мамочка, машинке больно, машинка тожеплачет! 
- Что... Викусь, что ты сказала? 
- Машинке больно, мама! 
Нана с ужасом смотрела на дочь, которая ни стого ни с сего убежала в свою комнату. Она с ужасом заорала. 
- Какой машинке, ты, что ты такое говоришь,милая? 
- Машинке, машинке, - кричала Вика, убегая вседальше и дальше. - Машинке, что ты родила до меня! 
- Я... Я никого не рожала... 
- Рожала, рожала! Она мне все рассказала, онамне ябедничала на тебя! Говорила, что ты заставила машинку убить папу! Машинкаглупая, машинка и послушалась! 
- А-а-а! Какой ужас, что ты такое говоришь!Господи, милая, какой ужас. 
Вика неожиданно принялась бежать на кухню исхватила нож. Нана в ужасе помчалась за ней. 
- Доченька, зачем тебе это? 
- Машинке очень грустно, мне нужно ей помочь. Япойду к машинке! 
С этими словами девочка вонзила себе нож вгорло. Нана на бегу с грохотом и панике в глазах свалилась на пол. Раздалсяистошный крик. 
Нану направили в психиатрическую лечебницу.Первое время шла серия судебных процессов по поводу якобы убитой маленькойдевочки. Походу следствия решили, что за решетку ее сажать бесполезно иограничились направлением на содержание в больнице. Нана истощала, ее постояннонакачивали таблетками. Робот продолжал ей сниться, вместе с ним уже была Вика,она почему-то держала его за руку и молча, улыбалась. 
В клинике Нана ни с кем не общалась, большуючасть времени она смотрела мультфильмы по телевизору, переключая лишь в техслучаях, когда тематика мультфильма хоть как-то пересекалась с темойробототехники. Она окончательно деградировала. Та светлая голова, которой онаобладала во времена занятий проектом, была полностью уничтожена этой чередойнесчастий. Очередной мультфильм закончился, и Нана просто сидела и слушалагрустный саундтрек к нему во время титров. Медленно она начала засыпать. 
В этот раз в ее сон пришла Вика и Тимур. Онибыли с роботом. Все трое держались за руки и подпевали в унисон к саундтрекумультфильма. Неожиданно, из темноты вышел академик, он улыбался и хлопал.  
- Спасибо, Нана, моя мечта исполнилась! Я такмечтал, чтобы у этой железяки была душа, а теперь... Она есть, хоть изапутавшаяся в своих мыслях. Ты так мне помогла... 
- Я тебя ненавижу, Сергей, вы погубили моюжизнь, я в лечебнице, я... Тимур погиб, Вика. 
- Ну и что? А знаешь, как я сильно мечтал? Всюжизнь на это посвятил, не страшно, не беда, что кто-то погиб. Люди же должнысвоих целей достигать в итоге, да? Если бы не твоя голова, то так бы у меня ине получилось ничего. Видишь, как оно бывает, меня уже нет, а дело мое живет.Сила желания безграничная. 
- Что? 
- Я так сильно этого хотел, что после моейсмерти это желание никуда не улетучилось, и реализовалось здесь, в твоейголове, настолько уж оно было сильным. Ты меня прости, пожалуйста, я, правдаэтого очень хотел, а способ это уже десятое. 
- Что? Получается, что вы так сильно этогохотели, что... 
- Что стал паразитом твоей головы, но желание-тоисполнилось, видишь? 
- Это полный бред, за что вы так со мной, я жевсячески вам помогала! Посмотрите, моя жизнь разрушена… 
Сергей скрестил пальцы рук. Продолжал игратьмотивчик из мультфильма. Он задумчиво молчал и смотрел на улыбающееся триоробота, Тимура и Вики.  
- Мы внутри тебя, твоей головы, если хочешь,можем и тебя здесь оставить, это твой мир, никто его не рушил, а все остальноеведь лишнее. Ты же не любишь ничего другого, ведь, правда? 
Академик улыбнулся максимально широко. 
- Оставайся с нами, Нан, оставайся! 
Робот, Тимур и девочка начали повторять слово“оставайся” практически в унисон и все вокруг улыбались ей. 
Спустя полчаса кто-то из пациентов указал, напотерявшую сознание девушку. Нана впала в кому в девятнадцать часов пятьдесятминут, из которой не вышла и сей день. 
  
Посвящается Анастасии Волк.